||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 сентября 2000 г. N 797п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Радченко В.И., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2000 года в отношении Л.И.

По приговору Верховного суда Республики Мордовия от 2 марта 2000 года

Л.И., <...>, несудимый, -

осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без конфискации имущества.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2000 года приговор отменен, дело прекращено производством за недоказанностью участия Л.И. в совершении преступления.

В протесте поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г.,

поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору Л.И. был признан виновным в том, что он, работая старшим преподавателем историко-социологического института Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева и являясь должностным лицом, неоднократно получал взятки в виде денег и иного имущества за действия в пользу взяткодателей которые входили в круг его служебных полномочий:

14 января 1998 года от Е.О.Н. - 300 руб. за успешную сдачу экзамена ее сыном;

9 января 1999 года от Б.С. - 2266 руб. за успешную сдачу экзаменов группой студентов;

10 января 1999 года от М.А. - 1836 руб. за успешную сдачу экзаменов группой студентов;

16 января 1999 года от Ф.Н. - за аудиомагнитофон стоимостью 1940 руб. за успешную сдачу экзаменов группой студентов.

Преступления совершены в городе Саранске Республики Мордовия при следующих обстоятельствах.

14 января 1998 года в здании Аграрного института МГУ им. Н.П. Огарева, расположенного в поселке Ялга Октябрьского района города Саранска, студент 103 группы этого института Е.О.А. должен был сдавать экзамен по предмету "История Отечества" преподавателю Л.И.

Мать студента - Е.О.Н. попросила своего знакомого преподавателя того же университета С.М. познакомить ее с Л.И., чтобы сын успешно сдал экзамен. После разговора с Л.И. С.М. сказал Е.О.Н., чтобы ее сын зашел в аудиторию последним, что Е.О.А. и сделал. Однако экзамен он не сдал. По окончании приема экзаменов Е.О.Н. зашла в аудиторию, где Л.И. предложил ей передать ему 500 рублей за выставление положительной оценки за экзамен. Е.О.Н. сказала, что может передать лишь 300 руб., на что Л.И. согласился. В тот же день в одной из аудиторий института Е.О.Н. передала лично Л.И. 300 руб., после чего последний поставил в зачетную книжку Е.О.А. и в экзаменационную ведомость в отсутствие Е.О.А. оценку "хорошо" за предмет "История Отечества", нарушив установленную процедуру приема экзаменов.

В конце декабря 1998 года по предложению студентов 103 группы дневного отделения экономического факультета МГУ им. Н.П. Огарева, опасавшихся необъективного отношения преподавателя Л.И. при приеме экзамена по предмету "История Отечества", староста этой группы Б.С. обратилась к Л.И. и выяснила, что он согласен за передачу ему аудиомагнитофона стоимостью 2 - 2,5 тыс. руб. поставить студентам необходимые им оценки. После этого студенты собрали 2266 руб., которые Б.С. 9 января 1999 года передала Л.И. в здании историко-социологического института МГУ им. Н.П. Огарева, расположенного по ул. Пролетарской города Саранска. Л.И. получил указанную денежную сумму в качестве взятки, а также список студентов с указанием необходимых им оценок. При приеме экзамена Л.И. выставил указанным в списке студентам желаемые ими оценки.

В январе 1999 года по предложению студентов 101 группы дневного отделения того же факультета, знавших о передаче Л.И. взятки студентами 103 группы, староста этой группы М.А. договорился с Л.И. о том, что тот поставит желаемые оценки при условии передачи ему денег из расчета 22 руб. за 1 балл. После этого студенты группы собрали 1836 руб., которые 10 января 1999 года М.А. передал Л.И. вместе со списком фамилий студентов, собравших деньги, в здании историко-социологического института. При приеме экзаменов 11 января 1999 года Л.И. выставил перечисленным в списке студентам указанные там оценки.

В январе 1999 года по предложению студентов 102 группы, узнавших о передаче Л.И. взяток студентами 101, 103 учебных групп курса, староста этой группы Н.Н. договорилась с Л.И. о том, что тот поставит при приеме экзамена по предмету "История Отечества" необходимые оценки за вознаграждение. При этом Л.И. сообщил, сколько оценок "хорошо" и "отлично" он может поставить в группе. После этого студенты собрали деньги, которые Н.Н. передала студентке Ф.Н., попросив купить аудиомагнитофон, как пожелал Л.И. 16 января 1999 года 1999 года Ф.Н. на эти деньги купила в магазине "Кристина" города Саранска аудиомагнитофон импортного производства стоимостью 1940 руб., который в тот же день в присутствии своего отца - Ф.А. передала Л.И. в качестве взятки вместе со списком студентов и необходимых им оценок с учетом собранных каждым денег. При приеме экзаменов 19 января 1999 года Л.И. поставил указанным в списке студентам необходимые им оценки.

Кассационная инстанция отменила приговор суда и дело производством прекратила, указав, что доказательств вины Л.И. в совершении преступления не имеется.

В протесте поставлен вопрос об отмене кассационного определения по следующим основаниям.

Как указано в протесте, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, отменив приговор, указала, что выводы суда о получении взяток Л.И. и показания свидетелей Е.О.Н., Б.С., М.А. и Ф.Н. об этом не подтверждаются какими-либо объективными доказательствами, в то время, как с утверждением об отсутствии объективных доказательств вины Л.И. в предъявленном обвинении согласиться нельзя, поскольку оно не соответствует материалам дела.

Свидетель Е.О.Н. пояснила, что в январе 1999 года ее сыну Е.О.А., студенту Аграрного института, нужно было сдавать экзамен по предмету "История Отечества" преподавателю Л.И. В день сдачи экзамена она приехала вместе с сыном в здание института. Несмотря на ходатайство ее знакомого преподавателя С.М., сын экзамен не смог сдать. Л.И. сказал, что сын не готов к экзамену и предложил передать ему 500 руб. за экзамен. Она ответила, что может дать лишь 300 руб., на что тот согласился. В этот же день она передала ему в одной из аудиторий 300 руб. и зачетную книжку сына, которого она до этого отправила домой.

Л.И., получив деньги, поставил сыну в зачетную книжку оценку "хорошо" и вернул ее ей.

Оценки "хорошо" или "отлично" ее сыну нужны были для перевода его на дневную форму обучения.

Свидетель Е.О.А. показал, что он зашел на экзамен последним по совету матери, которая в этот день находилась в институте и общалась с С.М. Экзамен он не сдал, но Л.И. неудовлетворительную оценку в зачетную книжку и экзаменационную ведомость не поставил. Мать взяла у него зачетную книжку и осталась в институте, а он ушел домой. Вечером узнал, что мать заходила к Л.И. сама, и тот за 300 руб. поставил в зачетную книжку оценку "хорошо".

Из показаний свидетеля С.М. усматривается, что он просил Л.И. принять экзамен у сына Е.О.Н. Последняя на следующий день ему сообщила, что Л.И. поставил положительную оценку за экзамен только после передачи ею 300 руб. В связи с отказом Л.И. вернуть деньги он и Е.О.Н. сообщили об этом факте руководству института.

Свидетели А.Х., директор Аграрного института, М.Т., его заместитель пояснили, что заявление Е.О.Н. о получении Л.И. 300 руб. за сдачу экзамена ее сыном они направили со своей докладной А.Р. директору историко-социологического института, где на кафедре работал Л.И.

Свидетели А.Р., К.О. и Л.Е. подтвердили факт поступления в институт указанного заявления Е.О.А.

В зачетной книжке Е.О.А. и экзаменационной ведомости по предмету "История Отечества" поставлена оценка "хорошо".

По данным об успеваемости Е.О.А. в 1997 - 98 гг. сдал две сессии с удовлетворительными оценками и только по 2 предметам "История Отечества" и "Зоология" - с оценкой "хорошо".

Л.И. не отрицал, что поставил Е.О.А. положительную оценку, не соответствующую его подготовке по предмету, по просьбе коллеги - С.М.

Кассационная инстанция, не указав в определении, чем опорочены доказательства вины Л.И. по этому эпизоду, сослалась лишь на то, что Е.О.Н. с заявлением обратилась в прокуратуру год спустя.

Е.О.Н. по этому поводу пояснила, что, когда на следующий день Л.И. по требованию С.М. отказался вернуть ей 300 руб., переданные ему в качестве взятки, она об этом написала заявление руководству института. Поскольку длительное время мер по ее заявлению не принималось, а Л.И. клеветал на ее сына, называя его двоечником, она не могла успокоиться, что "такой преподаватель преподает детям", и поэтому написала заявление в прокуратуру.

Достоверность показаний Е.О.Н., как указано в протесте, не вызывает сомнений, поскольку объективно они подтверждены перечисленными выше доказательствами, которые суд оценил в совокупности и сделал правильный вывод о виновности Л.И. по данному эпизоду.

По эпизоду получения взятки от студентов 101 группы свидетель М.А. показал, что до экзамена и консультации он подходил к Л.И., который в ходе разговора о порядке сдачи экзамена дал понять, что для успешной сдачи экзамена ему нужно передать деньги из расчета 22 руб. за 1 балл. Он собрал со всех желающих деньги из этого расчета и передал около 2 тыс. руб. лично Л.И. вместе со списком фамилий студентов, которые дали деньги. При этом Л.И. сказал, какое количество оценок "хорошо" и "отлично" он может поставить в группе. Студенты, сдававшие деньги, получили оценки с учетом переданной каждым суммы.

Свидетели Г.Л., А.Л., Ф.И., Ш.У., Ч.Е., Б.Р., Б.У., Л.К., П.О., Д.О., К.З., К.Л. К.С., М.Я., А.Г., М.О. подтвердили обстоятельства сбора денег за экзамен, передачи их через М.А. Л.И. и получения той оценки, за которую каждый из них передал деньги, из расчета 22 руб. за 1 балл.

Другие студенты группы: П.Т., Т.О., Б.Е., Е.Р., Л.А. пояснили, что хотя они сами денег не давали, им известно о сборе денег студентами их группы для Л.И. за желаемый результат на экзамене.

По эпизоду получения взятки от студентов 103 группы свидетель Б.С. пояснила, что до экзамена по "Истории Отечества" подходила к Л.И. как староста группы, тот ей объяснил, чтобы хорошо сдать экзамен, ему нужно купить аудиомагнитофон по цене около 2,5 тыс. рублей. Также сказал, что в этом случае поставит около 10 "пятерок", 3 "тройки" и остальные "четверки". Она сообщила об этом студентам группы, которые собрали деньги из расчета 22 руб. за 1 балл. Отказался лишь П.Я. Магнитофон она купить не успела. Собранные деньги вместе со списком студентов и нужных оценок передала лично Л.И. в здании историко-социологического института. За экзамен студенты получали оценки, соответствующие сумме сданных денег.

Указанные свидетелем Б.С. обстоятельства сбора денег и сдачи экзамена Л.И. подтвердили свидетели Ш.И., В.К., М.Н., Ш.Т., У.С., П.Р., К.М., П.Л., Р.Е., Б.А., К.А., В.Л., Г.О., С.Е., К.Н.

Из показаний свидетелей - студентов П.Я., К.Т. усматривается, что они лично денег не давали, но о сборе денег для Л.И. им известно от своих товарищей по группе.

По эпизоду получения взятки от студентов 102 группы свидетель Н.Н. пояснила, что по просьбе студентов группы, знавших, что другие группы собирали деньги для передачи Л.И. за экзамен по "Истории Отечества", она как староста группы подошла к Л.И., который предложил ей купить ему магнитофон, якобы на кафедру в качестве вознаграждения за успешную сдачу экзамена. Сказал, сколько он может поставить оценок "хорошо" и "отлично".

С желающих она собрала деньги из расчета 20 руб. за 1 балл и отдала Ф.Н. вместе со списком студентов. По ее поручению Ф.Н. купила магнитофон и передала его со списком Л.И. Указанные в списке студенты получили нужные им оценки.

Свидетели - студенты 102 группы Б.И., М.К., О.С., Г.У., Т.Ю., Н.И., Р.О., Р.М., К.И., Б.Л., О.Б., П.А., К.Е., С.И., Т.П., К.У., К.Р., Ю.Т., Б.Б. подтвердили обстоятельства сбора старостой группы Н.Н. со студентов денег для передачи в качестве взятки Л.И. из расчета 20 руб. за 1 балл за желаемый результат на экзамене. Со слов Н.Н. им известно, что на собранные деньги купили Л.И. магнитофон. Оценки за экзамен они получили в соответствии с переданной каждым суммой денег.

Свидетель Ф.Н. пояснила, что по поручению старосты группы купила аудиомагнитофон "Панасоник" за 1940 руб. в магазине "Кристина". При покупке и передаче аудиомагнитофона присутствовал ее отец, который на своей автомашине подвез Л.И. к его дому. При выходе из автомашины Л.И. забрал этот магнитофон.

Свидетель Ф.А. заявил, что со слов дочери ему известно о сборе денег студентами 102 группы, на которые 16.01.99 г. в его присутствии был куплен аудиомагнитофон. Он с дочерью поехал в институт к Л.И. на своей автомашине, подвез того домой по его просьбе, дочь передала магнитофон Л.И.

Объективно показания свидетелей Ф.Н. подтверждаются:

протоколом осмотра места происшествия и проверки показаний Ф.А., который правильно указал дом, в котором проживает Л.И.;

справкой магазина "Кристина" о продаже 16.01.99 г. аудиомагнитофона "Панасоник-870" стоимостью 1940 рублей.

Л.И. не отрицал, что Ф.Н. - отец и дочь, подвозили его домой на автомашине.

Как указано в протесте, с утверждением Судебной коллегии по уголовным делам о непоследовательности показаний свидетелей по поводу марки и стоимости аудиомагнитофона согласиться нельзя по следующим основаниям.

В определении не указано, показания каких свидетелей имела в виду кассационная инстанция.

Что же касается показаний свидетелей-студентов 102 группы, фамилии которых перечислены выше, то из них следует, что конкретная марка магнитофона ими не обговаривалась и их не интересовала, поскольку покупку магнитофона было поручено сделать Ф.Н., с учетом собранной суммы денег.

Ф.Н. по этому вопросу показала, что марку купленного ею для Л.И. магнитофона она не запомнила, о чем сразу и сказала следователю при допросе. С целью установления марки следователь направил запрос в тот магазин, где она 16.11.99 г. делала эту покупку.

Ссылка Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации на "несостоятельность приведенных в приговоре подсчетов собранных сумм денег на основании оценок, проставленных в экзаменационных ведомостях", является голословной и ничем не аргументированной.

Вывод суда о том, что студенты получили на экзамене у Л.И. оценку, соответствующую сданной каждым из них сумме денег, подтвержден не только показаниями этих лиц, но и приобщенными к делу экзаменационными ведомостями, из которых усматривается, что в январе 1999 года, когда имели место факты получения взяток, студентам 101, 102 и 103 групп Л.И. не поставлено ни одной неудовлетворительной оценки, тогда как в январе 1998 года только в 2 группах (103 и 104) им было поставлено в общей сложности 14 таких оценок.

Допрошенные в качестве свидетелей из этого числа студенты пояснили, что не сдали деньги за получение положительной оценки только потому, что были хорошо подготовлены по предмету и были уверены в своих знаниях (П.Я., К.Т., П.Т., Т.О., Б.Я., Е.Р., Л.Д., Б.О.).

Как указано в протесте, с учетом многочисленных доказательств, уличающих Л.И. в предъявленном обвинении, совершенно не убедительным является утверждение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации о том, что факты передачи взяток не зафиксированы.

В определении не раскрывается, что подразумевается под этим понятием (прослушивание, применение видеосъемки и т.д.).

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 351 УПК РСФСР при отмене или изменении приговора в кассационном определении должно быть указано, требования каких статей закона нарушены и в чем заключаются нарушения или в чем состоит необоснованность приговора.

По данному делу эти требования кассационной инстанцией не выполнены.

Как видно из приговора суда и доводов протеста, в приговоре были приведены многочисленные доказательства виновности Л.И. в совершении преступления, этим доказательствам судом дана оценка, как и доводам Л.И. о своей невиновности.

Отменяя же приговор суда, кассационная инстанция указала, что показания свидетелей о даче взяток Л.И. доказательствами не подтверждены, а факты передачи взяток не зафиксированы. Не установлено, какие суммы денег были собраны, и непоследовательны показания свидетелей по поводу марки и стоимости переданного Л.И. аудиомагнитофона.

В кассационном определении отсутствуют какие-либо конкретные данные о том, почему кассационная инстанция не доверяет показаниям свидетелей по делу, как должны были быть "зафиксированы" факты передачи взяток, в чем заключаются противоречия в показаниях свидетелей.

В связи с тем, что кассационная инстанция в нарушение требований ст. 351 УПК РСФСР не указала конкретно, в чем состоит необоснованность приговора, кассационное определение подлежит отмене, а дело направлению на новое кассационное рассмотрение для проверки законности и обоснованности приговора.

Руководствуясь п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2000 года в отношении Л.И. отменить и дело направить на новое кассационное рассмотрение.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"