||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 1997 года

 

Дело N 18-Г96-15

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 января 1997 года дело по заявлению прокурора Апшеронского района Краснодарского края в интересах К. к М. о признании договора дарения 2/3 квартиры недействительным по кассационной жалобе М. на решение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 сентября 1996 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.М. Маслова и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Апшеронского района Краснодарского края обратился в суд с заявлением в интересах К. к М. о признании недействительным договора дарения 2/3 квартиры <...>. Заявление обосновано тем, что К. 7 апреля 1992 года подарила 2/3 указанной квартиры своей сестре М.Е. под влиянием угрозы и вследствие стечения тяжелых для нее обстоятельств.

К. требование прокурора поддержала, указав в своем заявлении, что является инвалидом первой группы в связи с пребыванием на фронте, участником Великой Отечественной войны, по состоянию здоровья нуждается в постоянном постороннем уходе, который, наряду с другими лицами, осуществляла ее сестра М.Е., проживавшая в той же квартире. В 1991 году К. выкупила квартиру, а 7 апреля 1992 года по настоянию сестры, в связи с ее тяжелым заболеванием и опасаясь исхода болезни, согласилась на передачу сестре 2/3 квартиры по договору дарения. После смерти М.Е., наступившей 26 апреля 1992 года, свидетельство о праве на наследство указанной части квартиры было выдано ее сыну М., который закрыл две комнаты в квартире на замок, в связи с чем К. была лишена возможности поселить в квартире человека для осуществления за ней ухода.

М. предъявил встречный иск о признании договора купли-продажи квартиры от 11 июня 1991 года недействительным в части, считая, что К. и его мать М.Е. приобрели квартиру в общую собственность.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда решением от 24 марта 1994 года, оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 1994 года, отказала в удовлетворении первоначального и встречного иска.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 1995 года решение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 марта 1994 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 1994 года в части отказа в признании договора дарения недействительным отменены и дело в указанной части направлено на новое рассмотрение.

Решением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 мая 1996 года договор дарения 2/3 частей квартиры признан недействительным. Определением того же суда от 5 августа 1996 года решение от 17 мая 1996 года отменено по вновь открывшимся обстоятельствам.

Решением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 сентября 1996 года договор дарения 2/3 квартиры <...>, заключенный между К. и М.Е. 7 апреля 1992 года, признан недействительным.

Ответчик М. подал кассационную жалобу, в которой просит решение от 24 сентября 1996 года отменить, считая его необоснованным и постановленным с существенными нарушениями гражданского процессуального законодательства.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее представителя истца С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения.

Из материалов дела усматривается, что К. признана инвалидом первой группы в связи с пребыванием на фронте, по состоянию здоровья нуждается в постоянном постороннем уходе, парализована. В 1977 году ей, как инвалиду Великой Отечественной войны первой группы, была предоставлена спорная трехкомнатная квартира с учетом ее престарелой матери и лица, ухаживающего за инвалидом. С согласия К. в ордер были включены ее сестра М.Е. с мужем и сыном Валерием. Свою двухкомнатную квартиру по улице Ленина, 75, М.Е. оставила старшему сыну Владимиру (ответчику по делу). Уход за К. осуществляли М.Е. и иные лица.

На основании договора купли-продажи от 11 июня 1991 года, удостоверенного в нотариальном порядке, К. выкупила спорную квартиру в соответствии с действовавшим в тот период Положением о продаже гражданам квартир в собственность, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР и ВЦСПС от 21 апреля 1989 года N 134.

7 апреля 1992 года К. произвела отчуждение в пользу М.Е. 2/3 квартиры. 26 апреля того же года М.Е. умерла. Свидетельство о праве на наследство по закону указанной части квартиры выдано ее сыну М. (ответчику по делу).

Признавая договор дарения недействительным, суд исходил из того, что К. совершила сделку вследствие стечения тяжелых обстоятельств, на крайне невыгодных для себя условиях.

В кассационной жалобе М. оспариваются эти обстоятельства, указано, что как К., так и семья М.Е. стояли в очереди на улучшение жилищных условий, могли претендовать: К. - на однокомнатную квартиру, М.Е. - на двухкомнатную. С учетом такого порядка пользования оформлен договор дарения.

С такими доводами согласиться нельзя по следующим основаниям.

Начиная с 1991 года в спорной квартире проживали К. и М.Е. вдвоем, в соответствии с действующим на момент рассмотрения дела судом Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 февраля 1996 года N 214 истица имеет право на дополнительную жилую площадь в виде отдельной комнаты. Из акта комиссии в составе заведующей отделением социальной помощи на дому Управления социальной защиты населения администрации района, председателя квартального комитета, членов районного Совета ветеранов войны и труда, обследовавшей жилищные условия К. 3 февраля 1994 года, усматривается, что истица занимает маленькую комнату, это создает неудобство и стесненность, комната служит ей спальней, столовой, туалетом, процедурной для соблюдения санитарно-гигиенических условий. К. нуждается в отдельной комнате для лица, осуществляющего за ней постоянный уход.

Вступившим в законную силу решением суда от 24 марта 1994 года отказано в удовлетворении иска М. к администрации г. Апшеронска и К. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным. Таким образом, не могут быть приняты во внимание доводы кассационной жалобы о праве М.Е. на 2/3 части спорной квартиры.

Согласно ст. 58 ГК РСФСР, действовавшей во время возникновения спорных правоотношений, сделка, которую гражданин был вынужден совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, признается недействительной. Аналогичная норма содержится в ст. 179 ГК Российской Федерации.

Такие обстоятельства судом установлены правильно, признано, что в момент заключения договора дарения К. было известно о близкой смерти М.Е., последовавшей через 19 дней после заключения сделки. Оформляя договор дарения, истица не хотела ухудшать и без того тяжелое состояние здоровья сестры, опасаясь приблизить ее смерть.

С учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу, что суд первой инстанции правильно применил нормы материального права и обоснованно признал договор дарения недействительным.

В жалобе указано, что суд с нарушением требований процессуального законодательства пересмотрел решение от 17 мая 1996 года, в связи с чем решение от 24 сентября 1996 года является незаконным.

В порядке ст. 333 ГПК РСФСР могут быть пересмотрены решения, вступившие в законную силу. Определение о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам состоялось 5 августа 1996 года, в материалах дела кассационных жалоб или протеста нет, из чего следует, что решение, которое признано подлежащим пересмотру, вступило в законную силу.

В соответствии со ст. 337 ГПК РСФСР определение суда об удовлетворении заявления о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам обжалованию не подлежит. В порядке надзора указанное определение опротестовано и отменено не было.

Поскольку определение, вынесенное в порядке ст. 337 ГПК РСФСР, не преграждает возможность дальнейшего движения дела, суд правомерно обратился к разрешению того же спора.

Судебной коллегией проверялся довод кассационной жалобы об отсутствии полномочий заседателей краевого суда, участвовавших в рассмотрении дела 24 сентября 1996 года. Из сообщения заместителя председателя суда от 11 декабря 1996 года следует, что полномочия заседателей краевого суда, в том числе И. и З., пролонгированы, решением Законодательного Собрания Краснодарского края от 28 ноября 1996 года утверждены новые списки заседателей, в которые включены названные лица. Из изложенного следует, что состав суда при рассмотрении дела 24 сентября 1996 года был законным.

С учетом изложенных обстоятельств оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. 305 п. 1 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 сентября 1996 года оставить без изменения, а кассационную жалобу М. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"