||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 января 1997 года

 

Дело N 5-В97-266

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 января 1997 г. по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 апреля 1997 г. дело по иску С. к МНИИПА о включении в число авторов технического проекта, взыскании вознаграждения за использование произведения и о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Корягиной Л.Л., согласившейся с протестом, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

С. работала в Московском научно-исследовательском институте приборной автоматики инженером 89 отдела.

Она обратилась в суд с иском к институту, П. и К. о включении ее в число соавторов технического проекта под инвентарными номерами 17377 (50 Д 6) и 17416 (55 Д 6), о взыскании вознаграждения за использование произведения и о возмещении морального вреда, ссылаясь на то, что в 1987 г. она по заданию начальника сектора К. выполнила теоретические разработки по

1. решению задачи оконтуривания группы ВО, определению главного в группе генерального курса движения группы;

2. экстраполяции координат на сфере;

3. определению направления движения ближайшего к заданному и проходящего через заданную точку;

4. определению точки пересечения ВО с заданной границей и расстояния между ВО и точкой пересечения границы, которые вошли в указанный технический проект, но в число соавторов проекта наряду с К. и П. она включена не была.

Решением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 апреля 1997 г. иск С. был оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене решения, как вынесенного с существенным нарушением норм процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Отменяя 21 апреля 1995 г. предыдущее решение суда по настоящему делу, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала на противоречия между выводами двух экспертов К.С., Ш. и на необходимость при новом рассмотрении дела эти противоречия устранить.

В соответствии с ч. 1 ст. 331 ГПК РСФСР указания суда, рассматривающего дело в порядке надзора, изложенные в определении о направлении дела на новое рассмотрение, обязательны для суда, вновь рассматривающего дело.

Указанное положение ГПК РСФСР при новом рассмотрении дела суд первой инстанции не выполнил, противоречия между выводами разных экспертов не устранил, в связи с чем решение законным быть признано не может.

Обосновывая вывод об отсутствии оснований для удовлетворения иска С. о включении ее в число соавторов технического проекта, суд сослался на заключение эксперта К.В., по мнению которого противоречий между заключениями по ранее произведенным по данному делу экспертиз нет, поскольку обе они не располагали первичными документами, подтверждающими авторство истицы на разработанные и включенные в технический проект математические формулы.

Между тем судом не было учтено то обстоятельство, что выводы эксперта К.В. об отсутствии оснований для вывода о соавторстве истицы в техническом проекте основаны на том, что ему не была представлена первичная документация о выполнении истицей тех работ, на которые она ссылалась в обоснование своего иска. Таким образом, эксперт в своем заключении вместо специальных технических вопросов разрешил правовой вопрос об оценке представленных суду доказательств, а поставленные при назначении экспертизы вопросы фактически оставил без ответа.

В соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР правом оценки доказательств при рассмотрении дела по первой инстанции наделен только суд, причем ни одно доказательство, в том числе и заключение экспертов, не имеет для суда заранее установленной силы (ст. 78 ГПК РСФСР).

В том случае, если эксперт при производстве экспертизы не может дать ответы на поставленные в определении суда о назначении экспертизы вопросы по причине отсутствия достаточного количества фактических данных, в соответствии со ст. 76 ГПК РСФСР он должен или поставить перед судом вопрос о необходимости сбора дополнительных материалов, или отказаться от проведения экспертизы.

Поскольку в заключении эксперта К.В. не даны ответы на два основных вопроса, а именно на вопросы о том, включены ли результаты порученной истице работы в окончательный технический проект и в каком объеме эти результаты использованы в этом проекте, из четырех вопросов, поставленных при назначении экспертизы, ссылка в решении суда на это заключение, как на достоверное доказательство по делу, обоснованной быть признана не может.

Не может быть признан обоснованным и вывод суда о том, что иск С. не подлежит удовлетворению потому, что ею не представлены доказательства, подтверждающие факт успешного выполнения того задания, которое ей было поручено начальником сектора К. и которое было отражено в ее персональном журнале производственных заданий.

В соответствии со ст. 64 ГПК РСФСР при рассмотрении настоящего дела С. достаточно четко обозначила те доказательства, которые находились у ответчика и которые являлись, по ее утверждению, подтверждением не только факта выполнения ею разработок, вошедших в дальнейшем в технический проект в качестве его теоретической базы, но и факт присвоения результатов ее исследований ответчиками К. и П. При этом истица указывала на то, что факт поручения ей работы, вошедшей в технический проект, признается самими ответчиками, в частности К. (л. д. 126); что по поводу неправомерных действий К. она неоднократно обращалась в профсоюзный комитет института и в прокуратуру, которые проверяли ее жалобы и знакомились с первичными документами, которые в настоящее время, по утверждению ответчиков, не сохранились; что факт успешного выполнения ею порученного задания был подтвержден при рассмотрении профкомом вопроса о незаконном лишении ее премий за третий и четвертый кварталы 1987 г.; что сам институт при рассмотрении настоящего дела фактически признал факт успешного выполнения ею порученного задания, однако оспаривал творческий характер ее работы и существенность результатов этой работы для всего проекта (л. д. 131 - 133, 195, 257); что объективной формой ее авторской работы являются не промежуточные расчеты, а конечный результат этой работы, являющейся составной частью технического проекта под инвентарными номерами 17377 (50 Д 6) и 17416 (55 Д 6).

В силу действующего в МНИИПА режима допуска к секретным разработкам сама С. не имела возможности представить доказательства выполнения ею тех работ, которые, как она утверждает, вошли в технический проект под инвентарными номерами 17377 (50 Д 6) и 17416 (55 Д 6). В этой ситуации суд должен был обсудить вопрос о применении правил ч. 1 ст. 65 ГПК РСФСР, в соответствии с которой в отношении стороны, удерживающей у себя и не представляющей по требованию суда письменные доказательства, суд вправе установить, что содержащиеся в них сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, стороной признаны.

При указанных обстоятельствах в соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР обязанность доказать тот факт, что порученная истице работа ею выполнена не была, что фактически авторами разработок, вошедших в проект под инвентарными номерами 17377 (50 Д 6) и 17416 (55 Д 6), являются К. и П., а не С., лежала на ответчиках.

В материалах дела отсутствуют сведения о том, что суд предлагал ответчикам представить доказательства их утверждений и что такие доказательства ответчики суду представили.

С учетом изложенного решение суда законным быть признано не может и подлежит отмене на основании п. 2 ст. 330 ГПК РСФСР.

На основании ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 апреля 1997 г. отменить; дело направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"