||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 октября 2000 г. N 905п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на определение Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 21 апреля 2000 г., которым уголовное дело по обвинению

Г., <...>, несудимого,

в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 300, 303 ч. 2 УК РФ, возвращено прокурору Республики Северная Осетия-Алания для производства дополнительного расследования.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 6 июля 2000 г. определение суда оставлено без изменений, частный протест прокурора - без удовлетворения.

В протесте поставлен вопрос об отмене определений суда и Судебной коллегии и передаче дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Макарова Н.И., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

органами предварительного расследования Г. предъявлено обвинение в фальсификации доказательств по уголовному делу Х. и незаконном освобождении его от уголовной ответственности, совершенными при следующих обстоятельствах.

15 января 1997 года в г. Владикавказе старший следователь прокуратуры РСО-Алания Г., производивший расследование по находящемуся у него в производстве уголовному делу N 12/1487, возбужденному по фактам похищения Н. и вымогательства у него 255000000 руб., с целью последующего незаконного освобождения от уголовной ответственности подозреваемого в вымогательстве денег Х., умышленно фальсифицировал доказательства по вышеуказанному уголовному делу путем собственноручного изменения содержания протокола допроса потерпевшего Н. от 15 января 1997 года.

Он переписал пятую и шестую страницы данного протокола, удостоверив их собственной подписью, а также подделанными им путем рисовки по образцам фальсифицированными подписями Н., изложив показания потерпевшего в части вымогательства у него Х. денег, что Н. добровольно в период с 9 по 14 января 1997 года проживал у Х. и его знакомых, считая финансовые претензии Х. законными и обоснованными.

Данные изменения, внесенные в протокол допроса Н., позволили Г. 22 января 1997 года освободить Х. из ИВС МВД РСО-Алания, а впоследствии, 5 сентября 1997 года, незаконно прекратить в отношении него уголовное преследование. Тем самым Х., являясь подозреваемым, незаконно был освобожден от уголовной ответственности. При этом Г. в постановлении о прекращении уголовного дела не были указаны какие-либо предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом РСФСР законные основания его прекращения.

Позже, 18 мая 1999 года, по уголовному делу N 12/1487 Ленинским районным судом г. Владикавказа Х. был осужден по ст. 163 ч. 1 УК РФ, то есть за совершение преступления средней тяжести.

Своими действиями Г. совершил преступление, предусмотренное ст. 303 ч. 2 УК РФ, по признаку фальсификации доказательств следователем по уголовному делу.

5 сентября 1997 года в г. Владикавказе старший следователь прокуратуры РСО-Алания Г. по находившемуся у него в производстве уголовному делу N 12/1487, возбужденному по фактам похищения Н. и вымогательства у последнего 255000000 руб., используя ранее фальсифицированный им протокол допроса Н. от 15 января 1997 года для последующего незаконного освобождения от уголовной ответственности Х., вынес незаконное постановление о прекращении уголовного дела в отношении подозреваемого в вымогательстве денег Х., чем незаконно освободил его от уголовной ответственности. При этом Г. не были указаны какие-либо предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом РСФСР законные основания прекращения дела.

Впоследствии 18 мая 1999 г. по вышеуказанному уголовному делу Ленинским районным судом г. Владикавказа, Х. был осужден по ст. 163 ч. 1 УК РФ.

Этими действиями Г. совершил преступление, предусмотренное ст. 300 УК РФ, по признаку незаконного освобождения от уголовной ответственности следователем лица, подозреваемого в совершении преступления

В протесте указано, что вывод суда о необходимости органам следствия принять меры к установлению мотива преступления, наличия в действиях Г. корыстной цели или иных личных побуждений противоречит требованиям ст. 300 УК РФ, предусматривающей лишь единственное условие - незаконное освобождение от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Указав на неполноту предварительного следствия, суд в нарушение требований, содержащихся в ст. ст. 20, 240 УПК РСФСР, в полном объеме не исследовал представленные органами следствия доказательства.

Президиум считает, что состоявшиеся по делу судебные решения подлежат отмене по следующим основаниям.

Возвращая дело на дополнительное расследование, суд и кассационная инстанция указали, что следствием не принято мер к установлению мотивов преступления, всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств совершенного Г. деяния. По мнению судебных инстанцией, при незаконном освобождении лица от уголовной ответственности требуется наличие мотива корыстной или иной личной заинтересованности.

Между тем суд не дал оценки содержащимся в обвинительном заключении выводам органов следствия о том, что Г. совершил инкриминируемые ему действия с целью последующего незаконного освобождения Х. от уголовной ответственности, и что Х., которого Г. освободил от уголовной ответственности, был судом признан виновным и осужден.

Признание судом Х. виновным лишь в части предъявленного обвинения, то есть только по ч. 1 ст. 163 УК РФ, и оправдание его по ст. 126 УК РФ по данному делу расценено судом как отсутствие вины Г. Однако при этом судом не принято во внимание, что уголовное дело в отношении Х. подсудимым прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления в полном объеме, тогда как факт вымогательства Х. денег у Н. нашел свое подтверждение на предварительном и судебном следствии, что и отражено в приговоре (л.д. 138 - 140).

Другим основанием возвращения уголовного дела на дополнительное расследование явилась неполнота следствия.

Однако при этом суд не исследовал в полном объеме доказательства, добытые в ходе предварительного расследования, и вопреки предложению органов следствия вызвать в судебное заседание других свидетелей (л.д. 201) ограничился только допросом подсудимого и свидетеля Ч. (л.д. 246).

Тем самым суд нарушил требования ст. ст. 20, 240 УПК РСФСР о всесторонности, полноте, объективности и непосредственности исследования всех обстоятельств дела и доказательств по нему.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

определение Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 21 апреля 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 июля 2000 г. по уголовному делу в отношении Г. отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"