||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 ноября 2000 г. N КАС00-444

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Федина А.И.

членов коллегии: Петроченкова А.Я., Толчеева Н.К.

с участием прокурора: Федотовой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 9 ноября 2000 г. гражданское дело по жалобе С. на абз. 3 п. 28 Положения об осуществлении сотрудниками Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству надзора за деятельностью арбитражных управляющих, утвержденного распоряжением Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО России) от 27 августа 1999 года N 23-р по кассационной жалобе С. на решение Верховного Суда РФ от 3 октября 2000 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения представителя ФСФО Дворницына Ю.А., возражавшего против удовлетворения жалобы, выслушав заключение прокурора Федотовой А.В., полагавшей жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

 

установила:

 

распоряжением ФСФО России от 27 августа 1999 года N 23-р утверждено Положение об осуществлении сотрудниками Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству надзора за деятельностью арбитражных управляющих.

С. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой на абзац 3 пункта 28 данного Положения, предусматривающий, что решение о приостановлении действия лицензии арбитражного управляющего может быть принято в случае систематических недобросовестных, некомпетентных или неэффективных действий арбитражного управляющего, приводящих к ущемлению прав и законных интересов должника и его кредиторов, а также государственных интересов.

В обоснование жалобы заявитель сослался на то, что это указание противоречит требованиям закона и нарушает его права и интересы при осуществлении обязанностей арбитражного управляющего.

Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.

В кассационной жалобе С. ставит вопрос об отмене судебного решения, полагая выводы суда о соответствии оспоренного акта закону ошибочными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Отказывая в удовлетворении жалобы, Верховный Суд РФ пришел к правильному выводу о том, что оспоренное указание нормативного акта соответствует требованиям закона.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензирующие органы могут приостанавливать действие лицензии в случае выявления лицензирующими органами, государственными надзорными и контрольными органами, иными органами государственной власти, в пределах компетенции указанных органов, нарушений лицензиатом лицензионных требований и условий, которые могут повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, а также обороне страны и безопасности государства.

Согласно пункту 3 ст. 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" арбитражный управляющий при осуществлении своих прав и обязанностей обязан действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов.

Из содержания п. п. "г" пункта 28 "Положения о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих", утвержденного постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. N 1544 также следует, что лицензирующий орган вправе приостановить действие лицензии в случае невыполнения лицензионных условий.

Приведенный выше абзац 3 этого пункта Положения также как и закон предусматривает возможность принятия решения о приостановлении действия арбитражного управляющего в случае систематических недобросовестных, некомпетентных или неэффективных действий арбитражного управляющего, приводящих к ущемлению прав и законных интересов должника и его кредиторов, а также государственных интересов и никаких новых (отличных от норм закона) оснований для приостановления действия лицензии не содержит.

Полномочиями по изданию подобных Положений ФСФО России наделена п. 2 ст. 25 Федерального Закона "О несостоятельности (банкротстве)" и п. 20 Положения о ФСФО России.

Довод в кассационной жалобе о том, что в законе отсутствует в точности такое же словосочетание в обоснование возможности приостановления действия лицензии, которое содержится в оспоренном абзаце п. 28 Положения, не свидетельствует о незаконности судебного решения.

Как правильно указал суд первой инстанции в своем решении, действуя "систематически недобросовестно, некомпетентно или неэффективно" (из абз. 3 п. 28 Положения) лицензиат тем самым нарушает требования п. 3 ст. 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", что в свою очередь в соответствии с п. 1 ст. 9 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" и п. п. "б" пункта 27 Положения о лицензировании является нарушением лицензионных требований и условий.

Вместе с тем, нарушение лицензионных требований и условий в силу п. 1 ст. 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" является основанием для приостановления действия лицензии, что и нашло свое отражение в оспоренном Положении.

То обстоятельство, что в законе, приведенном судом первой инстанции, содержатся термины, которые в оспоренном абзаце 3 п. 28 Положения изложены с некоторыми изменениями, не свидетельствует о расширении данным пунктом перечня оснований для приостановления действия лицензии, так как по смыслу и по своей направленности они являются идентичными.

При разрешении спора суд проверял вопрос о соответствии и по смыслу и по содержанию указания абзаца 3 п. 28 Положения закону в части оснований для принятия решения о приостановлении действия лицензии арбитражного управляющего, в связи с чем ссылка в кассационной жалобе на то, что изложенные в судебном решении мотивы якобы не имеют отношения к жалобе заявителя, несостоятельна.

В первоначальной жалобе С. утверждал, что именно указанные в абз. 3 п. 28 Положения основания для принятия решения о приостановлении действия лицензии якобы не предусмотрены федеральным законом.

Необоснованным является и довод в кассационной жалобе о том, что абз. 3 п. 28 Положения якобы неправильно отнесен судом к указанию о соблюдении арбитражным управляющим лицензионных требований, так как такое основание для приостановления действия лицензии предусмотрено предыдущим (2) абзацем п. 28.

Обжалованный абз. 3 п. 28 Положения по существу является частным случаем несоблюдения арбитражным управляющим лицензионных требований и одновременно - несоблюдения законодательства, поскольку приведенные выше нормы закона содержат предписание для арбитражного управляющего действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов, а также запрещает допускать нарушения лицензионных требований и условий, если эти нарушения могут повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, а также обороне страны и безопасности государства.

С учетом изложенного жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия

 

определила:

 

решение Верховного Суда РФ от 3 октября 2000 года оставить без изменения, а кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"