||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 2000 года

 

(извлечение)

 

Следственными органами А. обвинялся в том, что 1 марта 1999 г. в г. Ульяновске совершил разбойное нападение на К. и убил его (п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Судом присяжных Ульяновского областного суда 14 июля 2000 г. А. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступлений.

Одновременно по делу было вынесено частное постановление, в котором суд присяжных обратил внимание следователя отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Ульяновской области на допущенное им нарушение уголовно - процессуального закона при расследовании дела. Об этом же доведено до сведения прокурора Ульяновской области.

Прокурор в частном протесте просил отменить постановление суда присяжных, считая вывод суда о нарушении уголовно - процессуального закона основанным на односторонних доказательствах, пояснениях адвоката, подсудимого А. и его законного представителя. По мнению прокурора, показания следователя, проводившего допрос А., имели существенное значение для выяснения вопроса о допустимости этого доказательства, нарушения требований ст. 47 УПК РСФСР об участии защитника в уголовном судопроизводстве не допущено.

Кассационная палата Верховного Суда РФ 24 октября 2000 г. частное постановление суда присяжных оставила без изменения, а частный протест - без удовлетворения, указав следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 435 УПК РСФСР председательствующий судья обязан решить вопрос об исключении из разбирательства дела в суде присяжных всякого доказательства, полученного с нарушением закона, а в случае, если состоялось исследование доказательств, признать такое доказательство не имеющим юридической силы, а состоявшееся его исследование - недействительным.

При исследовании во время разбирательства дела протокола допроса А. в качестве подозреваемого от 3 марта 1999 г. требования названного закона председательствующим судьей выполнены в полном объеме.

Как видно из материалов дела и протокола судебного заседания, адвокат Г., с которым родственники А. заключили соглашение на его защиту, заявил ходатайство о признании протокола допроса А. в качестве подозреваемого недопустимым доказательством, поскольку, по мнению адвоката, допрос произведен с нарушением закона, а именно в ночное время и без его (адвоката) извещения.

Данное ходатайство председательствующим судьей обоснованно удовлетворено. Согласно материалам дела 2 марта 1999 г. при допросе свидетель Б. указал на несовершеннолетнего А. как на лицо, совершившее убийство К. В связи с этим 3 марта утром в квартире А. был произведен обыск с целью изъятия вещей и орудия преступления, имеющих отношение к делу. В то же время у него изъяли его одежду и обувь, а сам он в течение всего дня находился в помещении РУВД, где с ним проводились следственные мероприятия - допросы, в том числе и очные ставки со свидетелями, т.е. фактически А. был задержан и являлся подозреваемым по делу. Однако несмотря на эти обстоятельства, следователь производил допросы несовершеннолетнего А. в качестве свидетеля, не разъяснил ему права подозреваемого, не допустил к участию в проведении следственных действий адвоката Г. В последующем, уже в ночное время (в 22 час. 20 мин.), 3 марта 1999 г. А. был задержан в качестве подозреваемого официально и допрошен с участием дежурного адвоката, а не приглашенного родственниками А. адвоката Г., хотя данный допрос не вызывался необходимостью, поскольку несовершеннолетний, фактически являясь подозреваемым, до этого допроса более 12 часов находился в помещении РУВД.

Факт допроса А. в качестве подозреваемого в частном протесте не оспаривается. Поэтому вызов следователя в суд для дачи показаний по данным обстоятельствам не вызывался необходимостью.

Таким образом, судом установлено, что А. действительно являлся подозреваемым по делу не со времени составления протокола о задержании в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а с утра 3 марта - момента его реального задержания -, когда в отношении него были проведены действия, направленные на выявление уличающих фактов и обстоятельств: обыск, изъятие его одежды и обуви, удерживание его в течение всего дня в помещении РУВД, где с ним проводились следственные мероприятия - допросы, в том числе и очные ставки со свидетелями.

При таких обстоятельствах А. необходимо было безотлагательно предоставить помощь адвоката Г., с которым родственники заключили соглашение, однако органы предварительного следствия этого не сделали. А. допрошен в качестве подозреваемого без участия упомянутого адвоката, чем нарушено его право на защиту.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"