||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 октября 2000 г. N 80-Г00-8

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Г.В. Манохиной

судей Г.В. Макарова

А.М. Маслова

рассмотрела в судебном заседании от 5 октября 2000 года гражданское дело по жалобе С. о нарушении избирательных прав граждан Ульяновской области по кассационной жалобе С. на решение Ульяновского областного суда от 17 августа 2000 года, которым постановлено: "Жалобу С. о признании не соответствующими федеральному закону абзацев 5 и 6 пункта 7 ст. 50 Закона Ульяновской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Ульяновской области" нарушающими избирательные права граждан Ульяновской области, оставить без удовлетворения".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., объяснения С. и представителя Администрации Ульяновской области Г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гончаровой Н.Ю., полагавшей кассационную жалобу заявителя оставить без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

С. обратился в Ульяновский областной суд о признании незаконными, противоречащими федеральному закону абзацев 5 и 6 пункта 7 ст. 50 Закона Ульяновской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Ульяновской области", принятого 28 апреля 1998 года.

В обоснование своей жалобы С. сослался на несоответствие вышеперечисленных норм Закона субъекта федерации Федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Одновременно просил вынести частное определение в адрес Главы администрации Ульяновской области Г. и Законодательного Собрания Ульяновской области за принятие законов, нарушающих избирательные права граждан.

В судебном заседании заявитель С. жалобу поддержал, дополнив требованием о вынесении частного определения по поводу бездействия Ульяновской областной прокуратуры, не принимающей, по его мнению, мер направленных на защиту избирательных прав граждан Ульяновской области.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе С. указывается о несогласии с решением суда и ставится вопрос о его отмене и принятии по делу нового решения об удовлетворении его требования и вынесении частных определений.

В обоснование жалобы указано на то, что доводы участвовавшего в деле прокурора о том, что по смысловой нагрузке оспариваемая заявителем позиция областного Закона не относится к ограничениям прав и свобод граждан и не влияет на их избирательные права и соответствует установленным федеральным законодательствам принципам, не могут быть признаны состоятельными, поскольку, ограничение федеральным законом избирательных прав граждан допустимо лишь при условии, что они обоснованны, преследуют конституционно значимые цели и соразмерны им. Вывод суда по делу не соответствует конституционному принципу о гарантиях прав и свобод человека, в то время, как нормы Конституции имеют высшую юридическую силу, прямое действие и суды обязаны обеспечить их применение.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

При вынесении решения по делу суд считал установленным и исходил из того, что в соответствии с п. 9 ст. 32 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" одним из оснований отказа зарегистрировать кандидата (список кандидатов) является недостаточное количество представленных достоверных подписей избирателей в поддержку кандидата (списка кандидатов) или превышение установленной законом определенной доли недостоверных подписей среди подписей, подвергшихся проверке, если кандидатом, избирательным объединением, избирательным блоком не был внесен избирательный залог.

В данном случае, Постановлением окружной избирательной комиссии по повторным выборам депутата Законодательного Собрания Ульяновской области второго созыва по Заволжскому избирательному округу N 20 от 18 мая 2000 года N 20/2 С. было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Законодательного Собрания Ульяновской области в связи с недостаточным количеством представленных достоверных подписей избирателей в поддержку кандидата. Согласно протокола об итогах проверки подписных листов 184 подписи признаны недостоверными вследствие их ненадлежащего удостоверения лицом, собиравшим подписи; 10 подписей признаны недостоверными из-за проставления и заверения сборщиком подписей ранее, чем они были проставлены избирателями.

Решение окружной избирательной комиссии, в части признания недостоверными 194 подписи избирателей, принято в соответствии с абзацами 5, 6 пункта 7 ст. 50 Закона Ульяновской области "О выборах Законодательного Собрания Ульяновской области", из которых следует, что все подписи, содержащиеся в подписном листе, признаются недостоверными: если подписи, содержащиеся в подписном листе, заверены лицом, собирающим подписи, уполномоченным представителем избирательного объединения (блока) либо кандидатом ранее, чем проставлены подписи избирателей (абзац 5); если подписи, содержащиеся в подписном листе, не удостоверены надлежащим образом лицом, собиравшим подписи, или уполномоченным представителем избирательного объединения (блока) либо кандидатом (абзац 6).

Судом признано, что позиция заявителя о несоответствии областного Закона требованиям Федерального закона об основных гарантиях и этим нарушены не только его избирательные права, но и права других участников избирательного процесса, не подтверждается материалами дела.

Несостоятельной является и позиция заявителя, предлагающего сопоставлять оспариваемые им положения Закона Ульяновской области лишь с Законом об основных гарантиях, т.е. в отрыве от других конституционных и федеральных нормативных актов, регулирующих избирательный процесс, так как сравнительный анализ содержания оспариваемых положений Закона Ульяновской области с целью выяснения их несоответствия федеральному закону невозможен без всестороннего сопоставления со всеми действующими федеральными законами, поскольку Закон об основных гарантиях не является единственным нормативным правовым актом, устанавливающим гарантии избирательных прав. Закон об основных гарантиях наделил правами субъект Российской Федерации разрабатывать и принимать нормы закона по процедуре проверки достоверности подписей избирателей, собранных в поддержку кандидатов (п. 4 ст. 32).

В обоснование своего вывода суд сослался и на то, что если Закон об основных гарантиях, принятый 19 сентября 1997 года в отличие от Федерального закона РФ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", принятого 2 июня 1999 года, и Федерального закона РФ "О выборах Президента Российской Федерации", принятого 1 декабря 1999 года, не содержит приложений в виде разработанной формы подписного листа, то федеральные законы, в том числе и Закон Ульяновской области, принятые позднее и регулирующие правоотношения в избирательном процессе, более детально и полно конкретизировали требования, которым должен соответствовать подписной лист, порядок его заполнения, форма, наличие обязательных атрибутов. Невнесение сборщиком подписей требуемых Законом данных свидетельствует о ненадлежащем оформлении подписного лица и может повлечь недостоверность всех содержащихся в нем подписей. Не может свидетельствовать о нарушении избирательных прав имеющееся в Законе Ульяновской области положение, требующее от сборщика подписей заверить подпись избирателя не ранее чем она будет проставлена. Оспариваемые С. положения направлены на обеспечение избирательных прав, действуют наряду с механизмами, установленными федеральными законами и не противоречат им по форме и содержанию, а поэтому не могут ограничивать, а также нарушать избирательные права заявителя и других граждан.

Судом не установлено фактов нарушения законности и правопорядка, нарушения прав и свобод граждан в работе Ульяновской областной прокуратуры, администрации Ульяновской области и Законодательного Собрания, которые послужили бы основанием для вынесения частного определения в их адрес в соответствии со ст. 225 ГПК РСФСР.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит суждение суда первой инстанции правильным, поскольку оно основано на установленных по делу обстоятельствах и при правильном применении и толковании действующего законодательства, которое в решении суда приведено. По этой же причине нельзя признать состоятельными доводы кассационной жалобы заявителя.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ульяновского областного суда от 17 августа 2000 года оставить без изменения, а кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"