||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 октября 2000 года

 

Дело N 85-О99-36

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 18 октября 2000 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных А., И., М., К.М., С., Г. и Р. и адвокатов Первачева А.А., Иванова Н.И., Черкасова А.А., Бухрякова А.Г, Зиновкина В.П. и Хазиева Ш.Н. на приговор Калужского областного суда от 17 сентября 1999 года, которым

А., 29 апреля 1968 года рождения, со средним специальным образованием, женатый, имеющий на иждивении малолетнюю дочь 1992 года рождения, ранее не судимый, осужден по ст. ст. 15 и 102 п. "н" УК РСФСР на восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

И., 11 июня 1962 года рождения, до ареста работавший директором ПКТОО "Союз" в г. Москве, с незаконченным высшим образованием, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на шесть лет 6 месяцев; по ст. 218.1 ч. 2 УК РСФСР на два года; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на один год; по ст. 102 п. "н" УК РСФСР на десять лет, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на одиннадцать лет в исправительной колонии общего режима;

М., 31 июля 1972 года рождения, имеющий на иждивении малолетнюю дочь, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на шесть лет; по ст. 218.1 ч. 2 УК РСФСР на два года; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на один год; по ст. 102 п. "н" УК РСФСР на девять лет, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на десять лет в исправительной колонии общего режима;

К.М., 19 января 1963 года рождения, со средним техническим образованием, до ареста не работавший, женатый, имеющий на иждивении малолетнюю дочь, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на шесть лет; по ст. 218.1 ч. 2 УК РСФСР на один год; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года; по ст. ст. 17 и 102 п. "н" УК РСФСР на восемь лет 6 месяцев, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на девять лет в исправительной колонии общего режима;

С., 27 октября 1966 года рождения, с высшим образованием, имеющий на иждивении двоих малолетних детей, работавший в ООО "Трубопласт" в г. Калуге инженером по маркетингу, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на пять лет; по ст. 218.1 ч. 2 УК РСФСР на один год; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на шесть месяцев; по ст. ст. 17 и 102 п. "н" УК РСФСР с применением ст. 64 УК РФ на шесть лет, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений окончательно на шесть лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима;

Г., 7 августа 1972 года рождения, со средним техническим образованием, ранее судимый: 16 января 1992 г. по ст. ст. 89 ч. 3, 144 ч. 2, 144 ч. 3, 148 ч. 2 и 212.1 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 24.2 УК РСФСР на 3 года лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду; 12 ноября 1992 г. по ст. 224 ч. 3 УК РСФСР на 2 года лишения свободы и по совокупности приговоров на 3 года лишения свободы, определением от 26 января 1994 года освобожденный из мест заключения условно - досрочно на 1 год 5 месяцев 12 дней, работавший заместителем директора ООО "Трубопласт" г. Калуги, осужден к лишению свободы: по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на пять лет; по ст. 218.1 ч. 2 УК РСФСР на один год; по ст. ст. 17 и 102 п. "н" УК РСФСР на восемь лет; на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений на восемь лет 6 месяцев, на основании ст. 41 УК РСФСР по совокупности приговоров окончательно на девять лет в исправительной колонии строгого режима;

С., 23 июня 1956 года рождения, со средним образованием, женатый, имеющий на иждивении несовершеннолетнего ребенка, работавший исполнительным директором ТОО "ВААЛ", не судимый, - осужден по ст. 126 ч. 2 п. "а" УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

Р., 21 декабря 1971 года рождения, со средним образованием, не работавший, ранее не судимый, осужден по ст. 126 ч. 2 п. "а" УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Оправданы: И. по ст. ст. 145 ч. 3 и 144 ч. 3 УК РСФСР, М. по ст. ст. 144 ч. 3; 145 ч. 3 УК РСФСР, К.М. по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР, С. по ст. ст. 144 ч. 3 и 145 ч. 3 УК РСФСР, Г. по ст. ст. 144 ч. 3, 145 ч. 3 УК РСФСР и по ст. 222 ч. 1 УК РФ, А. по ст. ст. 15, 17 ч. 6 и п. п. "а", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР, ст. 109 ч. 2 УК РСФСР, ст. 222 ч. 1 УК РФ - за недоказанностью их вины, С. по ст. 218.1 ч. 1 УК РСФСР, А. по ст. 102 п. п. "е", "и", "н" УК РСФСР - за отсутствием в их действиях состава преступления.

По этому же делу осужден К.С., приговор в отношении которого не опротестован и не обжалован.

Заслушав доклад судьи, объяснения осужденных И., К.М., М., Р. и Г., адвокатов Черкасова А.А., Хазиева Ш.Н., Бухрякова А.Г., Первачева А.А" Мезько А.Г, поддержавших доводы своих кассационных жалоб, а также заключение прокурора Алешиной И.Ф., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

признаны виновными:

А. - в покушении на убийство К.С. группой лиц по предварительному сговору;

И. - в похищении А., М. и К. по предварительному сговору группой лиц с применением оружия и с применением насилия, опасного для здоровья потерпевших; незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов; умышленном убийстве М. по предварительному сговору группой лиц;

М. - в похищении А., М. и К. по предварительному сговору группой лиц с применением оружия и насилия, опасного для здоровья потерпевших; незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов; умышленном убийстве М. по предварительному сговору группой лиц;

К. - в похищении А., М. и К. по предварительному сговору группой лиц с применением оружия и насилия, опасного для здоровья потерпевших; пособничестве в умышленном убийстве М. по предварительному сговору группой лиц; незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов;

С. и Г. - в похищении А., М. и К. по предварительному сговору группой лиц с применением насилия, опасного для здоровья; пособничестве в умышленном убийстве М. по предварительному сговору группой лиц;

С. - в похищении А. и М. по предварительному сговору группой лиц;

Р. - в похищении А., М. и К. по предварительному сговору группой лиц;

И., М., К., С. и Г. - в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов по предварительному сговору группой лиц;

С. - в незаконном хранении боевых припасов.

Преступления совершены в ноябре - декабре 1994 года в Калужской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные виновными себя в совершении указанных преступлений по существу не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных, и в возражениях на кассационные жалобы):

осужденный И. утверждает, что его вина в совершении преступлений не доказана, а дело рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном. Указывает, что судом неправильно установлен мотив его действий, не учтено его нахождение в состоянии крайней необходимости, не допрошен ряд свидетелей, показания которых имели существенное значение по делу, не опознан труп мужчины, дана неправильная оценка показаниям К. и А. Считает, что прокурор Алешина не могла участвовать в рассмотрении дела в качестве государственного обвинителя, поскольку на предварительном следствии участвовала в производстве следственных действий. Просит приговор в отношении него отменить, а производство по делу прекратить;

адвокат Первачев в защиту осужденного И. утверждает, что вина последнего в убийстве М. не доказана, а вывод о его виновности основан лишь на противоречивых показаниях самих осужденных и К., полученных на предварительном следствии с нарушением закона. Указывает, что все действия И. были связаны лишь с выяснением обстоятельств готовящегося его убийства и умысла на убийство М. у него не было. Считает, что указав в приговоре, что И., угрожая предметом, похожим на оружие, заставил А. и К. произвести выстрел в М., а также сделав вывод о совершении И. убийства из мести, суд тем самым вышел за пределы предъявленного осужденному обвинения. Также считает, что суд в подтверждение вины И. не мог ссылаться на показания, данные на предварительном следствии К., поскольку дело в отношении последнего выделено в отдельное производство в связи с его розыском, а также на показания А. и М., поскольку они получены с нарушением закона - обоим осужденным не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ. Обращает внимание на то, что по делу не установлена принадлежность трупа М. и место его обнаружения, а также на существенные нарушения уголовно - процессуального закона, допущенные органами следствия при осмотрах места происшествия, в том числе и с участием А., выразившиеся в производстве этих действий неуполномоченными на то лицами, отсутствии в протоколах и схемах сведений о понятом, обнаруженных вещественных доказательствах, производстве видео- и фотосъемки, времени и месте составления этих документов, а также в наличии в них существенных противоречий. Считает, что акты различных экспертиз, в том числе и судебно - биологической, а также протоколы осмотра дачи Ж., ее допроса и дополнительного осмотра места происшествия с участием М. также не могут являться доказательствами по делу, поскольку экспертизы произведены по постановлениям, вынесенным прокурорами - криминалистами Д., Г. и следователем К., а другие указанные следственные действия - тем же К., не входящими в состав следственной группы. Кроме того, считает, что И. не может нести ответственность по ст. 126 УК РФ, поскольку он действовал в состоянии необходимой обороны. Оспаривая вывод суда о виновности И. в похищении огнестрельного оружия, патрона и их хранении, обращает внимание на отсутствие оружия и патронов и возможности их исследования. Просит приговор отменить и производство по делу прекратить;

адвокат Мезько А.Г. в защиту осужденного И. также утверждает, что вина осужденного в совершении указанных преступлений не доказана, не установлена принадлежность трупа М. Обращает внимание на противоречия, содержащиеся в актах осмотра трупа, а также в выводах суда относительно использования И. оружия. Полагает, что суд в подтверждение вины И. не мог ссылаться на показания К., поскольку тот является лицом, заинтересованным в исходе дела. Считает, что И. не мог быть осужден за похищение А., поскольку тот был добровольно отпущен. Оспаривает применение И. насилия в отношении М. и К., считает, что суд по эпизоду убийства М. вышел за пределы предъявленного И.у обвинения. Просит приговор в части осуждения И. по ст. ст. 102 и 222 УК РФ, ст. 218.1 УК РСФСР отменить и производство по делу прекратить, переквалифицировать действия осужденного со ст. 126 ч. 2 на ст. ст. 33 и 126 ч. 1 УК РФ, по которой назначить ему наказание в пределах отбытого срока;

осужденный А. утверждает, что покушение на убийство К.С. он совершил в состоянии аффекта, вызванного противоправным поведением самого К.С., который систематически угрожал ему убийством. Просит переквалифицировать его действия на ст. ст. 15 и 104 УК РСФСР и смягчить наказание;

осужденный Р. утверждает, что преступления он не совершал, в сговор с другими лицами на похищение потерпевших не вступал. Оспаривает решение суда о взыскании с него издержек за участие в деле адвоката, поскольку последний допущен к участию в деле без его, Р., согласия. Просит приговор в части взыскания с него издержек отменить, а в остальном приговор изменить, смягчить ему наказание до отбытого;

осужденный К.М. также утверждает, что преступления он не совершал. Считает показания К. ложными, а показания М. и С. на предварительном следствии - полученными с нарушением закона. Указывает на нарушения уголовно - процессуального законодательства при осмотрах места происшествия и трупа потерпевшего. Считает, что не подтверждена принадлежность трупа М. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке;

адвокат Черкасов в защиту К.М. утверждает, что действия осужденного судом квалифицированы неправильно. При этом указывает, что суд, признав осужденного виновным в похищении потерпевших, не дал оценки тем обстоятельствам, что А. был добровольно отпущен домой, М. добровольно поехал с ними, а К. свободно передвигался по г. Москве и беспрепятственно выезжал в г. Калугу. Оспаривая вывод суда о виновности К.М. в похищении оружия, указывает, что М. добровольно показал осужденным место, где находилось оружие. Оспаривая вывод суда о виновности осужденного в соучастии в убийстве М., утверждает, что осужденные привезли потерпевшего в лес для инсценировки его убийства, однако его не убивали, а обнаруженный в лесу труп не принадлежит М. Просит приговор в отношении С. отменить, а производство по делу прекратить;

осужденный М. утверждает, что его вина в совершении преступлений не доказана. Отрицает какие-либо угрозы пистолетом А. и К., а также и то, что заставлял их убить М. Считает, что на предварительном следствии показания от И. и А. получены с нарушением закона. Полагает, что обыск в доме Ж., ее допрос и выход на место происшествия совместно с ним не могут являться доказательствами, поскольку произведены работниками правоохранительных органов, не входящими в состав следственной группы. Обращает внимание на то, что обнаруженный труп не был опознан. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке;

адвокат Иванов в защиту М. утверждает, что суд, признав осужденного виновным в убийстве М., вышел за пределы предъявленного ему обвинения. В приговоре не указаны конкретные действия осужденного, связанные с убийством потерпевшего, и мотив его действий. Указывает на недоказанность вины осужденного в похищении потерпевших. Считает, что в подтверждение вины осужденного суд не мог ссылаться на его показания на предварительном следствии, поскольку М. не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, а также на протоколы осмотров места происшествия и акты экспертиз, поскольку они соответственно составлены и назначены лицами, не входящими в состав следственной группы. Просит приговор в отношении М. отменить, а производство по делу прекратить;

осужденный Г. считает приговор в отношении него неполным и необоснованным. Утверждает, что вывод о его виновности основан на противоречивых доказательствах. Обращает внимание на то, что в приговоре действия его и других осужденных не конкретизированы. Считает, что все признательные показания на предварительном следствии от осужденных получены с нарушением закона. Оспаривает основания решения суда в части его оправдания по ст. ст. 144, 145 и 222 УК РСФСР, при этом считает, что в его действиях отсутствуют указанные составы преступлений. Просит приговор в отношении него отменить и производство по делу прекратить;

адвокат Зиновкин в защиту Г. утверждает, что вина последнего в похищении А., М. и К., а также в причинении последнему менее тяжких телесных повреждений, похищении оружия из квартиры М. и пособничестве в убийстве последнего не доказана. Обращает внимание на отсутствие у осужденного мотивов для преступлений в отношении М. Просит приговор в отношении Г. отменить, а производство по делу прекратить;

осужденный С. отрицает свое участие в пособничестве в убийстве М., при этом утверждает, что лишь присутствовал при совершении этого преступления. Обращает внимание на то, что в приговоре не указано, какие конкретно действия он совершил в качестве соучастника убийства. Также отрицает участие в похищении потерпевших. Просит учесть эти обстоятельства при рассмотрении дела в кассационном порядке;

адвокат Бухряков в защиту С.а также утверждает, что вина осужденного в похищении потерпевших и оружия, причинении К. телесных повреждений, хранении патронов и пособничестве в убийстве М. не доказана. Обращает внимание на то, что в приговоре не указана форма пособничества осужденного в убийстве. Считает, что суд вышел за пределы предъявленного С. обвинения в части пособничества в убийстве и мотивов его действий. Просит приговор в отношении С. отменить, а производство по делу прекратить;

адвокат Хазиев в защиту С. утверждает, что его вина в похищении А. и М. не доказана. Указывает, что в приговоре действия осужденного изложены неконкретно. Просит приговор в отношении С. отменить и производство по делу прекратить.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор в части осуждения И., М., К.М. и С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ подлежащим отмене, а производство по делу - прекращению за истечением сроков давности, а в остальном приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

1. Вывод суда о виновности А. в покушении на убийство К.С. основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, из показаний потерпевшего К.С. следует, что А. и М. на автомашине вывезли его за город, где А. неожиданно выстрелил в него из пистолета, ранив в голову, а затем из обреза, но промахнулся. Он пытался убежать, однако А., догнав его, сказал М., чтобы тот стрелял, после чего последний произвел выстрел ему, К.С., в грудь. После этого он побежал и ему удалось скрыться.

Согласно показаниям, данным самим А. на предварительном следствии, он совместно с М. действительно пытался убить К.С., при этом выстрелил в голову потерпевшего из газового пистолета, догнал его, когда тот пытался убежать, после чего М. из обреза произвел в К.С. несколько выстрелов, однако потерпевший убежал.

Свидетель Т. (врач) подтвердил, что из раны в заушной области головы К.С. он удалил металлический шарик диаметром 4 - 5 мм.

Из акта судебно - медицинской экспертизы следует, что у К.С. обнаружены рана заушной области головы и две раны спины и грудной клетки.

Каких-либо объективных данных о том, что А. совершил покушение на убийство К.С. в состоянии аффекта, вызванного противоправным поведением самого К.С., в материалах дела не имеется.

Поэтому содержащиеся в кассационной жалобе осужденного аналогичные доводы обоснованными признать нельзя.

Указанные действия А. судом по ст. ст. 15 и 102 п. "н" УК РСФСР квалифицированы правильно.

2. Вывод суда о виновности И., М., К.М., С., Р. и Г. в похищении А., М. и К., С. в похищении А. и М., И., М., К.М., С. и Г. в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, И. и М. в умышленном убийстве М., а К.А., С. и Г. в пособничестве в умышленном убийстве М. также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

На предварительном следствии осужденный А. показал, что названные выше осужденные в помещении офиса фирмы подвергли избиению, угрожали убийством, при этом М. ударил его пистолетом, а К.М. - револьвером по голове, И. ударом пистолета сломал ему зуб. Он был вынужден назвать им М., К.С. и К. как лиц, готовивших убийство И. По указанию И., К.М., М. и С. вывели его из помещения, посадили в автомашину и под угрозой убийством привезли в г. Обнинск, где он указал им место жительства М. Названные осужденные, кроме Р., проникли в квартиру М., избили последнего, обыскали квартиру, М. насильно вывели и со связанными руками поместили в багажник автомашины, после чего привезли их на дачу и держали там в бассейне под наблюдением вооруженного охранника. Он слышал стоны и крики М.. Вскоре ему сообщили, что они его освобождают под условием нахождения дома и сообщения о появлении К. Через некоторое время его вновь привезли на дачу, где голым удерживали в сауне. Он слышал крики М. и К., видел как их избивали. Через некоторое время его и К. вывезли в лес и под угрозой убийства заставили убить М., после чего его отпустили домой.

Из показаний потерпевшего К. следует, что К.М. привез его на дачу, где находились И., М., С., Г., С. и Р. Там он видел обнаженного А. и М., находившегося в бассейне. И. и К.М. подвергли его избиению. Его раздели, после чего С. и Г. его также избили. М. приставлял к его ногам оголенный электрический провод. По требованию И. он собственноручно написал заявление о приготовлении убийства И., покушении на убийство К.С. и о том, что он и А. убили М., после чего его до ночи держали в сауне. Слышал как И. заявил о необходимости убийства М. Затем его и А. вывезли в лес, где И. под угрозой убийства заставил убить М., при этом он стрелял в М. из револьвера, который ему дал К.М., а А. - из обреза, переданного М. В это время И. приставил к его голове пистолет, а С. их фотографировал. После этого его насильно удерживали в квартире в г. Москве под охраной Р. и других лиц.

Суд первой инстанции тщательно исследовал приведенные показания А. и К. и пришел к правильному выводу о их достоверности, поскольку эти показания подробны и последовательны, даны названными лицами неоднократно, они согласуются как между собой, так и с другими доказательствами, которым в приговоре также дана надлежащая оценка, в том числе:

с актами судебно - медицинских экспертиз, из которых видно, что у А. обнаружены рубцы на голове, ушной раковине, дефект коронки зуба, у К. - перелом ребра, множественные кровоподтеки, ожоги на бедре, голени и стопе;

показаниями осужденного М., данных им на предварительном следствии, из которых видно, что он участвовал в похищении А., М. и К., нападении на квартиру М., нахождении там обреза, патронов, газового пистолета и ножей и завладении ими, избивал М., прикладывал к его спине раскаленный клинок ножа, удержании названных лиц на даче, приставлял оголенные концы электропровода к ногам К., участвовал в принятии с другими названными выше осужденными решения об убийстве М., вместе с С. заранее выкопал для М. могилу, приехал с теми же осужденными, вооруженными пистолетом, револьвером и обрезом, в лес, участвовал в убийстве К. и А. М.;

показаниями осужденного С., также данными им на предварительном следствии, о том, что он и названные выше осужденные ворвались в квартиру М., где он охранял последнего, а остальные искали оружие, после чего М. насильно вывели из квартиры и посадили в автомашину, а также о том, что в лесу К. и А. дали оружие и заставили выстрелить в М.;

показаниями, данными на предварительном следствии С., согласно которым он также участвовал в похищении А., нападении на квартиру М., обнаружении там оружия, которое из квартиры вынес М., при непосредственном его, С., участии в избиении М., вывозе в лес М. и сжигании трупа последнего и закапывании его;

показаниями свидетеля М. об обстоятельствах проникновения осужденных в квартиру, избиения М., обнаружения ими в квартире оружия и похищении М.;

протоколом опознания свидетелем М. Г., К.А. и С. как лиц, ворвавшихся в ее квартиру и совершивших указанные выше действия;

показаниями свидетеля Л. (работника правоохранительных органов) о том, что при освобождении из квартиры в г. Москве К. там был задержан Р.;

протоколом осмотра места происшествия с участием А., согласно которому осужденный указал место убийства М., а по следам волочения трупа обнаружено его захоронение, при этом труп обожжен;

актом судебно - медицинской экспертизы об обнаружении на указанном трупе 3-х огнестрельных пулевых ранений в области грудной клетки и головы;

актом судебно - баллистической экспертизы о том, что две изъятые из головы трупа пули принадлежат патронам к револьверу "Наган".

Какие-либо объективные данные, свидетельствующие о получении от А., М. и К. показаний на предварительном следствии с нарушением закона, в материалах дела отсутствуют. Сами по себе факты выделения дела в отношении К. в отдельное производство и его нахождение в розыске не могут свидетельствовать о необъективности его показаний, полученных на предварительном следствии.

При таких данных содержащиеся в кассационных жалобах доводы о необъективности и противоречивости показаний осужденных А. и М., а также показаний К. и о получении их с нарушением норм уголовно - процессуального законодательства обоснованными признать нельзя.

Доводы, содержащиеся в жалобах осужденных и адвокатов, о неустановлении принадлежности обнаруженного на месте происшествия трупа М. опровергаются актами экспертного исследования эксгумированного трупа о его принадлежности мужчине возрастом 41 - 45 лет, ростом 174 см и судебно - медицинского исследования, произведенного экспертом А., о том, что обнаруженные на месте происшествия останки принадлежат именно М., а также актом судебно - биологической экспертизы о принадлежности обнаруженных на месте происшествия крови М., которые согласуются как с приведенными выше показаниями самих осужденных, так и с данными осмотра места происшествия с участием А.

При этом каких-либо существенных противоречий в актах осмотра трупа, свидетельствующих о том, что обнаруженный на месте происшествия труп не принадлежит М., как об этом указывается в кассационной жалобе адвоката, не установлено.

Нельзя согласиться и с содержащимися в кассационных жалобах адвокатов и осужденных доводами о том, что в приговоре не указаны конкретные действия М., С., С. и Г., связанные с похищением потерпевших и убийством М., и мотив их действий, поскольку в описательной части приговора действия названных осужденных, равно как и всех остальных, изложены подробно с указанием конкретных мотивов действий каждого.

Суд первой инстанции по мотивам, изложенным в приговоре, обоснованно признал, что А. после похищения фактически добровольно осужденными не освобождался, временно находился по месту своего жительства под контролем с их стороны и под условием выполнения их указания, связанного с поиском К. Отсутствуют в материалах дела и объективные данные о добровольном освобождении осужденными К. и М.

Поэтому нельзя признать обоснованными и доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, о добровольном освобождении А., К. и М. осужденными и отсутствии по этой причине в их действиях состава преступления.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе адвоката Черкасова доводов о том, что М. добровольно показал осужденным место, где находилось оружие, то их обоснованными признать также нельзя, поскольку они не основаны на материалах дела и опровергаются приведенными выше доказательствами, которым в приговоре дана правильная оценка.

Таким образом, приведенными выше и другими имеющимися в материалах дела доказательствами опровергаются содержащиеся в кассационных жалобах доводы о недоказанности вины И., М., К., С., Р. и Г. в похищении А., М. и К., С. в похищении А.а и М., И., М., К.М., С. и Г. в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, И. и М. в умышленном убийстве М., а К.М., С. и Г. в пособничестве в умышленном убийстве М., о совершении указанных преступлений в состоянии крайней необходимости и необходимой обороны со стороны И., а также о неустановлении мотива действий последнего.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия И. и М. по ст. 102 п. "н" УК РСФСР, К.М., С. и Г. по ст. ст. 17 и 102 п. "н" УК РСФСР, И., М.а и К.М. по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, С. и Г. по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, С. и Р. по ст. 126 ч. 2 п. "а" УК РФ, а И., М., К.М., С. и Г. также и по ст. 218.1 ч. 2 УК РСФСР.

3. Правильным является и вывод суда о виновности И. в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов - обреза и патрона к нему, С. - в незаконном хранении боеприпасов - 2-х малокалиберных патронов, М. - незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов - обреза и патрона к нему, а К.М. - незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов - револьвера "Наган" и патрона к нему, поскольку он также основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Этот вывод суда основан на приведенных выше и в приговоре доказательствах и фактически не оспаривается самими осужденными и их защитниками в кассационных жалобах.

Действия И., М., К.М. и С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Вместе с тем, исходя из положений ст. 48 ч. 1 п. 3 УК РСФСР и учитывая, что с момента совершения преступления прошло более 5-ти лет, срок давности за совершение указанного преступления истек.

Поэтому настоящий приговор в части осуждения названных осужденных по ст. 222 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а производство по делу в этой части - прекращению.

Что же касается содержащихся в кассационных жалобах доводов о том, что дело расследовано и рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном, ряд следственных действий выполнен работниками правоохранительных органов, не входящими в состав следственной бригады, протоколы и схемы осмотров места происшествия составлены с нарушением уголовно - процессуального законодательства, а также о том, что суд, признавая осужденных виновными в совершении указанных преступлений, вышел за пределы предъявленного им обвинения, то они также являются необоснованными, поскольку, как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Не могут служить основанием к отмене приговора и доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, о невозможности участия прокурора Алешиной в рассмотрении настоящего дела в качестве государственного обвинителя на том основании, что она участвовала в производстве следственных действий по делу на предварительном следствии, поскольку такая деятельность прокурора соответствует требованиям ст. ст. 211 и 248 УПК РСФСР.

Нельзя согласиться и с доводами, содержащимися в кассационной жалобе осужденного Р., о необоснованности взыскания с него издержек за участие в деле адвоката, поскольку последний был законно допущен к осуществлению защиты осужденного и в полной мере свои обязанности исполнил.

Суд первой инстанции обоснованно оправдал Г. по ст. ст. 144 ч. 3 и 145 ч. 3 УК РСФСР и по ст. 222 ч. 1 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений, в связи с чем с содержащимися в кассационной жалобе осужденного, не согласного с основанием оправдания, доводы о том, что в его действиях отсутствуют указанные составы преступлений, согласиться также нельзя.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Калужского областного суда от 17 сентября 1999 года в части осуждения И., М., К.М. и С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить и производство по делу прекратить за истечением сроков давности.

На основании ст. 40 УК РСФСР назначить наказание:

И. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, 218.1 ч. 2 и 102 п. "н" УК РСФСР, в виде лишения свободы сроком на 10 (десять) лет в исправительной колонии общего режима;

М. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, 218.1 ч. 2 и 102 п. "н" УК РСФСР, в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет в исправительной колонии общего режима;

К.М. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, 218.1 ч. 2, 17 и 102 п. "н" УК РСФСР, в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима;

С. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, 218.1 ч. 2, 17 и 102 п. "н" УК РСФСР, в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор о них, а также в отношении А., Г., С. и Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"