||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 октября 2000 г. N 184пв-2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    Председателя                                    Лебедева В.М.,

    членов Президиума                               Радченко В.И.,

                                                    Петухова Н.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

                                                      Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                     Смакова Р.М.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                      Попова Г.Н.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                 Вячеславова В.К.,

    с участием заместителя Генерального

    прокурора Российской Федерации                   Давыдова В.И.

 

рассмотрел в порядке надзора по протесту первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.И.Радченко гражданское дело по иску Комитета районного самоуправления г. Белозерска к Г.А. и др. о признании ордера на жилое помещение недействительным.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., выступления Г.А., представителя Белозерского комитета районного самоуправления Т. (доверенность в деле), заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест отклонить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Комитет районного самоуправления г. Белозерска в августе 1995 г. обратился в суд с иском к Г.А. и проживающим с ним членам семьи о признании недействительными ордера и договора приватизации трехкомнатной квартиры <...> и выселении.

В обоснование иска истец ссылался на то, что предоставление жилья имело место в нарушение жилищного законодательства, поскольку ни он, ни члены его семьи очередниками, нуждающимися в улучшении жилищных условий, не являлись.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

В связи с тем, что 06.07.98 на квартиру <...> выдан ордер Ген., Г.В. и Г.А. предъявили встречный иск о признании данного ордера и договора приватизации квартиры недействительными.

Решением Вологодского районного суда от 26.05.99, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 30.06.99, удовлетворен иск Белозерского комитета районного самоуправления, во встречном иске Г-вым отказано.

Первым заместителем Председателя Верховного Суда РФ был внесен протест в президиум Вологодского областного суда, в котором поставлен вопрос об отмене решения Вологодского районного суда от 26.05.99 и определения судебной коллегии областного суда от 30.06.99 и вынесении по делу нового решения об отказе в иске Комитету районного самоуправления г. Белозерска к Г-вым о признании недействительным ордера и договора приватизации кв. <...> и удовлетворении иска Г.В. и Г.А. к Ген. о признании ордера и приватизации той же квартиры недействительными.

Постановлением президиума Вологодского областного суда от 24.01.2000 обжалуемые в порядке надзора судебные постановления были отменены и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Протест первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене постановления президиума Вологодского областного суда в части направления дела на новое рассмотрение и вынесении по делу нового решения, был внесен и в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Определением от 10.04.2000 протест оставлен без удовлетворения. По мнению Судебной коллегии, условий для вынесения нового решения не имелось.

В протесте первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ и внесении изменений в постановление президиума областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест обоснованным.

Как видно из материалов дела, по решению Совета трудового коллектива администрации Белозерского района от 03.10.94 Г.А. выделена трехкомнатная квартира жилой площадью 43,9 кв. м на семью из 5 человек <...>. 14.10.94 на данную квартиру Г.А. выдан ордер (л.д. 14, т. 1).

С согласия Г.А. 09.11.94 трехкомнатная квартира передана по договору в собственность его жены Г.В. В число сособственников включен несовершеннолетний сын Г-вых - Г.Д., 1984 года рождения (л.д. 21, т. 1).

В силу ст. 48 ЖК РСФСР ордер на жилое помещение может быть признан недействительным в случаях представления гражданами несоответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, нарушения прав других граждан или организаций на указанное в ордере жилое помещение, неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о предоставлении жилья, а также в иных случаях нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений.

Иск о признании ордера недействительным заявлен по данному делу по основаниям нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений. По утверждению истца, семья Г-вых не нуждалась в улучшении жилищных условий, Г.А. не был очередником района, дом, в котором он проживал, не был аварийным. Переселившись в предоставленную квартиру, ответчики улучшили свои жилищные условия.

Суд согласился с этими доводами, не приняв во внимание, что принятие на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, производится как по месту жительства, так и по месту работы (ст. 31 ЖК РСФСР).

06.07.94 Г.А. обратился в совет трудового коллектива администрации Белозерского района с заявлением о выделении благоустроенной квартиры, ссылаясь на аварийное состояние занимаемой 4-комнатной квартиры <...> жилой площадью 48,9 кв. м, общей площадью 74,2 кв. м (л.д. 11, 31, т. 1).

Занимаемая ответчиками ранее 4-комнатная квартира <...> неоднократно обследовалась комиссиями администрации района по строительству.

23.09.93 комиссия установила разрушение фундамента на уровне земли и нижних венцов бруса (л.д. 10, т. 1).

19.10.93 комиссия выявила отсутствие гидроизоляции фундамента, отмостки вокруг дома, разрушение фундамента, разрушение от гниения 4 венцов по периметру и внутренним капитальным стенам, 30% оконных подушек подверглись гниению. Комиссия пришла к выводу о том, что дом требует капитального ремонта с выселением жильцов.

Приведенные обстоятельства, характеризующие техническое состояние занимаемой жилой площади, а следовательно, и наличие условий для предоставления другого жилого помещения, подтверждены материалами дела, однако судом не приняты во внимание.

Суд указал в решении, что очередниками на улучшение жилищных условий ответчики не являлись, переселившись в предоставленную квартиру, улучшили свои жилищные условия.

Однако предоставление жилого помещения имело место по месту работы Г.А., при этом не нарушались жилищные права других работников администрации района.

Судом не принято во внимание, что 4-комнатная квартира в связи с предоставлением 3-комнатной квартиры <...> была полностью освобождена ответчиками и после проведения ремонтных работ заселена семьей Воеводиной Г.А., состоящей в льготной очереди.

В связи с предоставлением ответчикам 3-комнатной квартиры ни один из очередников администрации не оспаривал его право на получение жилья.

Удовлетворяя иск комитета районного самоуправления, суд исходил из того, что в нарушение порядка улучшения жилищных условий граждан, Г.А., не являясь лицом, нуждающимся в таком улучшении, получил жилую площадь большую по размеру, повышенной комфортности.

Между тем, ранее семья Г-вых проживала в деревянном доме, требующем капитального ремонта, занимала 4-комнатную квартиру размером 48,9 кв. м, переселилась в 3-комнатную квартиру размером 43,09 кв. м (л.д. 14, 15, т. 1).

Ссылка в решении на то, что полученное жилое помещение было оборудовано мансардой и другими подсобными помещениями, не имели правового значения, поскольку размер жилой площади в результате замены ранее занимаемой квартиры был уменьшен, полученная квартира не была подключена к центральному отоплению и канализации, а для использования мансарды в качестве жилого помещения необходимо сделать значительные затраты, получив на это соответствующее разрешение.

При таком положении признание ордера недействительным по основаниям нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений имело место вопреки материалам дела и требованиям жилищного законодательства.

Соглашаясь с доводами протеста в этой части, президиум Вологодского областного суда в постановлении от 24.01.2000 указал, что, поскольку не имелось оснований, указанных в законе, для признания недействительным ордера, выданного Г.А. на спорную квартиру, подлежал удовлетворению встречный иск Г-вых к Ген. о признании недействительным выданного ей ордера на ту же квартиру, признании недействительным договора приватизации и выданного на его основе свидетельства о регистрации права на спорную квартиру.

Таким образом, президиум областного суда констатировал наличие условий для вынесения нового решения по делу, но в то же время признал это невозможным по той причине, что вопрос о последствиях признания недействительным ордера, выданного Ген. на спорную квартиру, т.е. вопрос о выселении ее с членами семьи на ранее занимаемую жилую площадь или в другое жилое помещение, нуждался в дополнительном исследовании.

Между тем указанный вопрос может быть разрешен и без направления дела в полном объеме на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как в соответствии со ст. 100 ЖК РСФСР данный вопрос является следствием признания ордера недействительным.

Это обстоятельство не было учтено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, ошибочно полагавшей, что для разрешения вопроса о последствиях признания ордера недействительным требуется новое исследование всех обстоятельств, включая обстоятельства предоставления Г.А. спорной жилой площади.

При указанном положении имеются основания для отмены определения Судебной коллегии и внесения изменений в постановление президиума областного суда.

Руководствуясь п. 5 ст. 329 ГПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

отменить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2000 г.

Постановление президиума Вологодского областного суда от 24 января 2000 г. изменить, изложив его в следующей редакции: "Отменить решение Вологодского районного суда г. Вологды от 26 мая 1999 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 30 июня 1999 г."

Вынести по делу новое решение об отказе в иске Комитету районного самоуправления г. Белозерска к Г.А. и членам его семьи о признании недействительными ордера N 5127, выданного 14 октября 1994 г. Г.А. на право занятия с семьей из 5 человек квартиры <...> и договора от 9 ноября 1994 г. на передачу в совместную собственность Г.В. и Г.Д. квартиры <...>. Удовлетворить встречный иск Г.А. и Г.В. к Ген. о признании недействительным и ордера N 5980, выданного 6 июля 1998 г. Ген. на право занятия квартиры <...>, договора от 14 июля 1998 г. на передачу в общую собственность Ген. и Г.Д.С. указанной квартиры и свидетельства о государственной регистрации права на указанную квартиру, выданного Ген., Г.Д.С. 15 июля 1998 г. Бюро технической инвентаризации администрации Белозерского муниципального района. Вопрос о последствиях признания недействительным ордера, выданного Ген. на право занятия с семьей квартиры <...> передать на рассмотрение суда первой инстанции.

 

Председатель

Верховного Суда

Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"