||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 октября 2000 г. N КАС00-406

 

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Федина А.И.

членов коллегии: Пирожкова В.Н., Пелевина Н.П.

с участием прокурора: Федотовой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 10 октября 2000 г. гражданское дело по жалобе Н. на решение квалификационной коллегии судей Иркутской области от 28 октября 1999 года и решение Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 15 февраля 2000 года о прекращении полномочий судьи по кассационной жалобе Н. на решение Верховного Суда РФ от 12 апреля 2000 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., заключение прокурора Федотовой А.В., полагавшей жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

 

установила:

 

Н. с 1993 года работал судьей Кировского районного суда г. Иркутска.

Решением квалификационной коллегии судей Иркутской области от 28 октября 1999 г., оставленным без изменения решением Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 15 февраля 2000 г., его полномочия как судьи прекращены по пп. 9 пункта 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" за совершение поступков, позорящих честь и достоинство судьи и умаляющих авторитет судебной власти.

Не согласившись с указанными решениями квалификационных коллегий, Н. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой, в которой просит об их отмене, как вынесенных без учета всех фактических обстоятельств дела и сослался на то, что поступков, которые бы позорили честь и достоинство судьи, он не совершал.

Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.

В кассационной жалобе Н. ставит вопрос об отмене судебного решения и удовлетворении заявленного требования, сославшись на ошибочность выводов суда о совершении заявителем поступков, позорящих честь и достоинство судьи.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Верховный Суд РФ не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии с пп. 9 пункта 1 ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" полномочия судьи прекращаются в случае совершения поступка, позорящего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти.

Суд первой инстанции признал установленным, что в декабре 1999 года Н. принял 90 исковых заявлений от К. к Администрации Иркутской области о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательств по оплате целевых чеков (87) и облигаций (3) на приобретение автомобилей.

В период подготовки дел к судебному разбирательству он произвел замену ненадлежащего ответчика - Администрацию Иркутской области на Правительство РФ.

Гражданская процессуальная правоспособность истца К. у него сомнений не вызывала, поскольку тот в подтверждение своего права требования сослался на доверенности, выданные ему гражданами - владельцами целевых чеков и облигаций.

5 февраля 1999 г. в отсутствие представителя ответчика (Правительства РФ) вынес 90 заочных решений, взыскав с Министерства финансов РФ в пользу К. 8.103.400 деноминированных рублей.

В связи с допущенными при рассмотрении данных дел процессуальными нарушениями, принятые по ним решения 15 мая 1999 г. были отменены самим судом. После этого Н. объединил все эти дела в одно производство и 25 июня 1999 г. вновь вынес решение об удовлетворении заявленных требований без привлечения к участию в деле и извещения о дне рассмотрения дела граждан - владельцев целевых чеков и облигаций.

Постановлением Президиума Иркутского областного суда от 9 августа 1999 г. указанное решение суда отменено за нарушением норм гражданского процессуального законодательства с направлением дела на новое рассмотрение.

Разрешая возникший спор, Верховный Суд РФ согласился с выводами квалификационных коллегий судей, посчитавших, что при рассмотрении дел (дела) о возмещении убытков в связи с невыполнением обязательств по целевым чекам и облигациям Н. преднамеренно и грубо нарушил требования процессуального закона, о чем свидетельствуют конкретные действия судьи Н., имеющего стаж работы судьей 13 лет.

Так, ни в одном из 90 дел не имеются какие-либо доказательства, которые бы подтверждали переход к К. права требования по указанным ценным бумагам, а поэтому истцами по этим спорам могли быть только граждане указанные в этих ценных бумагах, а не К., допущенный судом в качестве истца.

Судья Н. в ходе подготовки дела к судебному разбирательству, и суд под его председательством не привлек этих 90 граждан к участию в деле, не известил их о времени и месте судебного разбирательства. 90 граждан были лишены права на участие в судебном разбирательстве, права защищать в суде свои законные интересы. Грубо были нарушены и имущественные права этих граждан.

Суд нарушил и имущественные права государства в лице Правительства Российской Федерации.

Вынося 90 решений в пользу К. только на основании доверенностей, суд не проверил их на соответствие требованиям закона, а также их достоверности, что привело к нарушению прав граждан.

25 июня 1999 г. суд под председательством Н. вновь вынес незаконное решение, хотя после отмены решений от 05.02.99 г. Н. получил от судьи Иркутского областного суда Ф. подробные разъяснения по действующему законодательству, регулирующему аналогичные спорные отношения. Еще раз было обращено его внимание о необходимости не только привлечь 90 граждан к участию в деле, но и известить их о времени и месте судебного разбирательства.

Проигнорировав эти разъяснения и требования закона, Н. в нарушение ст. ст. 33, 42 ГПК РСФСР вновь определил К. в качестве истца по делу вместо владельцев целевых чеков и облигаций, при этом не известил последних о времени и месте судебного разбирательства, лишив их конституционного права на судебную защиту. Копия решения от 25 июня 1999 г. никому из 90 владельцев чеков и облигаций не направлялась и они не знали, что в их пользу взысканы искомые К. суммы. В то же время в приобщенных к делу доверенностях указано, что К. предоставлено право получения сумм, присужденных гражданам.

Согласно письму и.о. начальника второго межрайонного отдела службы судебных приставов ЦАО г. Москвы Н.Л.А. от 26 сентября 1999 г. К. воспользовался этими доверенностями и в период с 15 апреля по 21 сентября 1999 г. по 85 исполнительным листам получил присужденные владельцам чеков 7.955.040 руб.

В процессе служебной проверки было установлено, что по решениям Кировского районного суда г. Иркутска от 5 февраля 1999 г., постановленным под председательством судьи Н., оперативно были выписаны и через К. направлены на исполнение в службу судебных приставов Центрального административного округа г. Москвы 90 исполнительных листов, полученных адресатом уже 23 февраля 1999 г. и к сентябрю 1999 г. практически исполненных.

Когда решение суда от 5 февраля 1999 г. было отменено (15 мая 1999 г.), Н. не принял своевременных и всех необходимых мер к возврату обращенных к исполнению исполнительных листов. Приобщенная к делу N 2-406-99 копия телеграммы в адрес службы приставов ЦАО г. Москвы, датированная 20 мая 1999 г., была направлена им по настоянию областного суда.

В процессе подготовки дела к слушанию и непосредственно в судебном заседании Н. не исследовал надлежащим образом и не дал соответствующей оценки доверенностям, в соответствии с которыми он признал за К. право собственности на целевые чеки и облигации, то есть не выполнил требования ст. ст. 146, 151 ГПК РСФСР.

Между тем выяснение этих обстоятельств имело существенное значение для дела.

Так, в делах N 2-444, 2-474, 2-440 на момент их рассмотрения и вынесения решения от 5 февраля 1999 г. отсутствовали доверенности на имя К. Судьей Ф. на заседании квалификационной коллегии судей подтверждено, что эти доверенности появились лишь 24 июня 1999 г.

В деле N 2-473 на день рассмотрения его в суде 5 февраля 1999 г. имелась доверенность, выданная 28 октября 1997 г. владельцем целевого чека Б. на имя С., которому доверялось получить автомашину по целевому чеку и совершить другие действия, в том числе получить компенсацию по чеку в банках России.

Однако в доверенности не упоминается представительство интересов Б. в суде и выдана она, как указано выше, не на имя К., а на имя С.

Кроме того, по ряду дел, а именно с N 2-445 по 2-452 имеются лишь дубликаты доверенностей на имя К. без соответствующего их оформления (отсутствуют подписи доверителей), а к делу N 2-488 приобщена ксерокопия доверенности, не заверенная судьей.

По отдельным делам имело место передоверие, однако, и эти документы надлежащим образом судом не исследованы.

Так, к делу N 2-417 приобщена доверенность, выданная владельцем чека К-вым на имя К.О.А., дающая ему право получить автомобиль по чеку, перегнать его в другой город, поставить на учет в ГАИ. На основании этой доверенности К.О.А. "передоверил" К. право представлять интересы К-ва в суде. Аналогично было оформлено и дело N 2-418.

Судьей Н. проигнорированы требования ст. 187 ГК РФ, согласно которой при передоверии передавший полномочия другому лицу должен о том известить лицо, выдавшее доверенность и сообщить ему сведения о лице, которому переданы полномочия, а также и то, что срок действия доверенности, выданной в порядке передоверия, не может превышать срок действия основной доверенности.

По делам N 2-417, 2-418, 2-419 сроки действия основных доверенностей истекли 17 мая 1999 г., к тому же времени, следовательно, истекли и сроки действия доверенностей, выданных в порядке передоверия.

Несмотря на это суд под председательством Н. 25 июня 1999 г. вынес решение по документам, утратившим юридическую силу.

Не дано никакой оценки и тому обстоятельству, что доверенности на имя К. оформлялись в Боханской государственной нотариальной контроле Иркутской области, куда, если судить по материалам дела, одномоментно съезжались граждане - владельцы чеков и облигаций, проживающие за пределами Иркутской области, с тем лишь, чтобы выдать доверенность на имя К., проживающего к тому же в г. Иркутске.

Так, 8 декабря 1998 г. в поселке Бохан на имя К. выданы доверенности А., проживающим в Республике Якутия; Д., проживающим в пос. Гидростроитель г. Братска; Св., проживающим в Бурятии; Л., проживающим в г. Усть-Куте; Г., проживающим в г. Хабаровске; К-ной и М., проживающими в г. Мирном.

Поскольку подлинность этих и других доверенностей, представленных., вызывала сомнение, на это в свое время обращалось внимание Н., однако он не отреагировал на высказанные замечания и при повторном рассмотрении дела в июне 1999 г. допустил те же нарушения закона. Внесенные им коррективы - появившиеся доверенности в делах N 2-444, 2-474, 2-440, а в деле N 2-473 доверенность о передоверии не изменяют положение дел, так как и эти доверенности в подлинности своей вызывают сомнение.

Все доверенности на имя К. оформлены в один день - 24 июня 1999 г. (накануне судебного заседания) в Боханской нотариальной конторе при том, что доверители проживают в разных населенных пунктах России: Б. - в Карелии, З. и Б. в разных районах Иркутской области.

Суд под председательством Н. не дал надлежащей оценки указанным документам.

Между тем в процессе служебной проверки установлено, что ряд доверителей не проживали и не проживают по указанным в доверенностях адресам. Некоторые из них К. не знали и доверенностей на его имя не выдавали. Об этом свидетельствует, в частности, письмо Д.М.М., обратившегося в Иркутский областной суд с просьбой оказать помощь по возврату его целевого чека, которым в 1994 г. обманным путем завладел С. В деле же N 2-422 находится целевой чек на имя Д.М.М. и доверенность, оформленная 8 декабря 1998 г. нотариусом Боханской нотариальной конторы П.

Довод в кассационной жалобе о том, что допущенные при рассмотрении указанных дел заявитель не допускал преднамеренного нарушения процессуального закона, нельзя признать обоснованным, поскольку приведенные исковые заявления Н. рассматривались дважды и дважды им не только не были привлечены в качестве истцом граждане, значащиеся владельцами чеков и облигаций, но эти лица и не извещались о времени судебного заседания.

При этом Н. игнорировал разъяснения о необходимости привлечения данных лиц к участию в деле, данные ему судьей Иркутского областного суда Ф.

Материалы проведенной проверки опровергают и довод в кассационной жалобе о том, что во всех указанных 90 делах якобы присутствовали доверенности и срок действия этих доверенностей не истек.

В кассационной жалобе заявитель также ссылается на незнание им порядка рассмотрения дел подобной категории.

Данная ссылка несостоятельна.

Судья Иркутского областного суда Ф. на заседании коллегии заявила, что Н. не пытался ни с кем проконсультироваться по порядку рассмотрения таких дел. Когда она при проверке обнаружила незаконное решение от 05.02.99 г., она разъяснила Н. не только о необходимости привлечь владельцев чеков в качестве истцов, но и в обязательном порядке известить их о рассмотрении дела.

Из материалов усматривается, что Н. уже в 1997 г. сталкивался с делами данной категории. Своим определением от 01.07.97 г. он отказал М.Г.Я. в принятии искового заявления о возмещении убытков (неполучение автомобиля по чеку), так как ответчик - Правительство Российской Федерации и М.Г.Я. должен с иском обратиться в суд г. Москвы.

Кассационная коллегия не может согласиться и с утверждением Н. о том, что он, как судья, при рассмотрении указанных дел не обязан был проверять достоверность представленных К. доверенностей, поскольку оно не основано на законе. Согласно ч. 2 ст. 151 ГПК РСФСР судья обязан проверить полномочия представителей, т.е. проверить достоверность и соответствие требованиям закона предъявленных доверенностей, чего по сути им сделано не было.

Не было принято им всех исчерпывающих и надлежащих мер и к отзыву с исполнения исполнительных листов из Министерства финансов РФ, о чем свидетельствует продолжение их исполнения после направления им телеграммы и письма об этом.

Суд первой инстанции правильно признал обоснованным и указание квалификационных коллегий на систематическое нарушение Н. сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел, приводящее к нарушению прав и законных интересов граждан, как поступки, также позорящие честь и достоинство судьи.

Так, в 1998 г. он окончил производством 129 гражданских дел, 73 из которых в сроки, значительно превышающие установленные законом, в том числе: в срок от 3 до 6 месяцев - 17 дел, в срок от 6 месяцев до 1 года - 10 дел.

В первом квартале 1999 г. под председательством Н. рассмотрено 130 гражданских дел, из них - 12 с нарушением процессуальных сроков.

Из 24 уголовных дел, оконченных производством в первом квартале 1999 г., 9 дел разрешено в сроки, превышающие установленные законом.

Так, дело по обвинению И.Д.Л. по ст. 228 ч. 3 УК РФ находилось в производстве суда с 19 марта 1998 г., а разрешено по существу 12 января 1999 г. Оно 10 раз откладывалось слушанием в связи с тем, что судья Н. не принял соответствующих мер, реально обеспечивающих надлежащую подготовку судебного заседания.

Указанные выше обстоятельства подтверждаются имеющимися в деле доказательствами и по существу не оспаривались в судебном заседании самим заявителем.

Иные, указанные в кассационной жалобе доводы заявителя, суд первой инстанции тщательно проверял и по изложенным в решении мотивам правомерно признал их необоснованными.

С учетом изложенных оснований кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Кассационная коллегия

 

определила:

 

решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2000 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Н. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"