||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 сентября 2000 г. N 540п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Меркушова А.Е., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Радченко В.И., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. на приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 2 декабря 1998 года, по которому

Т.К., <...>, русский, с образованием 8 классов, ранее не судимый, -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 162 ч. 3 пп. "а", "б", "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Т.К. назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, с исчислением срока отбывания наказания с 7 октября 1997 года.

Он же по ст. ст. 150 ч. 4, 222 ч. 4 УК РФ оправдан.

М.А., <...>, татарин, со средним образованием, судимый 21 июля 1998 года по ст. ст. 126 ч. 2 пп. "а", "з", 127 ч. 2 п. "а", 163 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 150 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 4 УК РФ к одному году лишения свободы без штрафа, по ст. 162 ч. 3 пп. "а", "б", "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ к исключительной мере наказания - смертной казни.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначена исключительная мера наказания - смертная казнь, с конфискацией имущества. Этим наказанием поглощено неотбытое М.А. наказание по приговору Октябрьского районного суда г. Ижевска от 21 июля 1998 года в виде 9 лет лишения свободы.

Он же по ст. ст. 158 ч. 2 пп. "а", "г" УК РФ оправдан за недоказанностью вины.

Г.В., <...>, удмурт, с образованием 9 классов, ранее не судимый, -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 пп. "а", "б", "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ к пожизненному лишению свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Г.В. назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Он же по ст. ст. 150 ч. 4, 222 ч. 4 УК РФ оправдан.

По делу также осуждены П.А. и К.Д., протест в отношении которых не вносится.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 20 сентября 1999 года приговор в части осуждения М.А. по ч. 1 ст. 209 УК РФ, а Т.К. и Г.В. по ч. 2 ст. 209 УК РФ отменила и дело прекратила за отсутствием состава преступления.

Этот же приговор в отношении М.А., Т.К. и Г.В. изменен:

назначенное М.А. по ст. 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ наказание в виде смертной казни заменено пожизненным лишением свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 150 ч. 4, 222 ч. 4, 162 ч. 3 пп. "а", "б", "в", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к", 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ М.А. назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначенным наказанием поглощено наказание, назначенное М.А. по приговору от 21 июля 1998 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 и ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105, ч. 4 и ч. 5 ст. 33 и пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105, ч. 4 и ч. 5 ст. 33 и пп. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, Т.К. назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 пп. "а", "б", "в", 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з", "к" УК РФ Г.В. назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об изменении судебных решений в отношении осужденных, исключении осуждения М.А. и Г.В. по ст. 105 ч. 2 п. "к" и ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, Т.К. по ст. ст. 33 ч. 4, ч. 5 и 105 ч. 2 пп. "к", "д", 33 ч. 4, ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "к", "д" УК РФ, а также из п. "з" перечисленных статьей Уголовного кодекса Российской Федерации, всех троих осужденных, указания о совершении данных преступлений из корыстных побуждений, сопряженных с бандитизмом.

Назначенное Т.К. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 4, ч. 5 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "ж", "з"; 33 ч. 4, ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "ж", "з"; 33 ч. 4, ч. 5 и 162 ч. 3 пп. "а", "б", "в" УК РФ, наказание смягчить до 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест подлежащим удовлетворению частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

с учетом внесенных в приговор изменений, М.А. и Г.В. признаны виновными в совершении разбойных нападений, убийстве, то есть умышленном причинении смерти трем лицам и покушении на убийство четвертого.

Т.К. признан виновным в подстрекательстве и пособничестве разбойному нападению, а также совершении убийства 3-х лиц и покушения на убийство четвертого.

М.А., кроме того, осужден за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу и совершение особо тяжких преступлений, незаконное приобретение и ношение газового оружия.

Преступления, как указано в приговоре совершены ими при следующих обстоятельствах.

В ночь на 21 августа 1997 года М.А., Г.В., П.А. и К.Е., уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, вооруженные электрошоковым устройством и ножом, совершили разбойное нападение на автостоянку "Азино", угрожая сторожу автостоянки Б.Л. убийством, и похитили имущество принадлежащей А.Б., П.О. и фирме "Металл-сервис", общей стоимостью 30800 руб.

Примерно в конце августа 1997 года, Т.К., являвшийся племянником частного предпринимателя С.И., зная о денежных доходах дяди, испытывая неприязнь к нему и преследуя цель незаконной наживы, предложил М.А., Г.В., П.А. и К.Е. совершить его ограбление, на что те дали согласие. 4 сентября 1997 года М.А., Г.В., П.А., К.Е. и Т.К. собрались на квартире Л.К., сожительницы последнего, проживающей по адресу <...>, где, распивая спиртные напитки, разработали план нападения на квартиру С.И., распределили роли, каждый для себя из старых колготок изготовил маски. При этом у М.А. имелся газовый пистолет "ИЖ-76", взятый тем у своего двоюродного брата, о чем все знали.

Для облегчения доступа в квартиру С.И. была приготовлена милицейская фуражка. Т.К., из-за боязни разоблачения, стал подстрекать участников организованной группы совершить убийство С.И., но М.А. убедил его, что они нападут в масках и их не опознают. По пути к дому С.И. М.А. и Т.К. для всех членов группы приобрели в магазине резиновые перчатки.

Когда соседи С.И. заходили в подъезд и открыли входную дверь, оборудованную домофоном, все участники нападения вошли в подъезд. Г.В., действуя по заранее разработанному плану, поднялся на площадку 5-го этажа, одел милицейскую фуражку и под видом сотрудника милиции позвонил в дверь квартиры С.И. М.А., Т.К., П.А. и К.Е., находясь на лестничной площадке между 4 и 5 этажами, одев резиновые перчатки и маски, приготовились к нападению. При этом у М.А. в руках был газовый пистолет, а у К.Е. парализатор-электрошок. Однако, С.И. на требования Г.В., представившегося сотрудником Октябрьского РОВД г. Ижевска, открыть дверь отказался.

После этого, 6 сентября 1997 года, вечером, на автомашине, принадлежавшей М.А., Т.К., Г.В., П.А., К.Е. и М.А., вновь приехали к дому С.И. Т.К. от дверей подъезда позвонил ему по домофону. С.И. выглянул в окно и, увидев, что идет его племянник, выбросил Т.К. в окно ключи от дверей подъезда. М.А., Т.К. и П.А. поднялись в квартиру С.И., а Г.В. и К.Е. остались в автомашине.

Разговаривая в прихожей с С.И. Т.К., М.А. и П.А. обнаружили, что С.И. в квартире не один, на кухне находится его сожительница Д.С., ее малолетние дочери: Д.К. - 8 лет и Д.Т. - 6 лет и не решились совершить нападение.

Выяснив, что 7 сентября 1997 года С.И. уезжает в г. Москву за материалом, М.А., Т.К. и П.А. ушли из квартиры и присоединились к Г.В. с К.Е. При обсуждении сложившейся ситуации участники группы высказали мнение, что нападение необходимо совершить рано утром 7 сентября 1997 года, а всех кто будет в квартире убить.

Т.К. заявил, что в квартиру не пойдет, лично убивать никого не будет, но поможет попасть в квартиру С.И.

Когда М.А. и Т.К. в автомашине уже не было, а Г.В. и К.Е. повезли П.А. домой, последний заявил, что в разбойном нападении и убийстве принимать участия также не будет, советовал так поступить и Г.В. с К.Е., но последние ему ничего не ответили.

Около 7 час. утра, 7 сентября 1997 года Г.В. и К.Е. на автомашине, забрав М.А., а затем и Т.К., приехали к дому N 22 по ул. Майской, где оставили автомашину, а сами пошли к дому С.И., <...>. Подойдя к подъезду, М.А., Г.В. и К.Е. спрятались под козырек подъезда, а Т.К. по домофону позвонил в квартиру С.И. В окно выглянула Д.С. и увидев Т.К. сбросила ему ключ от двери подъезда и открыла дверь квартиры.

Получив ключ, Т.К. открыл дверь подъезда и вместе с М.А., Г.В. и К.Е. поднялся на 5 этаж. Убедившись, что М.А., Г.В. и К.Е., одев на руки резиновые перчатки, зашли в квартиру, Т.К. ушел к автомашине, в которой и стал их ожидать.

Действуя согласно разработанного плана, Г.В., держа в руках газовый пистолет, совместно с М.А. и К.Е. забежали в спальную комнату, где находился С.И. и наставив на него оружие потребовали 50 млн. руб. (с 1 января 1998 г. 50000 руб.).

Д.С. и ее малолетним дочерям нападавшие приказали зайти в ванную и оттуда не выходить. М.А., зайдя на кухню, вооружился складным ножом. Под угрозами применения пистолета и ножа осужденные вывели С.И. и отказавшуюся заходить в ванную Д.С., на кухню, вновь потребовали выдачи денег. Понимая и реально осознавая, что они могут угрозы привести в исполнение, С.И. попросил Д.С. принести деньги. Последняя под наблюдением Г.В. и К.Е., принесла из спальной комнаты 50 млн. руб. и передала их им. М.А. потребовал от С.И. написать расписку о том, что, якобы, тот передает деньги в долг своему племяннику Т.К. на один год. Получив данную расписку, осужденные лентой "скотч", которую нашли в квартире, связали С.И. руки и ноги, заклеили рот, а также связали руки и заклеили рты Д.С., и ее малолетним детям и обыскав квартиру нашли еще 26 млн. руб.

Затем, действуя по заранее разработанному плану, М.А., стал удерживать в зале Д.С. и ее дочерей, а Г.В. и К.Е. обрезав провода от телефона и магнитофона, надели С.И., находившемуся на кухне, на голову целлофановый пакет, обмотали шею проводами и задушили его.

После этого, К.Е. и Г.В. в зале, несмотря на мольбы и плач малолетних девочек, стали удерживать их, а М.А. увел в спальную комнату их мать, Д.С., где нанес ей ножом удары в шею, грудь, спину, причинив телесные повреждения, от которых она скончалась. Зайдя в зал М.А. стал душить 6-летнюю Д.Т., сжимая руками ей шею и закрывая дыхательные пути: рот и нос. Г.В. же стал душить 8-летнюю Д.К., также закрывая дыхательные пути девочки, а К.Е., помогая ему, удерживал ее.

После того, как Д.Т. от удушья потеряла сознание и упала на пол, М.А. ножом нанес ей удары в части тела, где расположены жизненно важные органы и убил ее, а затем дополнительно нанес непроникающую рану в область груди.

Убедившись в смерти девочки, М.А. подошел к Г.В. и К.Е., которые продолжали душить Д.К., и ударил ее ногой в область живота. В результате удушения и боли девочка упала на пол и потеряла сознание.

Чтобы убедиться в смерти Д.К., М.А. ножом дважды ударил ее в область спины. Полагая, что все члены семьи С.И. убиты, с целью уничтожения следов преступления, М.А., Г.В. и К.Е. вытерли полотенцами и тряпками полы, дверные ручки, краны, Г.В. кухонный нож бросил в унитаз, а М.А. складной нож бросил в прихожей.

После этого М.А., Г.В. и К.Е. с похищенными 76 млн. руб. с места преступления скрылись. Встретившись с Т.К., вначале Г.В., а затем и другие члены группы рассказали ему о совершении разбойного нападения и убийства всех находившихся в квартире лиц, разделили деньги, передав Т.К. вначале 5 млн. руб., а затем по его просьбе еще 2 млн. руб., израсходовав их на личные нужды. В этот же день М.А. приобрел у Конышева газовый пистолет "Вальтер" за 600000 руб.

Несмотря на причиненные ей телесные повреждения малолетняя Д.К. осталась жива. Придя в сознание, она смогла обратиться за помощью к соседям, была госпитализирована и благодаря оказанной медицинской помощи выжила.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению частично.

Вина М.А. и Г.В. в совершении разбойных нападений организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, неоднократно, а также убийств, то есть умышленного причинения смерти С.И., Д.С., Д.Т., покушения на убийство Д.К. установлена имеющимися в материалах дела доказательствами, их действия по ст. ст. 162 ч. 3 пп. "а", "б", "в"; 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з"; 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з" УК РФ, а М.А. и по ст. ст. 150 ч. 4, 222 ч. 4 УК РФ, квалифицированы правильно.

Обоснованно осужден по ст. ст. 33 ч. 4, ч. 5 и 162 ч. 3 пп. "а", "б", "в"; 33 ч. 4, ч. 5 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з"; 33 ч. 4, ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 пп. "а", "в", "д", "ж", "з" УК РФ и Т.К., как подстрекатель и пособник совершения разбойного нападения, а также убийства и покушения на убийство более двух лиц, с особой жестокостью, в том числе лиц, заведомо для него находившихся в беспомощном состоянии (малолетних), организованной группой, а равно спряженных с разбоем.

Вместе с тем, судебные решения в отношении М.А., Г.В. и Т.К. подлежат изменению по следующим основаниям.

Как видно из приговора и материалов дела убийство и покушение на убийство потерпевших осужденными было совершено в процессе разбойного нападения (сопряженное с разбоем) а не с целью сокрытия ранее совершенного преступления либо облегчения его совершения.

При таких обстоятельствах подлежит исключению из приговора осуждение М.А. и Г.В. по п. "к" ст. 105 ч. 2 и ст. ст. 30, 105 ч. 2 УК РФ, Т.К. по п. "к" ст. ст. 33 ч. 4, ч. 5 и 105 ч. 2, 33 ч. 4, ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 УК РФ, а также из п. "з" перечисленных выше статей Уголовного кодекса Российской Федерации, всех троих осужденных, указание о совершении преступлений из корыстных побуждений, сопряженных с бандитизмом, как излишне вмененных.

Что же касается доводов протеста об исключении из приговора осуждения Т.К. по п. "д" ст. ст. 33 чч. 4, 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2, 33 чч. 4, 5 и 105 ч. 2 УК РФ, а также смягчении ему наказания по совокупности преступлений до 18 лет лишения свободы, то они являются необоснованными.

Как видно из материалов дела и нашло отражение в приговоре, Т.К. подстрекал участников преступления к убийству "всех", кто будет в тот момент в квартире С.И., то есть предполагал и допускал, что оно (убийство) будет совершаться в присутствии близких потерпевшим лиц, чем им будут причинены особые страдания, что и произошло в действительности. Эти обстоятельства свидетельствуют о наличии в его действиях признака особой жестокости.

При назначении Т.К. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие наказание.

Поэтому оснований для смягчения ему наказания, как и М.А. с Г.В. не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 п. 5 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 2 декабря 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20 сентября 1999 года в отношении Т.К., М.А. и Г.В. изменить, исключить: осуждение М.А. и Г.В. по ст. 105 ч. 2 п. "к" и ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, Т.К. по ст. ст. 33 ч. 4, ч. 5 и 105 ч. 2 п. "к", 33 ч. 4, ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к", УК РФ, а также из п. "з" перечисленных статьей Уголовного кодекса Российской Федерации, всех троих осужденных, квалифицирующий признак совершения данных преступлений - из корыстных побуждений, сопряженных с бандитизмом.

В остальном судебные решения в отношении Т.К., М.А. и Г.В. оставить без изменения.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"