||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 октября 2000 г. N 282п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Радченко В.И.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 31 октября 1997 года, по которому

А.Ю., <...>, судимый 9 января 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком в 4 года, -

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на 3 года; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года; по ст. 119 УК РФ на 2 года; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 12 лет; по ст. 146 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", "д" УК РСФСР на 12 лет; по ст. ст. 15, 102 п. п. "а", "б", "е", "и" УК РСФСР на 14 лет; по ст. 102 п. п. "а", "е", "и" УК РСФСР на 15 лет; по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "з", "к", "н" УК РФ на 15 лет, а также осужден по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства; по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "к", "н" УК РФ к смертной казни.

С применением принципа поглощения наказаний в соответствии со ст. ст. 69 и 70 УК РФ и поглощением назначенным наказанием наказания по приговору Малопургинского районного суда Удмуртской Республики от 9 января 1997 года окончательно А.Ю. назначена смертная казнь с конфискацией принадлежащего ему имущества.

По делу разрешены гражданские иски, решена судьба вещественных доказательств.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 1998 года приговор изменен: назначенное А.Ю. по ст. ст. 15, 102 п. п. "а", "б", "е", "и" УК РСФСР наказание смягчено до 11 лет лишения свободы, а также исключено из приговора указание о назначении конфискации имущества по совокупности преступлений и приговоров.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", "д", 15, 102 п. п. "а", "б", "е", "и", 102 п. п. "а", "е", "и" УК РСФСР, ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", 222 ч. 1, 119, 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "з", "к", "н", 325 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "з", "к", "н" УК РФ, ему определена смертная казнь.

На основании ст. 70 УК РФ неотбытое наказание по приговору от 9 января 1997 года поглощено наказанием по данному приговору и окончательно А.Ю. назначено наказание в виде смертной казни.

Указом Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 года смертная казнь, назначенная А.Ю. по приговору Верховного Суда Удмуртской Республики от 31 октября 1997 года, заменена пожизненным лишением свободы.

В протесте поставлен вопрос об исключении из судебных решений осуждения А.Ю. по ст. 102 п. "е" УК РСФСР по эпизодам убийств М.И. и Т.А. и по ст. ст. 15, 102 п. "е" УК РСФСР по эпизодам покушений на убийство Х.Е., М.А. и П.Г., об исключении осуждения по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ по эпизодам убийств Б.А. и С.О., а также по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ по эпизоду покушения на убийство Г.А. и исключении по этим же эпизодам квалифицирующего признака убийства и покушения на убийство "из корыстных побуждений", о смягчении назначенного осужденному наказания по ст. 102 п. п. "а", "и" УК РСФСР до 11 лет 3 месяцев лишения свободы, а по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ до 15 лет лишения свободы и определении по совокупности преступлений и приговоров 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. об оставлении протеста без удовлетворения,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

А.Ю. признан виновным в краже имущества С.Е. с незаконным проникновением в помещение; в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия; в угрозе убийством И.Б.; в похищении паспорта и других личных документов С.О.; в разбойном нападении на М.И., Г.А., Б.А., С.О., Б.О., Т.А. и Х.Е. с проникновением в жилище, соединенном с насилием, опасным для жизни и здоровья, с причинением тяжких телесных повреждений, тяжкого вреда здоровью; в умышленном убийстве М.И., Б.О., Т.А., Б.А. и С.О. из корыстных побуждений, с целью сокрытия разбойного нападения и облегчения его совершения; в покушении на умышленное убийство П.Г. из хулиганских побуждений, М.А. - с целью сокрытия другого преступления, а Х.Е. и Т.И. - из корыстных побуждений, с целью облегчения разбоя.

Преступления совершены в период с октября 1995 по февраль 1997 года в г. Ижевске и садоводческом кооперативе "Мир" Завьяловского района Удмуртской Республики при следующих обстоятельствах.

25 октября 1995 года, проникнув в квартиру М.И. с целью разбойного нападения, А.Ю. нанес ей 4 удара лезвием и обухом топора по голове. Когда потерпевшая от полученных ранений скончалась на месте, осужденный похитил деньги, золотые украшения и другое имущество на общую сумму 15.450.000 рублей.

10 февраля 1996 года, опасаясь, что Б.О. может сообщить в правоохранительные органы о его подозрительном поведении, осужденный нанес ему не менее 3 ударов топором по голове. От полученных тяжких телесных повреждений потерпевший скончался на следующий день в больнице.

В тот же день, 10 февраля 1996 года, А.Ю. встретил ранее незнакомого П.Г. и с целью убийства из хулиганских побуждений обухом топора ударил его в голову, однако П.Г. среагировал на удар, отпрянул, в связи с чем удар пришелся вскользь. Не дожидаясь последующих ударов, П.Г. убежал в другую комнату и закрылся в ней, в связи с чем осужденный не довел свой умысел до конца.

27 марта 1996 года он, проникнув в квартиру Т.А. с целью разбойного нападения, нанес ей не менее 7 ударов топором по голове. После этого А.Ю. похитил из квартиры деньги, одежду и другие вещи на общую сумму 725000 руб. 12 апреля 1996 года потерпевшая от полученных тяжких телесных повреждений скончалась в больнице.

5 апреля 1996 года А.Ю. с целью разбойного нападения проник в квартиру Х.Е., которой нанес несколько ударов топором по голове, причинив ей тяжкие телесные повреждения. Считая потерпевшую убитой, осужденный похитил деньги в сумме 3 млн. руб., спортивную одежду и другое имущество, принадлежащее потерпевшей, причинив ей значительный материальный ущерб. В результате своевременно оказанной медицинской помощи удалось спасти жизнь Х.Е.

Примерно в августе - сентябре 1996 года А.Ю. проник в садовый дом С.Е., откуда похитил микроволновую печь "Метеор", а также другое имущество на общую сумму 1.288.000 руб.

Узнав, что о совершенной им краже имущества С.Е. стало известно М.А., А.Ю. с целью сокрытия указанного преступления решил убить его. В середине сентября 1996 года он пригласил М.А. для распития спиртных напитков, в ходе которого нанес ему удар обухом топора по голове. Потерпевшему удалось отскочить, и удар пришелся вскользь. Затем потерпевший забежал в свой дом и закрылся. Осужденный, преследуя М.А., погнался за ним, но, заметив постороннего человека, с места преступления скрылся.

7 февраля 1997 года А.Ю. с целью разбойного нападения проник в квартиру Г.А., которой нанес удар топором по голове, а когда замахнулся для нанесения второго удара, потерпевшая оказала активное сопротивление и, отобрав топор, выскочила на лестничную площадку с криками о помощи. В ходе борьбы А.Ю. нанес потерпевшей удары ногами по различным частям тела, однако ему не удалось совершить ее убийство, поскольку на ее крик из соседней квартиры вышел И.Б. и преградил дорогу осужденному. А.Ю., угрожая убийством, направил на него газовый револьвер "Страж", а затем с места происшествия скрылся.

В середине февраля 1997 года А.Ю. с целью разбойного нападения проник в квартиру Б.А., которой нанес два удара топором по голове. От полученных ранений потерпевшая скончалась. После этого осужденный похитил из квартиры деньги в сумме 100 тыс. руб., стабилизатор напряжения СН-200 "Жигули" и ключ от входной двери.

17 февраля 1997 года он с целью разбойного нападения проник в квартиру С.О., которой нанес 5 ударов топором по голове. После ее убийства осужденный похитил деньги в сумме 100 тыс. руб., золотые украшения и другое имущество на общую сумму 1.166.000 руб., а также паспорт и другие важные документы.

Кроме того, А.Ю. осужден за незаконное приобретение в начале 1996 года огнестрельного оружия - газового револьвера "Страж", а также за ношение этого оружия.

Вина осужденного в совершении указанных действий материалами дела установлена.

Вместе с тем приговор и кассационное определение подлежат изменению по следующим основаниям.

По смыслу закона при квалификации действий виновного по п. "е" ст. 102 УК РСФСР и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо установить, что умысел был направлен именно на убийство с целью сокрытия ранее совершенного преступления.

Из материалов дела усматривается, что А.Ю. в осуществление своего умысла на завладение имуществом потерпевших совершил нападения на М.И., Т.А., Х.Е., Б.А., С.О. и Г.А. (разбой).

После расправы, в ходе которой потерпевшие М.И., Т.А., С.О. и Б.А. скончались, а Г.А. и Х.Е. были причинены тяжкие телесные повреждения, А.Ю. похитил их имущество.

При таких обстоятельствах подлежит исключению осуждение А.Ю. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР по эпизодам с потерпевшими М.И. и Т.А. и по ст. ст. 15, 102 п. "е" УК РСФСР по эпизодам с Х.Е., М.А. и П.Г.

Поскольку А.Ю. совершил умышленное убийство и покушение на умышленное убийство потерпевших с целью завладения их имуществом при разбое, его действия не могут одновременно быть квалифицированы как убийство и покушение на убийство, совершенные с целью сокрытия другого преступления, нет оснований и для вменения квалифицирующего признака "из корыстных побуждений" и для осуждения по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Кроме того, из материалов дела видно, что 7 марта 1997 года А.Ю. явился в правоохранительные органы с повинной. В заявлении на имя прокурора Удмуртской Республики он изложил обстоятельства, при которых совершил убийства М.И., Т.А., Б.О. и С.О., а также покушения на убийство Г.А. и М.А. (том 6 л.д. 3, 4).

При назначении А.Ю. наказания суд в качестве смягчающего ответственность обстоятельства признал его явку с повинной.

Кроме того, в качестве смягчающих ответственность обстоятельств суд признал молодой возраст осужденного, наличие у него малолетнего ребенка.

Суд указал также, что при назначении наказания учитывает совершение А.Ю. ряда особо тяжких преступлений в течение длительного времени и в период отбывания условного осуждения, но не признал его обстоятельством, отягчающим наказание. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

А.Ю. назначена исключительная мера наказания - смертная казнь, однако в соответствии со ст. 62 УК РФ при явке с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

При таких обстоятельствах наказание, назначенное А.Ю. по ст. ст. 102 п. п. "а", "и", ст. 146 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", "д" УК РСФСР и ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ, следует смягчить до 11 лет 3 месяцев лишения свободы, а по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ до 15 лет лишения свободы.

Что же касается назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров, то при его назначении надлежит учесть следующие обстоятельства.

В приговоре указано, что применение исключительной меры наказания позволяет суду применить принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, с поглощением также и наказания, назначенного по приговору от 9 января 1997 года, и не применять принцип ст. ст. 69, 70 УК РФ, предусматривающий полное или частичное сложение наказаний. Таким образом, суд не применил положения ст. ст. 69 и 70 УК РФ лишь в связи с назначением А.Ю. исключительной меры наказания.

Между тем, поскольку исключительная мера наказания назначена ему судом без учета требований, содержащихся в ст. ст. 62, 63 ч. 2 УК РФ, то по совокупности преступлений ему следует назначить наказание с учетом положений ст. 40 УК РСФСР и ч. 3 ст. 69 УК РФ - путем частичного сложения наказаний в пределах, указанных в ч. 3 ст. 69 УК РФ. Преступления, за которые А.Ю. осужден по приговору от 9 января 1997 года к лишению свободы условно, совершены им как до, так и после совершения других преступлений, за которые он осужден по данному приговору. При назначении наказания по данному приговору суд в нарушение положений, указанных в ч. 5 ст. 74 УК РФ, не отменил условное осуждение, назначенное А.Ю. по приговору от 9 января 1997 года. Поэтому возможно оставить без изменений примененный судом принцип назначения наказания по совокупности приговоров.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 31 октября 1997 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 апреля 1998 года в отношении А.Ю. изменить.

Исключить его осуждение по ст. 102 п. "е" УК РСФСР по эпизодам убийств М.И. и Т.А. и по ст. ст. 15, 102 п. "е" УК РСФСР по эпизодам покушений на убийство Х.Е., М.А., П.Г., а также по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Исключить его осуждение по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ по эпизодам убийств Б.А. и С.О., а также по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ по эпизоду покушения на убийство Г.А.

По этим же эпизодам исключить указание на квалифицирующий признак убийства и покушения на убийство "из корыстных побуждений".

Смягчить наказание по ст. ст. 102 п. п. "а", "и", 146 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", "д" УК РСФСР и ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ до 11 лет 3 месяцев лишения свободы, а по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ до 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определить ему 25 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ неотбытое наказание по приговору от 9 января 1997 года поглотить наказанием по данному приговору и окончательно назначить А.Ю. наказание в виде 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислять с 7 марта 1997 года.

В остальном судебные решения оставить без изменений.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"