||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 сентября 2000 г. N 551п2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Смакова Р.М. на приговор Новомосковского городского суда Тульской области от 24 февраля 1998 года, по которому

Ф., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 6 лет лишения свободы, по ст. 180 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 17 тыс. рублей.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно Ф. назначено 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима и штраф в размере 10 тыс. рублей. Срок наказания исчислен с 30 апреля 1997 года.

Л., <...>, ранее не судимый

и

П., <...>, ранее не судимый -

оба осуждены по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 5 лет лишения свободы и по ст. 180 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 17 тыс. рублей каждый.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно Л. и П. каждому назначено по 5 лет лишения свободы и по 10 тыс. рублей штрафа.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Л. и П. лишение свободы признано считать условным и испытательным сроком 3 года каждому. Наказание в виде штрафа в соответствии с приговором подлежит исполнению самостоятельно.

Судом постановлено взыскать с осужденных Ф., Л. и П. в солидарном порядке в пользу Д.П. 19611 руб. 30 коп. в счет возмещения материального ущерба.

По ст. 171 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ Ф., Л. и П. оправданы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 8 апреля 1998 года приговор в отношении Ф. оставлен без изменения.

Дело в отношении Л. и П. в кассационном порядке не рассматривалось.

Протест Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Ф., П., Л. по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ и прекращении в этой части дела производством за отсутствием в их действиях состава преступления, Президиум Тульского областного суда своим постановлением от 6 ноября 1998 года оставил без удовлетворения, а в части взыскания с осужденных в пользу Д.П. 19.611 руб. 30 коп. судебные решения отменил и передал дело на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 марта 2000 года отклонен протест Заместителя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об изменении приговора и переквалификации действий всех осужденных со ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. 200 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ, а также об отмене в полном объеме постановления Президиума Тульского областного суда от 6 ноября 1998 года, а приговора и кассационного определения в части взыскания с осужденных в пользу Д.П. 19.611 руб. 30 коп.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений в отношении Ф., Л., П. в части осуждения их по пп. "а", "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ с передачей дела в этой части на новое судебное рассмотрение в ином составе судей в связи с неполнотой и односторонностью судебного следствия, а также вследствие существенных нарушений требований ст. 314 УПК РСФСР, допущенных при постановлении приговора.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест оставить без удовлетворения,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Ф., Л. и П. признаны виновными в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем обмана, совершенном по предварительному сговору группой лиц, организованной группой и в крупном размере, а также в неоднократном незаконном использовании чужого товарного знака, причинившим крупный ущерб.

Как указано в приговоре, преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В апреле 1997 года в дер. Бороздино Новомосковского района Тульской области Ф., являясь организатором преступления, имея умысел на совершение мошенничества путем изготовления фальсифицированного синтетического стирального порошка с целью его последующей реализации по повышенной цене под видом синтетического моющего средства "Ариэль" компании "Проктер энд Гембл", создал устойчивую организованную преступную группу с распределением ролей, в состав которой вошли Л., П., а позже также другие граждане, уголовное преследование в отношении которых прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления. Действуя в соответствии с заранее распределенными ролями, Ф. в период с 1 по 30 апреля 1997 года, точная дата в ходе следствия не установлена, приобрел у неустановленных следствием лиц синтетическое моющее средство "ХЕС" Турецкого производства, фирменные заготовки упаковок "Ариэль", гофро-короба, отдушку, краситель и перевоз их в арендуемое им помещение на территории шахты "Новомосковская", расположенной в районе деревни Бороздино Новомосковского района Тульской области, где Л., П. и другие указанные граждане под руководством Ф. кустарным способом изготовляли фальсифицированный стиральный порошок, перемешивая СМС "Хес" с красителем и отдушкой, придавая тем самым ему вид и запах СМС "Ариэль" компании "Проктер энд Гембл". Изготовленную порошковую смесь они вручную засыпали в заранее изготовленные ими кустарным способом упаковки для СМС "Ариэль" компании "Проктер энд Гембл", зарегистрированную 18 июня 1970 года, свидетельство N 39986 в Комитете по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР, неоднократно, без разрешения владельца, незаконно используя при этом чужой товарный знак. Упаковки для СМС "Ариэль" с проставленными при помощи специального приспособления на их поверхности оттисками, обозначающими дату выпуска упаковки - 15.02.97 года, заклеивали их вручную и укладывали в гофро-короба. Изготовленный таких образом фальсифицированный стиральный порошок Ф. на нанятых им грузовых автомобилях перевозил в г. Москву, где реализовывал его под видом СМС "Ариэль" компании "Проктер энд Гембл" по завышенной цене.

Всего за указанный период времени Ф., П., Л. и другие лица, уголовное преследование в отношении которых прекращено, под руководством Ф. изготовили 14168 штук упаковок фальсифицированного стирального порошка под видом СМС "Ариэль" весом 750 грамм одна упаковка и 4586 штук того же порошка весом 450 грамм одна упаковка. Часть упаковок с фальсифицированным стиральным порошком, а именно 8.808 штук упаковок, под видом СМС "Ариэль", весом 750 грамм и 1.568 штук того же порошка весом 450 грамм одна упаковка, Ф. на нанятых им грузовых автомобилях под управлением Ч., в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела, и неустановленного следствием лица, перевез в г. Москву на Тушинскую чулочную фабрику, где реализовал их предпринимателям Д.П. и Д.В., арендующим склады на данной фабрике, под видом СМС "Ариэль" компании "Проктер энд Гембл" по цене 7.800 рублей за одну упаковку, весом 750 грамм и 5.300 рублей за одну упаковку, весом 450 грамм на общую сумму 77.012.800 рублей, что является крупным размером, так как более чем в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный в Российской Федерации. Остальные упаковки с фальсифицированным порошком Ф. также намеревался реализовать в дальнейшем под видом СМС "Ариэль" компании "Проктер энд Гембл". Однако довести до конца свой преступный умысел не сумел по независящим от него обстоятельствам, так как 30 апреля 1997 года Ф., Л., П. и другие лица были задержаны в указанном арендованном Ф. помещении во время производства фальсифицированного стирального порошка. При этом, в данном помещении были обнаружены и изъяты:

- 5.360 штук упаковок с поддельным стиральным порошком под видом СМС "Ариэль", весом 750 грамм одна упаковка;

- 3.018 штук упаковок того же порошка, весом 450 грамм одна упаковка.

Указанные упаковки с фальсифицированным стиральным порошком Ф. намеревался реализовать в дальнейшем Д.П. и Д.В. под видом СМС "Ариэль" компании "Проктер энд Гембл" по цене 7.800 рублей за одну упаковку, весом 750 грамм и 5.300 рублей за одну упаковку, весом 450 грамм.

Кроме этого, в указанном помещении было обнаружено и изъято 514 кг 800 грамм фальсифицированного стирального порошка, который Ф., Л. и П. намеревались расфасовать в 686 упаковок СМС "Ариэль", весом 750 грамм одна упаковка, а также 620 кг синтетического моющего средства "Хес" производства Турции, из которого они намеревались изготовить 826 СМС упаковок "Ариэль", весом 750 грамм одна упаковка фальсифицированного стирального порошка. В случае полной реализации фальсифицированного стирального порошка, изъятого из помещения арендованного Ф. последним было бы совершено мошенничество в крупном размере на сумму 69.597.00 рублей. Деньги, полученные в результате мошенничества, присваивались Ф., а Л. и П. он намеревался выплачивать определенные сумму. Однако выплатить не успел, так как 30 апреля 1997 года был задержан работниками милиции.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению лишь частично по следующим основаниям.

Судебные решения в части признания Ф., Л., П. виновными в незаконном использовании чужого товарного знака являются обоснованными и не оспариваются в протесте.

Виновность осужденных Ф., Л., П. в изготовлении и реализации фальсифицированного порошка под видом синтетического моющего средства "Ариэль" компании "Проктер и Гембл" потерпевшему Д.П., введя его в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товара в крупном размере на общую сумму 77.012.800 руб., в составе организованной группы, установлена совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

В частности, из показаний потерпевшего Д.П., данных в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании, усматривается, что частный предприниматель Ф. реализовал ему для последующей перепродажи населению стиральный порошок "Ариэль", введя в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товара. Он заплатил Ф. за 2 партии товара порошка 77.012.800 руб.

Свидетели К. и Ш. подтвердили факт обнаружения фальсифицированного порошка.

Свидетель Ч. подтвердил факт доставки упаковок с СМС "Ариэль" по инициативе Ф. от территории шахты "Новомосковская" в г. Москву.

Свидетель Р. показал, что по просьбе Ф. предоставлял тому автомобиль "МАЗ" под управлением водителя Ч.

В соответствии с протоколами осмотра места происшествия, вещественных доказательств и заключениями судебно-химических экспертиз СМС порошок в пачках "Ариэль", изъятый у Д.П. на шахте "Новомосковская", является фальсифицированным порошком, основу которого составляет СМС "Хес" более низкого качества, чем СМС "Ариэль".

Вместе с тем юридическая оценка совершенных Ф., Л. и П. действий дана неправильная.

Расценивая их действия как мошенничество, совершенное в крупном размере, следственные органы и суд обоснованно исходили из суммы 77.012.800 руб., за которую порошки были проданы Д.П., поскольку эта сумма более чем в 500 раз превышала минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации.

Из материалов дела также усматривается, что Ф. на момент совершения указанных действий был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в сфере услуг. Он вместе с Л. и П. в составе организованной группы изготовили фальсифицированный порошок на основе стирального порошка "Хес" и реализовали его Д.П., введя того в заблуждение относительно потребительских свойств и качества товара, как СМС "Ариэль".

В материалах дела имеется сертификат качества, согласно которому в феврале 1996 года в Россию действительно поступали стиральные порошки "Хес", которые были закуплены российскими предпринимателями. Согласно приобщенной к делу накладной закупочная цена одной упаковки весом 500 гр. составляла 3400 руб. (т. 1 л.д. 127 - 128).

По делу достоверно установлено, что в апреле 1997 года Ф. реализовал Д.П., занимающемуся розничной торговлей продукции бытовой химии на рынках г. Москвы, 10.376 упаковок за 77.012.000 руб.

Таким образом действия Ф. были направлены на то, чтобы с помощью Д.П. извлечь наживу за счет реализации потребителям синтетического моющего средства менее низкого качества по цене более высокого качества и пользующегося высоким спросом у населения.

По смыслу уголовного закона мошенничество - это форма хищения чужого имущества и относится оно к преступлениям с материальным составом, в объективную сторону которого в качестве обязательного признака входят общественно опасные последствия, состоящие в причинении собственнику реального материального ущерба, размер которого определяется стоимостью изъятого преступником имущества. Иные, причиненные собственнику убытки, в виде упущенной выгоды в содержание реального материального ущерба не входят.

В связи с изложенным действия Ф., Л., П. представляют собой обман потребителей и подлежат квалификации по ст. 200 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ, т.е. как введение граждан в заблуждение относительно потребительских свойств товара, совершенное организованной группой и в крупном размере.

При назначении меры наказания осужденным Президиум исходит из требований закона, учитывая характер и степень общественной опасности преступлений и личность виновных, смягчающие наказание обстоятельства, полагая возможным не назначать им в силу ст. 64 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Новомосковского городского суда Тульской области от 24 февраля 1998 года в отношении Ф., Л., П., определение судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 8 апреля 1998 года в отношении Ф., постановление Президиума Тульского областного суда от 6 ноября 1998 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 марта 2000 года в отношении Ф., Л., П. изменить. Переквалифицировать их действия с п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ на п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 200 УК РФ, назначив с применением ст. 64 УК РФ наказание в виде 2 лет лишения свободы каждому.

В силу ч. 1 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 180 УК РФ и п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 200 УК РФ Ф., Л., П. окончательно назначить наказание - 2 года лишения свободы со штрафом в доход государства в размере 10 тыс. рублей.

В связи с отбытием назначенного наказания в виде лишения свободы Ф. из-под стражи освободить.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Л. и П. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком в 2 года.

В остальном состоявшиеся по делу судебные решения оставить в силе.

 

Председательствующий

В.И.РАДЧЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"