||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 ноября 2000 г. N 251п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Петухова Н.А., Жуйкова В.М., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.

рассмотрел дело по протесту первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. на приговор Московского городского суда от 7 июня 1999 года, по которому

П.С., <...>, ранее не судимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 126 ч. 1 УК РФ на 4 года, по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 8 лет. По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено лишение свободы на 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 8 октября 1997 года.

По ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3, 296 ч. 4 УК РФ П.С. оправдан.

По этому же делу осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" и 222 ч. 1 УК РФ М.С., протест в отношении которого не внесен.

Постановлено взыскать солидарно с П.С. и М.С. 150 тыс. руб. в пользу потерпевшего Л. (в счет возмещения материального ущерба), 57 тыс. 883 руб. 59 коп. в пользу ГКБ N 7 (за лечение потерпевшего) и, кроме того, с П.С. 75 тыс. руб. в пользу Л. (в счет компенсации морального вреда).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 10 сентября 1999 года приговор оставила без изменения.

В протесте предлагается переквалифицировать действия П.С. со ст. 30 ч. 3 и ст. ст. 33 ч. 3, 126 ч. 1 УК РФ на ст. 30 ч. 1 и ст. ст. 33 ч. 3, 126 ч. 1 УК РФ, по которым назначить лишение свободы на 4 года, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначить ему 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Лизунова В.М. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

П.С. признан виновным в организации покушения на похищение человека и в организации покушения на убийство из корыстных побуждений.

Как установил суд, П.С. организовал покушение на похищение человека при следующих обстоятельствах.

П.С., являясь ответчиком по иску Р. и будучи недовольным действиями П., осуществлявшего по доверенности защиту интересов Р. в связи с рассмотрением Хорошевским межмуниципальным судом г. Москвы гражданского дела "О выселении из квартиры Пригоревых", 6 апреля 1997 года, примерно в 19 часов, у д. 63 по Ленинградскому шоссе в г. Москве с целью организации похищения П. привлек к исполнению соучастников: сначала Ш., а затем М. и Г. На их встрече 7 апреля 1997 года в 12 часов на Павелецкой площади в г. Москве он сообщил разработанный им план совершения преступления (время, место, способ похищения П., а именно путем насильственной перевозки того на автомашине в условленное место - в лесной массив за МКАД вблизи Ленинградского шоссе - с применением наручников с целью лишения возможности сопротивляться). При этом он передал им за совершение преступления часть денег в размере 2000 долларов США (что по курсу ЦБ РФ на 7 апреля 1997 года составляло 11474000 рублей), договорившись о передаче им в течение месяца со дня совершения преступления другой части денег в сумме 1000 долларов США (что по курсу ЦБ РФ составляло 5737000 рублей). После этого П.С. совместно с соучастниками с указанной целью прибыл на автомашине к зданию Хорошевского межмуниципального суда г. Москвы по адресу: ул. Тухачевского, д. 25, где в период с 14 до 18 часов ожидал приезда в суд П., который по независящим от их воли причинам туда не приехал. При этом П.С. передал Ш. наручники для применения в ходе похищения П. и приготовил медицинский шприц с сильнодействующим лекарственным средством - аминазином, которое предполагал ввести потерпевшему с целью удержания после похищения для подавления его воли к сопротивлению.

10 апреля 1997 года, стремясь реализовать преступный умысел, П.С., руководя действиями соучастников Ш., М. и Г., вновь прибыл на автомашине к зданию Хорошевского межмуниципального суда, где в период с 9 до 12 часов они ожидали приезда в суд П., который по независящим от их воли обстоятельствам туда не прибыл, при этом Ш., М. и Г., сознавая возможность доведения преступления до конца, отказались от совершения преступления, а П.С., не прекращая своих действий, направленных на доведение преступления до конца, намеревался привлечь к совершению преступления других лиц и пытался реализовать преступный умысел. Однако П.С. до конца довести преступный умысел не смог по причинам, не зависящим от его воли, так как был задержан сотрудниками милиции.

Уголовное дело в отношении Ш., М. и Г. по ст. ст. 30 ч. 3, 296 ч. 4 и 30 ч. 3, 126 ч. 2 пп. "а", "в" УК РФ прекращено в связи с добровольным отказом от совершения преступления.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства, при которых П.С., организуя похищение П., совершил вышеуказанные действия, ошибочно пришел к выводу о том, что он организовал покушение на похищение потерпевшего.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Из дела видно, что такие действия, непосредственно направленные на похищение потерпевшего, т.е. действия, образующие объективную сторону планируемого преступления, не совершались. Как установил суд в приговоре, П.С., имея умысел на похищение П., лишь приискал соучастников преступления и средства для осуществления преступления, однако довести его до конца не смог по независящим от него обстоятельствам, так как соучастники отказались от доведения преступления до конца и он был задержан сотрудниками милиции.

Поскольку приискание соучастников преступления и средств для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, подпадает под признаки приготовления к преступлению, ответственность за которое предусматривает ч. 1 ст. 30 УК РФ, действия П.С. подлежат переквалификации со ст. 30 ч. 3 и ст. ст. 33 ч. 3, 126 ч. 1 УК РФ на ст. 30 ч. 1 и ст. ст. 33 ч. 3, 126 ч. 1 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Московского городского суда от 7 июня 1999 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 сентября 1999 года в отношении П.С. изменить.

Переквалифицировать его действия со ст. 30 ч. 3 и ст. ст. 33 ч. 3, 126 ч. 1 УК РФ на ст. 30 ч. 1 и ст. ст. 33 ч. 3, 126 ч. 1 УК РФ, по которым назначить лишение свободы на 4 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначить П.С. 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения в отношении П.С. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"