||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

РЕШЕНИЕ

от 27 октября 2000 г. N ГКПИ2000-1185

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный Суд РФ в составе:

 

    председательствующего - судьи

    Верховного Суда РФ                              Редченко Ю.Д.,

    при секретаре                                    Дончило В.В.,

    с участием прокурора                          Гончаровой Н.Ю.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе Ш. на решения квалификационной коллегии судей Алтайского края от 5 мая 2000 г. и Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 17 августа 2000 г. о прекращении его полномочий судьи по пп. 9 пункта 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти, с лишением квалификационного класса,

 

установил:

 

Ш. с 1992 г. работал судьей Зонального районного суда Алтайского края, имел четвертый квалификационный класс.

Решением квалификационной коллегии судей Алтайского края от 5 мая 2000 г. полномочия судьи Ш. прекращены по основаниям пп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти.

В удовлетворении его заявления о прекращении полномочий по собственному желанию было отказано.

Решением Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 17 августа 2000 г. приведенное выше решение коллегии оставлено без изменения.

Не согласившись с данными решениями коллегий, Ш. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой, в которой просит об их отмене, как вынесенных без учета всех обстоятельств дела и с нарушением требований трудового законодательства.

В жалобе, в частности, указывает на то, что нарушение сроков рассмотрения гражданских и уголовных дел было вызвано объективными причинами: высокой нагрузкой, отсутствием народных заседателей и другими. Ни по одному из указанных в решениях коллегий дел он преднамеренно сроки их рассмотрения не нарушал.

Считает необоснованными и выводы квалификационных коллегий о допущенной им фальсификации судебных документов по указанным в решениях делам.

Не соответствующие действительности сведения в процессуальных документах по этим делам явились следствием элементарных ошибок, а не его умысла.

Полагает, что при рассмотрении дела о прекращении его полномочий судьи квалификационными коллегиями нарушены требования ст. 136 КЗоТ РФ.

Необоснованно оставлено без удовлетворения, по его мнению, и заявление об отставке по собственному желанию, поскольку никаких предусмотренных законом препятствий к этому не имелось.

В судебном заседании заявитель Ш. жалобу поддержал.

Представители заинтересованных лиц в суд не явились. О дне рассмотрения дела извещены своевременно.

Выслушав объяснения Ш., исследовав материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гончаровой Н.Ю., полагавшей в удовлетворении жалобы отказать, Верховный Суд РФ находит ее не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" полномочия судьи прекращаются решением квалификационной коллегии судей в случае совершения поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти.

Как усматривается из имеющихся материалов и установлено судом, судья Ш. неоднократно и систематически грубо нарушал процессуальные сроки рассмотрения гражданских дел, допускаемая им волокита ущемляла права и законные интересы граждан.

Так, из справок проверок следует, что судьей Ш. грубейшим образом нарушалось гражданско-процессуальное законодательство. Дела откладывались им на длительные сроки или вообще без указания сроков, без составления протоколов судебного заседания, без указания мотивов отложения. Отдельные дела длительное время лежали у него вообще без назначения. По уже рассмотренным делам решения изготавливались несвоевременно, и, кроме того, им допускались факты фальсификации судебных документов.

При значительном росте поступающих в Зональный суд гражданских дел (в 1998 г. - 509, в 1999 г. - 865, на 25.03.2000 - 267) большинство из них не представляли сложности при разрешении и эти дела не требовали длительного времени рассмотрения. Более 80% оконченных дел - дела о взыскании детских пособий, споры, вытекающие из брачно-семейных отношений; об установлении юридических фактов.

Причиной нарушения процессуальных сроков рассмотрения, в частности, является то, что судья Ш. при вынесении определений о подготовке и назначении дела к слушанию грубо нарушал ст. 99 ГПК РСФСР.

Так, 30 октября 1997 г. к нему на рассмотрение поступил иск гр. Л.Ю. к О. о взыскании долга. В тот же день им вынесено определение о подготовке дела к судебному разбирательству, срок которой определен не был. Первоначально дело назначено к слушанию на 4 марта 1999 г., т.е. по истечении 1 года 4 месяцев с момента поступления иска в суд.

Исковое заявление гр. Л.Н. к Л.Т. о разделе имущества поступило 18 июня 1998 г. В тот же день судья Ш. вынес определение о подготовке дела к судебному разбирательству, срок которой не установлен. Кроме вручения копии искового заявления ответчику, других процессуальных действий судьей не совершалось. Первоначально дело назначено к слушанию только на 8 февраля 1999 г., решение по делу принято лишь 23 августа 1999 г. В результате дело находилось в производстве судьи Ш. более года.

Такие нарушения отмечены в справке о проверке его работы и по ряду других дел (л.д. 14 - 27).

В нарушение требований ст. ст. 141 - 142 ГПК РСФСР определения о подготовке дела к судебному разбирательству носили формальный характер, в них не указывались материальные нормы права, подлежащие применению, не определялся круг всех лиц и документов, без которых было невозможно рассмотреть дело.

С 7 октября 1997 г. в производстве судьи Ш. находилось дело по иску С. к К.А. о признании договора приватизации жилого помещения недействительным. Без проведения подготовки дела к слушанию Ш. назначил его впервые к судебному разбирательству на 7 декабря 1998 г., затем оно необоснованно откладывалось для истребования исходных материалов. Принятое 14 мая 1999 г. решение отменено судом кассационной инстанции по тем основаниям, что суд не определил предмет и основания иска.

После рассмотрения дела кассационной инстанцией 24.09.99 и поступления дела вновь в производство судьи Ш. последним по нему никаких процессуальных действий не проводилось. Дело к судебному разбирательству так и не назначалось.

Более года, начиная с 20 января 1999 г., в производстве судьи Ш. находилось заявление Ф.А.С. к К., администрации Зонального района об отмене удочерения. Согласно определению от 20 января 1999 г. вся подготовка по делу ограничилась вызовом участников по делу на беседу и направлением ответчикам копии искового заявления.

Судебное разбирательство назначено лишь через 2 месяца, на 30 марта 1999 г., и в указанное время не проводилось, т.к. отсутствует протокол судебного заседания, чем нарушены требования ст. 226 ГПК РСФСР.

В нарушение требований ст. ст. 73 - 74 ГПК РСФСР 10 июня 1999 г. Ш. вынесено определение о назначении по делу почерковедческой экспертизы с приостановлением производства по делу с обязанностью по оплате расходов истицей. По истечении 3-х месяцев дело экспертным учреждением было возвращено ввиду неоплаты стоимости работы. По истечении 8 месяцев круг участников процесса так и не был определен. В деле имеются сведения о назначении дела к слушанию на 22 декабря 1999 г., однако протокол судебного заседания отсутствует.

Подобные нарушения имеют место и по делу по заявлению прокурора Зонального района в интересах М.Т. к Зональному РАИПО о взыскании суммы, по иску К.С. к К.М. о расторжении брака и ряду других дел, которые квалификационная коллегия судей края проверила и указала в своем решении.

Всего за 1999 г. судьей Ш. в сроки свыше года было рассмотрено 6 дел.

Факты неоправданной волокиты были предметом рассмотрения квалификационной коллегии судей края, а также являлись поводом вынесения частных определений.

Более 5 лет в производстве судьи Ш. находилось гражданское дело по иску Ш. к Д.Н. о возмещении ущерба.

За допущенную волокиту по данному делу судья Ш. 3 сентября 1999 г. по жалобе истицы заслушивался на заседании квалификационной коллегии судей края, где был предупрежден о недопущении подобных фактов в дальнейшей деятельности.

Однако он своего отношения к работе не изменил, на частные определения вышестоящей инстанции не реагировал. В результате чего по делу Ульяновой и др. о признании завещания и свидетельства о праве на наследство недействительными (дело в производстве Ш. находилось 6 лет) в адрес председателя суда было вынесено частное определение.

Неоправданная волокита судьей Ш. допускалась и при оформлении гражданских дел на кассационное рассмотрение. Так, дело по иску Сбербанка РФ к Овчинникову о взыскании суммы направлено в кассационную инстанцию по истечении 1 года и. месяцев после вынесения решения, за что в адрес председателя районного суда было вынесено частное определение. Аналогичная ситуация сложилась и по ряду других дел.

Кроме того, вышеуказанные дела 6 ноября 1998 г. судебной коллегией снимались с рассмотрения в связи с отсутствием в делах подлинных мотивированных решений.

Впоследствии Ш. внес представление в суд кассационной инстанции об отмене принятых им решений. Все решения отменены 18 и 25 марта 1998 г. с направлением на новое рассмотрение. Таким образом, решения по вышеуказанным делам не составлялись, что является фальсификацией.

Аналогичное положение с волокитой назначения и других дел в кассационную инстанцию. Более года оформлялось дело по иску Г.С. к З. об установлении отцовства. Решение принято 18 июня 1996 г., в краевой суд Ш. дело направил лишь 23.10.97, назначив на 21.01.98, и другие дела.

Подобные факты имели место и в текущем году.

В нарушение п. 89 Инструкции по делопроизводству практически все дела судья Ш. сдавал в канцелярию в сроки, значительно превышающие установленные (л. 26 справки).

Кроме того, судьей Ш. допускались факты фальсификации.

Так, по делу по иску школы-интерната N 2 г. Бийска к М.Н. о лишении родительских прав по протоколам судебных заседаний от 28.07.99, 24.08.99, 07.09.99 и 20.09.99 значится, что по делу принимала участие в качестве представителя комитета по образованию администрации Зонального района Г.Н., установлена ее личность, зафиксированы пояснения (протоколы судьей подписаны).

В объяснении на имя председателя Зонального суда Д.В. указывает, что не Г.Н., а она принимала участие по настоящему делу. В материалах дела отсутствует копия доверенности, оформленная в соответствии со ст. 46 ГПК РСФСР на участие в деле представителя комитета по образованию. В судебном заседании доверенность представителя также не обозревалась.

Сам судья Ш. на совещании судей не отрицал этого обстоятельства и того, что Г.Н. в протоколах записана ошибочно.

Аналогичный факт имел место и по делу о лишении родительских прав П., где согласно протоколу судебного заседания дело рассмотрено с участием помощника прокурора Щегловской Г.Н., которой дано заключение по делу. Щегловская данное обстоятельство отрицала, а сам Ш. пояснил, что это указано в протоколе ошибочно, хотя им и подписано, в деле принимал участие следователь прокуратуры. Однако в решении суда записана помощник прокурора Щегловская Г.Н.

Аналогичная ситуация сложилась и при рассмотрении уголовных дел.

Так, дело в отношении Я. и др. по ст. 144 ч. 2, ст. 208 ч. 1 УК РСФСР, поступившее в суд 22.09.94, назначено Ш. 14.10.94 по 14.11.94 (нарушены требования ст. 239 УПК РСФСР). 14.11.94 дело в отношении Я. и В. было рассмотрено, а в отношении Б. - выделено в отдельное производство и приостановлено в связи с розыском. Определение для исполнения было направлено 01.12.94, а запрос об исполнении был сделан лишь 14.12.98, т.е. через 4 года.

Дело в отношении Ф.А.П. по ст. ст. 154 и 144 ч. 2 УК РСФСР поступило в суд 28.06.95. 8 августа 1995 г. Ф.А.П. был объявлен в розыск. Дело в отношении него было выделено в отдельное производство и приостановлено. Однако постановление о его розыске направлено в РОВД только 8 апреля 1999 г. (т.е. через 4 года).

Вышеуказанные нарушения не отрицались Ш. на заседании квалификационной коллегии судей края, где он все признал и со справкой проверяющего полностью согласился.

Помимо этого, данные нарушения подтверждаются справками по результатам работы судьи Ш. (л. 14 - 35), протоколом оперативного совещания судей от 19 июля 1999 г. (л. 36 - 39), решением квалификационной коллегии судей края от 03.09.99, предупредившей его о недопущении нарушений в дальнейшей работе (л. 45), справками о проверке его работы за 1999 г. (л. 53 - 63) и другими материалами, которые давали основание для прекращения его полномочий судьи по пп. 9 пункта 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации".

Довод жалобы Ш. о том, что он преднамеренно сроки рассмотрения дел не нарушал, а поэтому у квалификационных коллегий не имелось оснований для прекращения его полномочий за такие факты, не может быть принят во внимание, поскольку, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 24 августа 1993 г. (в редакции от 21.12.93 и от 25.10.96), с учетом конкретных обстоятельств не только преднамеренное, но и систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее волокиту при рассмотрении уголовных или гражданских дел, существенно ущемляющее права и законные интересы граждан, что имело место в работе заявителя, следует рассматривать как совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи.

Утверждения при этом Ш. о том, что все нарушения допущены были из-за большой нагрузки, нельзя считать состоятельными, т.к. он имеет значительный опыт работы судей (12 лет), а его нагрузка была не выше среднекраевой.

Не может суд согласиться и с доводом заявителя о том, что квалификационными коллегиями при рассмотрении дела нарушены его права, предусмотренные Положением "О квалификационных коллегиях судей" и трудовым законодательством РФ.

Как усматривается из материалов дела и чего не отрицал сам заявитель, со всеми материалами дела Ш. ознакомлен 27 апреля 2000 г., т.е. более чем за 7 дней до дня рассмотрения дела о прекращении его полномочий судьи. В связи с этим у суда нет оснований полагать, что предусмотренное Положением "О квалификационных коллегиях судей" право Ш. на ознакомление с материалами дела не позднее чем за 7 дней до рассмотрения дела было нарушено.

Что касается его утверждения о нарушении в отношении него требований ст. 136 КЗоТ РФ, то с ним также нельзя согласиться, поскольку нормы трудового законодательства на правоотношения, связанные с прекращением полномочий судьи, не распространяются.

С учетом приведенных выше обстоятельств квалификационные коллегии, по мнению суда, правомерно отказали Ш. в удовлетворении заявления о прекращении его полномочий по собственному желанию. Не находит достаточных оснований для удовлетворения данного заявления и Верховный Суд РФ.

Другие доводы, на которые заявитель ссылался в суде, также не могут служить поводом к удовлетворению его жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 191, 197, 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд РФ

 

решил:

 

жалобу Ш. на решения квалификационной коллегии судей Алтайского края от 5 мая 2000 г. и Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 17 августа 2000 г. о прекращении его полномочий судьи по пп. 9 пункта 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти, оставить без удовлетворения.

Настоящее решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда РФ в течение 10 дней со дня его вынесения в окончательной форме.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"