||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 октября 2000 г. N 49-Г00-45

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П.

судей Харланова А.В.,

Александрова Д.П.

рассмотрела в судебном заседании от 3 октября 2000 г. дело по кассационной жалобе Администрации г. Межгорье на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 5 мая 2000 г. по иску Н. к дирекции НПО "Архей", Администрации г. Межгорье об обязании передать в долевую собственность квартиры <...>, взыскании убытков и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

установила:

 

Н. обратилась в суд с иском к дирекции НПО "Архей" об обязании передать ей и ее несовершеннолетнему сыну в долевую собственность квартиры <...>, ссылаясь на то, что ей незаконно отказано в приватизации указанной квартиры в нарушение действующего законодательства. Просила также взыскать с ответчика убытки, связанные с обращением в суд, в виде почтовых и транспортных расходов, а также компенсировать моральный вред, причиненный незаконным отказом в приватизации квартиры.

К участию в деле в качестве ответчика была привлечена администрация г. Межгорье в собственность которой был передан жилищный фонд г. Межгорье, в том числе и спорная квартира.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 5 мая 2000 г. отказ администрации г. Межгорье и НПО "Архей" в приватизации спорной квартиры признан незаконным с возложением обязанности передать Н. и ее сыну Н.В. в долевую собственность (по 1/2 доли каждому) квартиры <...>.

В остальной части в иске отказано. В кассационной жалобе Администрации г. Межгорье ставится вопрос об отмене решения суда по мотивам его незаконности с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Проверив материалы дела, в пределах доводов кассационной жалобы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Удовлетворяя требования Н., в частности отказа в приватизации квартиры суд исходил из того, что г. Межгорье относиться к закрытому административно-территориальному образованию, в котором согласно ст. 8 Закона Российской Федерации "О закрытом административно-территориальном образовании" предусмотрена возможность, при соблюдении определенных условий, приватизация недвижимого имущества являющегося государственной или муниципальной собственностью, и совершения сделок с ним.

Доказательств, свидетельствующих о том, что имелись основания для отказа Н. в приватизации жилого помещения ответчиками представлено не было.

Принимая решение об удовлетворении требований истицы в указанной части, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для отказа в приватизации спорной квартиры у ответчиков не имелось.

Вывод суда основан на исследованных материалах, соответствует собранным по делу доказательствам, мотивирован и соответствует действующему законодательству.

Как установлено судом, на основании постановления ЦК КПСС и СМ СССР N 487-152 от 19 июня 1978 г. было начато строительство закрытого военного городка "Уфа-105", в последующем переименованного в "Белорецк-15, 16".

25 мая 1995 г. Н. был выдан ордер на право занятия с сыном Н.В., 1988 г. рождения, двухкомнатной квартиры по адресу: <...>.

На основании Указа Президента Российской Федерации N 687 от 8 июля 1995 г., закрытый военный городок "Белорецк-16" был преобразован в закрытое административно-территориальное образование - г. Межгорье.

В соответствии с распоряжениями Правительства Российской Федерации от 4 августа 1998 г. N 1052 и Министерства Государственного имущества Российской Федерации от 20 августа 1998 г. N 946-р спорная квартира была передана в муниципальную собственность г. Межгорье.

В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 4.07.91 г. (с последующими изменениями и дополнениями) граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда, включая жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд) по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 15 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящих Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность (совместную или долевую) либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Согласно п. 1 ст. 8 Закона Российской Федерации от 14 июля 1992 г. "О закрытом административно-территориальном образовании" (с последующими изменениями и дополнениями) к участию в приватизации недвижимого имущества, являющегося государственной или муниципальной собственностью и находящегося на территории закрытого административно-территориального образования, и совершению сделок с ним допускаются граждане Российской Федерации, постоянно проживающие на данной территории.

В ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" жилые помещения, не подлежащие приватизации. Жилые помещения, находящиеся на территории ЗАТО не указаны в этой статье, как не подлежащие приватизации.

С учетом названных положений закона, а также исходя из фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о том, что спорное жилое помещение является муниципальной собственностью, находится на территории ЗАТО, с Н. договор найма на указанную квартиру не расторгнут в установленном законом порядке, суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для отказа в приватизации Н. жилого помещения.

Ссылка на п. 9.10 Положения о правовом режиме функционирования закрытого административно-территориального образования - г. Межгорье, утвержденного Министром обороны Российской Федерации и Премьер-министром Республики Башкортостан в декабре 1995 г., согласно которому все жилые помещения государственного и муниципального г. Межгорье являются служебными, обоснованно не приняты судом во внимание, поскольку, как правильно указано в решении суда, данный пункт Положения противоречит действующему федеральному законодательству.

Так согласно ст. 101 ЖК РСФСР служебные жилые помещения предназначаются для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. Жилые помещения включаются в число служебных решением исполнительного комитета Совета народных депутатов. Под служебные жилые помещения выделяются, как правило, отдельные квартиры.

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 1 Закона Российской Федерации "О закрытом административно-территориальном образовании" закрытое административно-территориальное образование находится в ведении федеральных органов государственной власти по вопросам, в частности обеспечения особого режима функционирования предприятий и (или) объектов, включающего специальные условия проживания граждан, охраны общественного порядка и обеспечения. Решения по указанным вопросам принимаются Правительством Российской Федерации, а ст. 8 данного Закона предусмотрена возможность, при соблюдении, перечисленных в ней условий, приватизации недвижимого имущества, находящегося на территории ЗАТО и являющегося государственной и муниципальной собственностью.

Между тем, отнесение всего жилищного фонда, находящегося на территории ЗАТО, к служебному фактически исключает возможность приватизации жилья в данном образовании.

Суд правильно исходил также из того, что спорная жилая площадь была предоставлена Н. еще в мае 1995 г. по договору найма. На момент предоставления жилого помещения оно в число служебных включено в установленном законом порядке не было, служебный ордер истице не выдавался. В перечень лиц, имеющих право на получение служебного жилья она включена не была, а изменение статуса жилого помещения ущемило ее права и права ее сына на приватизацию занимаемой квартиры, предусмотренное названными выше Федеральными законами.

Представитель НПО "Архей" Л. в судебном заседании подтвердил, что весь жилищный фонд ЗАТО - г. Межгорье в настоящее время находится в муниципальной собственности (л.д. 153).

В связи с чем нельзя согласиться с доводом кассационной жалобы о том, что в удовлетворении требований истице об обязании передать ответчика квартиру ей и сыну в собственность следовало отказать.

Нарушения норм материального и процессуального права, которое привело или могло привести к неправильному разрешению данного дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в жалобе, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 305 п. 1, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 5 мая 2000 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Администрации г. Межгорье - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"