||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 октября 2000 г. N 873п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К. Жуйкова В.М., Каримова М.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на приговор Оренбургского областного суда от 2 декабря 1998 года по которому

Б.Е., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 286 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 4 года, с лишением права занимать руководящие должности сроком на три года, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "д", "к" УК РФ на 15 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно ему назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с лишением права занимать руководящие должности сроком на 3 года, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока наказания с 10 июня 1998 года.

По делу рассмотрены гражданские иски, решена судьба вещественных доказательств.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 1999 года приговор в отношении Б.Е. оставлен без изменения. По тому же приговору осужден Щ.Д., протест в отношении которого не принесен.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений в отношении Б.Е., исключении указания о назначении ему по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ и по совокупности преступлений дополнительного наказания в виде лишения права занимать руководящие должности сроком на 3 года. Кроме того, в протесте предлагается исключить осуждение Б.Е. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В., выступление потерпевшего Н.Э., возражавшего против доводов протеста, и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Макарова Н.И., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Б.Е. осужден за то, что, работая в должности начальника отдела по борьбе с таможенными правонарушениями и контрабандой наркотиков Орской таможни, являясь должностным лицом, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенные с применением насилия, оружия и специальных средств, с причинением тяжких последствий; разбойное нападение с целью завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; умышленное убийство Н. и Ю., заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Б.Е., работая в должности начальника отдела по борьбе с таможенными правонарушениями и контрабандой наркотиков Орской таможни, в апреле 1998 года при рассмотрении материала о нарушении таможенных правил, познакомился с жителем Республики Грузия Н. И., который привлекался к административной ответственности Орской таможней за незаконный ввоз на территорию Российской Федерации двух автомобилей "Фольксваген-Пассат" и "Ауди-100".

Б.Е., используя свое служебное положение, совместно со своим знакомым Щ.Д. решил завладеть одной из машин Н., для чего 27 апреля 1998 г., когда Н. и его родственник Ю. забирали машины со штрафной стоянки Орской таможни, представил Щ.Д. как сотрудника его отдела Орской таможни, предложил вывести автомашины Н. из г. Орска, минуя посты ГАИ и таможни, на что последний согласился. Б.Е. тут же поручил Щ.Д. проводить Н. и Ю. на автомашинах на автостоянку, где оставить машины, а документы на машины привезти ему, что Щ.Д. и сделал, ограничив передвижение потерпевших. 30 апреля 1998 г., около 14 часов, Б.Е., будучи при исполнении своих служебных обязанностей, имея при себе газовый пистолет 6П42 и спецсредство - наручники "Ласка", выполняя совместно с Щ.Д. план завладения автомашиной, поручил Щ.Д. взять из его квартиры заранее приготовленный пакет со скотчем и веревками и ждать его с автомашинами возле остановки ЮУМЗ г. Орска, после чего совместно с Щ.Д. сопроводил машины Н. и Ю. до пос. Аккермановка г. Новотроицка.

В безлюдном месте Б.Е. ввел в заблуждение Н. и Ю. о необходимости проведения досмотра машин на предмет обнаружения наркотиков, сковал наручниками руки Н., в присутствии Щ.Д. связал скотчем руки Ю., стал угрожать им пистолетом, если они будут оказывать сопротивление, тем самым подавив волю Н. и Ю. к оказанию какого-либо сопротивления. После этого связанных потерпевших Б.Е. и Щ.Д. повезли в гараж к Щ.Д., расположенный в пос. Аккермановка, где загнали автомашину "Фольксваген-Пассат" в гараж и провели досмотр, якобы обнаружили в багажнике машины наркотик и потребовали от Н. передать им одну машину, пригрозив в противном случае повезти их на пост для составления протокола изъятия наркотиков.

На отказ Н. передать автомашину Б.Е. и Щ.Д. открыто похитили автомашину "Фольксваген-Пассат" стоимостью 45732 руб. 50 коп., закрыв ее в гараже Щ.Д., а связанных Н. и Ю. Б.Е. с Щ.Д. посадили в автомашину "Ауди-100" и повезли к отработанному карьеру, затопленному водой, расположенному недалеко от полей с. Аккермановка. Б.Е., не посвящая Щ.Д. в свои дальнейшие планы, отослал его посмотреть, где играются дети, а сам, имея умысел на лишение жизни потерпевших с особой жестокостью, сознавая, что связанные Н. и Ю. в силу своего беспомощного состояния (связанные) не могут оказать ему сопротивления, обмотал им головы скотчем, предварительно надев на лицо Ю. шапочку, закрыв тем самым дыхательные пути, после чего обмотал их веревкой, привязав к каждому по камню, и поочередно столкнул их с обрыва в воду. Н. были причинены телесные повреждения в виде механической асфиксии от закрытия дыхательных путей водой, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и имеющие прямую причинную связь с наступившей смертью. Ему также были причинены телесные повреждения в виде прямых переломов ребер слева 9, 10, 11 по линии от среднеподмышечной до заднеподмышечной, 10, 11 ребра по лопаточной линии, непрямых переломов ребер слева 8,8 по среднеподмышечной линии.

Ю. были причинены телесные повреждения в виде циркулярной поперечной полосы вдавления на лице, голове и верхнем отделе шеи с отпечатком рисунка вязаной шапочки на носу, губах и остальном протяжении лица, уплощения носа в переднезаднем направлении с закрытием носовых проходов и последующим развитием механической асфиксии от закрытия отверстия рта и носа инородными предметами, вязаной шапочкой и скотчем незадолго до наступления смерти, что причинило тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и имеет прямую причинную связь с наступившей смертью. Были обнаружены также и посмертные телесные повреждения.

Услышав всплески воды, Щ.Д. вернулся к Б.Е., который один сидел в автомашине, стоящей возле обрыва, и понял, что Б.Е. столкнул потерпевших в воду. Автомашину "Ауди-100" стоимостью 28082 руб. 50 коп. они поставили в гараж к своему знакомому, ею должен был распорядиться Б.Е., а автомашину "Фольксваген-Пассат" Щ.Д. с помощью Б.Е. оформил на свое имя и пользовался ею.

Труп Н. был обнаружен на карьере 29 мая 1998 г., а Ю. - 9 июня 1998 г. Автомашина "Ауди-100" изъята и передана представителям потерпевших.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Вина Б.Е. в совершении указанных действий материалами дела установлена. Вывод суда о доказанности его вины основан на всесторонне исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Однако юридическая оценка действиям осужденного дана не совсем правильная.

По смыслу уголовного закона как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство.

К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

По данному делу таких данных не установлено.

Суд квалифицировал действия Б.Е. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти лицам, заведомо для виновного находящимся в беспомощном состоянии.

При этом суд беспомощное состояние потерпевших усмотрел в том, что они в момент убийства были связаны осужденным.

Однако из обстоятельств дела, установленных судом, усматривается, что Б.Е., совершая убийство, сначала связал потерпевших, а затем столкнул их в карьер с водой, утопив их. Указанные действия осужденного относятся к способу совершения убийства.

Вывод суда о том, что Б.Е. совершил убийство потерпевших, заведомо для него находившихся в беспомощном состоянии, является необоснованным. Поэтому осуждение Б.Е. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

Кроме того, суд, осудив Б.Е. по ст. 286 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия, с применением оружия и специальных средств, с причинением тяжких последствий, назначил ему дополнительное наказание в виде лишения права занимать руководящие должности сроком на 3 года.

Вместе с тем дополнительное наказание осужденному назначено с нарушением требований ст. 47 УК РФ, в соответствии с которой суд обязан указать в приговоре, в какой именно сфере деятельности осужденный лишается права занимать определенные должности. Кроме того, суд в приговоре не привел мотивов назначения Б.Е. дополнительного наказания. При таких обстоятельствах указание о применении к Б.Е. дополнительного наказания подлежит исключению из приговора.

Президиум считает, что указанные изменения приговора не дают оснований для снижения осужденному срока наказания, которое назначено с соблюдением требований ст. 60 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Оренбургского областного суда от 2 декабря 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 1999 года в отношении Б.Е. изменить.

Исключить осуждение его по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Исключить указание о назначении Б.Е. по ст. 286 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, а также по совокупности преступлений дополнительного наказания в виде лишения права занимать руководящие должности сроком на 3 года.

В остальной части судебные решения оставить в силе.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"