||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 октября 2000 г. N 874п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2000 года в отношении К., С.А. и А.

Приговором Московского городского суда от 29 марта 2000 года,

К., <...>, ранее не судимый,

осужден: по ч. 1 ст. 209 УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 17 лет с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

С.А., <...>, ранее не судимый,

осужден: по ч. 1 ст. 209 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

А., <...>, ранее не судимый,

осужден: по ч. 1 ст. 209 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2000 года приговор суда отменен, дело направлено на новое расследование

В протесте поставлен вопрос об отмене кассационного определения, как незаконного и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Подминогина В.Н., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

К., А. и С.А. признаны виновными: в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан (К., кроме того, в руководстве бандой), участии в этой банде и совершенном ею нападении, в совершении разбойного нападения, с применением насилия опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, с целью завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; в совершении умышленного убийства двух лиц, сопряженного с разбоем и бандитизмом, организованной группой; в покушении на убийство четырех человек, организованной группой, сопряженного с разбоем и бандитизмом, в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой.

Как указано в приговоре, преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В начале 1999 года К., С.А. и А. решили, создав банду, совершить вооруженное нападение на группу знакомых предпринимателей, работавших на Лефортовском рынке в городе Москве, убить их и завладеть их денежными средствами в крупном размере.

С целью реализации преступных намерений, в период с 12 до 14 января 1999 года, К., С.А. и А. неоднократно связывались друг с другом по телефону, встречались в неустановленных местах в г. Москве и в ходе таких контактов сорганизовались в устойчивую вооруженную группу (банду). При этом устно и тайно от окружающих разработали план вооруженного нападения на предпринимателей, совместно приняли решение и приобрели неустановленным следствием способом неустановленное автоматическое огнестрельное оружие с самодельным нарезным стволом калибром 9 мм, которое было снаряжено магазином с боеприпасами - не менее 10 патронов калибра 9 мм, изготовленных заводским способом, а также два неустановленных следствием ножа.

В соответствии с разработанным планом 14 января 1999 года К. по телефону связался с предпринимателями жителями Азербайджана И. и М., предложив им посредничество в приобретении крупной партии рыбопродуктов (крабовых палочек), которых в действительности у него не было.

Получив от И. и М. согласие на расчет за крабовые палочки, а также посредничество в сделке наличными деньгами на общую сумму не менее 500000 руб., К. назначил им встречу.

Указанную информацию К. передал С.А. и А., которые совместно с ним 15 января 1999 года, примерно в 11 час. 30 мин., вооружившись огнестрельным оружием и двумя ножами, на автомашинах прибыли к месту встречи - дому N 10 по Огородному проезду в г. Москве.

К. приехавших И., М., Г. и С.Д. пригласил в автомашину ВАЗ-2107 госномер "Е 286 ЕО 77 рус", после чего под предлогом необходимости срочного посещения гаража по пути следования на склад за товаром в этот же день, к 15 час. 30 мин., доставил их на территорию автостояночного комплекса по адресу: г. Москва, Сигнальный проезд, дом 19, где в безлюдной его части остановил автомобиль.

С целью совместного с К. нападения на И., М., Г. и С.Д., А. и С.А., прибывшие туда же на второй автомашине - "Дэу Нексия", взяв в руки по ножу, подошли к автомашине, в которой находился К. Последний, выйдя из автомашины, достал из багажника огнестрельное автоматическое оружие и с целью убийства всех четверых потерпевших, произвел в И., М., Г. и С.Д., сидевших в автомашине, не менее десяти прицельных одиночных выстрелов.

Вооруженные ножами А. и С.А., способствуя действиям К. в лишении жизни потерпевших, в это время следили, чтобы последние не выбежали из автомашины и не уклонились от получения огнестрельных ранений.

Произведенной К. стрельбой всем четверым потерпевшим были причинены огнестрельные ранения. С.Д. и И. от полученных ранений скончались на месте, а здоровью Г. и М. причинен соответственно тяжкий и легкий вред.

После того, как К., израсходовав все боеприпасы, утратил возможность причинять потерпевшим другие огнестрельные ранения, А., подбежав к Г., используя в качестве оружия нож, приставил его к горлу последнего и приказал не двигаться и не кричать, то есть применил к Г. насилие опасное для жизни и здоровья. С.А., схватив М. за одежду в области груди, пытался сбить его с ног.

С целью убийства М., оказывая содействие С.А., К. взял у последнего нож и, используя его в качестве оружия, применяя к М. также насилие, опасное для жизни и здоровья, пытался нанести ему удары ножом в область шеи.

Видя, что М. уклоняется от ударов ножом, опасаясь быть застигнутым на месте происшествия, К. насильно, угрожая ему убийством, отвел его в автомашину "Дэу Нексия". Посадив М. на правое переднее сидение, он вернулся к автомашине "Жигули", где оказал помощь в охране раненого Г.

А., пересадив М. на заднее сидение автомашины "Дэу Нексия", угрожая ему убийством, завладел находившимся у него пакетом с деньгами в сумме 70.000 рублей, после чего, оставив М. в салоне автомобиля, побежал к телу С.Д.

Намереваясь скрыть следы преступления, К. и А. взяли тело С.Д., погрузили его в багажное отделение автомашины "Дэу Нексия" и вернулись к автомашине "Жигули".

С целью убийства тяжело раненого, истекающего кровью Г., К. заставил его лечь лицом вниз на заднее сидение автомобиля и в присутствии С.А. и А. подверг избиению, нанеся потерпевшему множественные удары рукояткой огнестрельного оружия в область головы и шеи.

Более того, осуществить до конца умысел на убийство всех четверых потерпевших, участники банды не смогли по независящим от них обстоятельствам. Посчитав, что Г., потерявший сознание, мертв, они оставили его лежать в автомашине.

М., несмотря на попытки К. и А. догнать его, смог убежать с территории автостоянки и сообщить о совершенном преступлении в органы милиции.

Завладев находившимися на переднем сидении у ног И. пакетом с деньгами в сумме 430.000 руб., деньгами в сумме 200.000 руб., которые были в карманах одежды данного потерпевшего, взяв также с собой деньги в сумме 70.000 руб., которые А. открыто похитил у М., и похитив таким образом 700.000 руб., К., А. и С.А. на автомашине "Дэу Нексия" с трупом С.Д. в багажном отделении, с места происшествия скрылись.

Далее, К., А. и С.А., понимая, что совершенное ими преступление было реализовано не так успешно, как планировалось, не стали поодиночке скрываться от правоохранительных органов. Наоборот, они продолжали действовать организованно и слаженно. Ими были приняты меры к сокрытию орудий и следов преступления, похищенных денег, оговорена общая тактика защиты на случай уголовного преследования.

16 января 1999 года, примерно в 3 часа, А., действуя единолично, но по согласованию с К. и С.А., в завершение совместного плана, на грузовой автомашине "Газель" госномер "М 749 ХС 77 рус", прибыл к дому 32, кор. 2 по ул. Тимирязевской в г. Москве, где переложил в этот автомобиль из автомашины "Дэу Нексия" труп С.Д. и вывез его на территорию природного парка "Лосиный остров", где, упаковав труп в полиэтиленовые пакеты, сбросил его в ремонтную траншею, расположенную около строения 1 по Белокаменному проезду, после чего с места происшествия скрылся.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Рассмотрев дело в кассационном порядке, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации приговор отменила и дело направила на новое расследование "в связи с наличием оснований для изменения обвинения на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении".

Как видно из определения, судом кассационной инстанции сделан вывод о том, что установленные предварительным следствием и судом первой инстанции фактические обстоятельства произошедшего противоречат имеющимся в деле доказательствам о роли каждого из обвиняемых в совершенных преступлениях, поскольку А. последовательно утверждал, что выстрелы в потерпевших произвел он, а не К.

Действительно, в ходе предварительного следствия и в суде А. показывал, что, с целью напугать потерпевших, он достал из багажника автомашины пистолет-автомат, который ранее нашел в лесу, и, намереваясь сделать выстрел вверх, нажал на курок, но автоматная очередь случайно пришлась в салон автомашины, где находились потерпевшие (т. 2 л.д. 193 - 194, 217 - 223, т. 5 л.д. 113 - 118).

Однако, приняв за основу только показания А., не оценив их в совокупности с показаниями потерпевшего Г. о том, что стрелял именно К. и он же впоследствии избивал потерпевшего по голове и шее прикладом оружия (т. 1 л.д. 229 - 232, т. 5 л.д. 100 - 103), с заключением судебного эксперта-химика, согласно которому в смывах с кисти правой руки А. следов продукта выстрела (дифениламина) не обнаружено (т. 3 л.д. 9) и другими собранными по делу и положенными в основу приговора доказательствами, предрешив тем самым вопрос о преимуществах одних доказательств перед другими, суд кассационной инстанции по существу нарушил требование ч. 2 ст. 352 УПК РСФСР.

Одновременно из материалов уголовного дела видно, что никто из участников процесса как со стороны защиты, так и со стороны обвинения вопрос о направлении дела на новое расследование не ставил.

При таких обстоятельствах решение суда кассационной инстанции принято без учета положений пункта 1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 года, в соответствии с которым пункт 3 части первой статьи 232 УПК РСФСР, как возлагающий на суд обязанность по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору при наличии оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, существенно отличающегося по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении, признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 49 и 123 (часть 3), а также статьям 46 (часть 1) и 52.

По смыслу закона требование о недопустимости направления дела по инициативе самого суда на новое расследование по основаниям, предусмотренным пунктом 3 части 1 статьи 232 УПК РСФСР, в равной мере относится и к судам кассационной инстанции.

Указание же суда кассационной инстанции на то, что при предъявлении обвинения К., С.А. и А. допущены нарушения требований ст. 144 УПК РСФСР, выразившихся в том, что в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых нет достаточных данных, подтверждающих признак устойчивости созданной вооруженной группы (банды), а сами постановления содержат один и тот же текст, безосновательно и опровергается материалами уголовного дела, из которых видно, что требования ст. 144 УПК РСФСР не нарушены, в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых К., С.А. и А. указаны обстоятельства совершения ими преступлений, при этом действия обвиняемых конкретизированы по каждой из статей уголовного закона.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 349 УПК РСФСР суд кассационной инстанции, если он установит, что доказательствами, рассмотренными судом первой инстанции, предъявленное подсудимым обвинение в создании банды не подтверждено, при отсутствии ходатайств о направлении дела для производства дополнительного расследования или соответствующих оснований для направления дела на новое судебное рассмотрение, обязан дело в этой части прекратить.

При таких обстоятельствах кассационное определение нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое кассационное рассмотрение, в процессе которого необходимо рассмотреть доводы жалоб и принять по ним соответствующее требованиям ст. 339 УПК РСФСР решение.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2000 года по делу в отношении К., С.А., А. отменить, дело передать на новое кассационное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"