||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 ноября 2000 г. N 901п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего - Радченко В.И.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Меркушова А.Е. на приговор Липецкого областного суда от 28 августа 1996, по которому

К., <...>, русский, со средним специальным образованием, холостой, судимый 25 мая 1992 года по ст. ст. 15 и 144 ч. 3, 144 ч. 3, 195 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 3 августа 1994 года условно-досрочно на 6 месяцев 20 дней, -

осужден по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 125-1 ч. 2 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим к отбыванию определено 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима с конфискацией имущества, с исчислением срока отбывания наказания с 20 марта 1996 года.

Разрешен гражданский иск.

По этому же приговору осуждены С. и Г., протест в отношении которых не внесен.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 10 декабря 1996 года приговор в отношении К. изменила, исключила указание о причинении малолетнему Т. телесных повреждений.

Постановлением судьи Липецкого областного суда от 26 ноября 1998 года, в связи с введением в действие с 1 января 1997 года Уголовного Кодекса Российской Федерации действия К. со ст. 125-1 ч. 2 УК РСФСР переквалифицированы на ст. 126 ч. 2 п. "з" УК РФ, со ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, исключены указание о конфискации имущества по ст. 125-1 ч. 2 УК РСФСР и обстоятельство, отягчающее наказание, - совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений в части осуждения К. по ст. 125-1 ч. 2 УК РСФСР и освобождении его от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 126 УК РФ.

Те же судебные решения предлагается изменить, исключить указание на отягчающее (ответственность) наказание осужденного обстоятельство - совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, переквалифицировать его действия со ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, назначив по ней 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить частично,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

с учетом внесенных в приговор изменений К. признан виновным в разбое, совершенном по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, а также в похищении человека из корыстных побуждений.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

9 марта 1996 года, около 23 час., после распития спиртного в пивбаре "Петровский" К., Г. и С. по предложению последнего с целью хищения денег в крупных размерах пришли к дому <...> в селе Сырское Липецкого района, где проживали В., А. и ее сын Т., 1990 года рождения.

Оставив Г. на улице, согласно распределению ролей, С. и К. надели специально изготовленные из детских колготок маски, разбили окно и проникли в дом, где С. из газового револьвера выстрелил в пытавшуюся предотвратить преступление престарелую В., а затем нанес ей несколько ударов кулаками и ногами.

Ворвавшись в зал, С. несколько раз ударил А. кулаком и вместе с К. стали требовать у потерпевших 40 млн. рублей, при этом осужденные связали их липкой лентой, угрожали физической расправой над сыном А.

Требуя деньги и золотые изделия, С. несколько раз ударил А. табуретом, а К. приставлял ей к шее нож, толкнул проснувшегося ребенка.

Поскольку поиски денег и ценностей не увенчались успехом, С. и К. завладели телевизором "Самсунг", видеомагнитофоном "Шарп", женским полушубком из меха нутрии, покрывалом и сумкой общей стоимостью 4 млн. 650 тыс. руб.

В результате разбойного нападения С. и К. А. были причинены легкие без кратковременного расстройства здоровья, а В. - легкие с кратковременным расстройством здоровья телесные повреждения.

К., уходя с места совершения преступления, похитил малолетнего Т., требуя у потерпевших в качестве выкупа 17 млн. руб. - сумму вклада, согласно обнаруженной сберкнижке. На следующий день ребенок был К. возвращен домой.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным, подлежащим удовлетворению частично.

Вина К. в совершении разбоя установлена имеющимися в материалах дела доказательствами, и его действия по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ квалифицированы правильно.

Вместе с тем судебные решения в части осуждения К. за похищение человека подлежат отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела и нашло отражение в приговоре, К. в процессе разбойного нападения, действительно, из корыстных побуждений (получения 17 млн. руб.) похитил малолетнего Т., однако на следующий день добровольно возвратил его домой, родителям.

Этот факт нашел свое подтверждение в показаниях К., Т., А. и частично О. (т. 1 л.д. 125 - 127; т. 2 л.д. 33 - 34, 330 - 334).

Так, осужденный К. на предварительном следствии и в судебном заседании последовательно утверждал, что, переночевав с мальчиком у своей сестры, утром он отвез его к дому, где тот проживал, и отпустил, предварительно положив ему в карман записку для его матери (т. 1 л.д. 125 - 127; т. 2 л.д. 33 - 34).

Из показаний потерпевшей А., матери похищенного ребенка, также усматривается, что на следующий день после разбойного нападения на их квартиру, около 11 - 12 часов дня, соседка привела ее похищенного сына, Т. Мальчик рассказал, что он ночевал у дяди Игоря (К.). Утром они позавтракали и дядя Игорь на машине привез его к их дому, а в карман положил записку. Прочитав записку она поняла, что необходимо принести деньги. Записку она отдала работникам милиции, одновременно сняла со сберкнижки деньги, но за ними никто не пришел (т. 2 л.д. 26об. - 30).

Из текста записки, приобщенной к материалам дела, явствует, что К. предлагал А. выполнить условия, так как он свои выполнил, в том числе убрать из игры работников милиции (т. 1 л.д. 188).

В протесте правильно отмечается, что приведенными данными факт добровольного освобождения К. похищенного Т. установлен.

Согласно же примечанию к ст. 126 УК РФ лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Таким образом, этот закон должен быть применен и к К., несмотря на незаконную переквалификацию его действий по данному эпизоду постановлением судьи Липецкого областного суда.

Действия осужденного в части совершения разбоя со ст. 146 ч. 3 УК РСФСР на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, переквалифицированы правильно, так как диспозиция данной статьи является более мягкой, а размер похищенного при разбое имущества не образует крупного ущерба. Правильно исключено из приговора и указание на отягчающее (ответственность) наказание К. обстоятельство - совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, так как ст. 63 УК РФ такого отягчающего наказание обстоятельства не содержит.

С учетом уменьшения объема обвинения К., применения к нему более мягкого закона, а также признания им вины и раскаяния в содеянном, положительных характеристик, состояния здоровья (туберкулез легких), Президиум считает, что ему следует смягчить наказание по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 п. п. 2, 5 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Липецкого областного суда от 28 августа 1996 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 декабря 1996 года в части осуждения К. по ст. 125-1 ч. 2 УК РСФСР отменить и от уголовной ответственности его освободить в соответствии с примечанием к ст. 126 УК РФ.

Те же судебные решения и постановление судьи Липецкого областного суда от 26 ноября 1998 года изменить: исключить указание о переквалификации действий К. со ст. 125-1 ч. 2 УК РСФСР на ст. 126 ч. 2 п. "з" УК РФ, смягчить ему наказание по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ до 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном судебные решения о нем оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.И.РАДЧЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"