||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 сентября 2000 г. N 51-Г00-9

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П.

судей Харланова А.В.

Нечаева В.И.

рассмотрела в судебном заседании от 5 сентября 2000 г. дело по кассационным жалобам Алтайского краевого Совета народных депутатов, ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" и кассационному протесту прокурора на решение Алтайского краевого суда от 3 июля 2000 г. по заявлениям Е. и Х. о признании недействующей ст. 16-1 Закона Алтайского края "О качестве и безопасности продовольственного сырья и пищевой продукции".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителей Алтайского краевого Совета народных депутатов Б., ОАО "Корпорация "Алтайспиртпром" В., Е. - С., М., Х. - С., М. заключение прокурора Генеральной прокуратуры Власовой Г.А., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

установила:

 

Е. обратился в суд с заявлением о признании недействующей ст. 16-1 Закона Алтайского края "О качестве и безопасности продовольственного сырья и пищевой продукции", согласно которой установлена система идентификации безалкогольных напитков, минеральной и природной питьевой воды, предусматривающая обязательную идентификацию безалкогольных напитков, минеральной и питьевой воды, производимой и находящейся в обороте на территории края, установлен запрет на их продажу без идентификационной марки, предусмотрено осуществление идентификации уполномоченной организацией на конкурсной основе, установление условий конкурса, порядок идентификации и определение стоимости единицы продукции, а также образцов идентификационной марки администрацией края.

По мнению заявителя, данная статья Закона противоречит Конституции РФ, федеральному законодательству и нарушает его право как предпринимателя, планирующего производить минеральную и природную питьевую воду на территории Алтайского края, поскольку в результате принятия оспариваемой статьи Закона возросла розничная цена минеральной и природной питьевой воды, что в конечном счете сделает производимую им продукцию неконкурентоспособной.

С аналогичным заявлением обратилась в суд Х., ссылаясь также на противоречие оспариваемой нормы Конституции РФ и федеральному законодательству, не предусматривающему, по ее мнению, системы маркировки минеральной и природной питьевой воды. Установленная Алтайским краевым Советом народных депутатов обязательная идентификация продукции на платной основе ведет к тому, что продавцы включают стоимость идентификационной марки в цену товара, в результате чего возрастают ее расходы как потребителя и нарушаются ее права.

К участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено ОАО "Корпорация" "Алтайспиртпром", осуществляющая идентификацию безалкогольных напитков, минеральной и природной питьевой воды.

Решением Алтайского краевого суда от 3 июля 2000 г. заявления Е. и Х. удовлетворены. На редакцию газеты "Алтайская правда" возложена обязанность опубликовать решение суда в месячный срок со дня вступления его в законную силу.

В кассационных жалобах Алтайского краевого Совета народных депутатов, ОАО "Корпорация Алтайспиртпром" и кассационном протесте прокурора ставится вопрос об отмене решения суда по мотивам его незаконности.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационных жалоб и протеста, обсудив доводы кассационных жалоб и протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда по доводам жалоб и протеста не находит.

Удовлетворяя заявления Е. и Х., суд исходил из того, что введение Законом края системы идентификации безалкогольных напитков, минеральной и природной питьевой воды произведено субъектом Российской Федерации с превышением его полномочий и ведет к ограничению свободы перемещения этого товара на территории Российской Федерации, ставит в неравное положение предпринимателей, занимающихся изготовлением и реализацией указанной продукции на территории края с предпринимателями, занимающимися аналогичной деятельностью на территории других регионов, и потребителей этой продукции и нарушению тем самым прав заявителей.

Принимая решение об удовлетворении заявления, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оспариваемое Е. и Х. положение Закона противоречит действующему федеральному законодательству, а поэтому подлежит признанию недействующим и не подлежащим применению.

Вывод суда основан на исследованных материалах, мотивирован и соответствует действующему законодательству.

Проанализировав положения действующего федерального законодательства, в частности ст. ст. 7, 12, 13 Федерального закона "О качестве и безопасности пищевых продуктов", Постановления Правительства Российской Федерации от 17 мая 1997 г. N 601 "О порядке маркирования товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия от подделок" (с последующими изменениями и дополнениями), суд пришел к правильному выводу о том, что система идентификации безалкогольных напитков, минеральной и природной питьевой воды введена Законом субъекта Российской Федерации с превышением его полномочий и ведет к ограничению свободы перемещения этого товара на территории Российской Федерации, ставит в неравное положение предпринимателей, занимающихся изготовлением и реализацией указанной продукции на территории края с предпринимателями, занимающимися аналогичной деятельностью на территории других регионов, и потребителей этой продукции, вынужденных дополнительно, при покупке товара, оплачивать товар с учетом стоимости идентификационной марки.

В подтверждение данного вывода суд правильно сослался также на положения ст. ст. 8, 71 и 74 Конституции Российской Федерации.

Как правильно указано в решении суда, согласно п. "ж" ст. 71 Конституции РФ установление правовых основ единого рынка относится к исключительной компетенции Российской Федерации, а согласно ч. 1 ст. 8 и ст. 74 Конституции РФ в Российской Федерации гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свободы экономической деятельности. На территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Хотя в силу ч. 2 ст. 74 Конституции РФ для обеспечения безопасности, защиты и здоровья людей могут вводиться ограничения перемещения товаров и услуг, однако такие ограничения возможны только в соответствии с федеральным законом, а не законом субъекта Российской Федерации.

В решении суда также обоснованно указано, что в Федеральном законе "О качестве и безопасности пищевых продуктов" не предусмотрено право субъекта Российской Федерации осуществлять на платной основе идентификацию безалкогольных напитков, минеральной и природной питьевой воды. Вопросы оценки и подтверждения соответствия требованиям нормативных документов пищевых продуктов, материалов и изделий, услуг, оказываемых в сфере розничной торговли пищевыми продуктами и сфере общественного питания, а также систем качества регламентируются ст. 12 данного Закона, согласно которой соответствие определенных пищевых продуктов, материалов и изделий требованиям нормативных документов может быть подтверждено посредством подачи деклараций и обязательной сертификации. Перечень же пищевых продуктов, материалов и изделий, соответствие которых как по качеству, так и по безопасности установленным требованиям должно быть подтверждено посредством подачи декларации и обязательной сертификации утверждается Правительством Российской Федерации.

Согласно Перечню товаров, подлежащих обязательной сертификации, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1013 (с последующими изменениями и дополнениями) безалкогольные напитки, вода питьевая и минеральная подлежат обязательной сертификации.

Утверждение Перечня продукции подлежащей декларированию также относится к компетенции Правительства Российской Федерации, как и утверждение Перечня продукции, подлежащей обязательной сертификации.

Согласно ст. 11 Закона РФ "О сертификации продукции и услуг" от 10 июня 1993 г. (с последующими изменениями и дополнениями) идентификацию продукции, представленной для сертификации, в соответствии с правилами системы сертификации, проводит орган по сертификации.

С учетом изложенного нельзя согласиться с доводами о том, что вопросы идентификации продукции относятся к компетенции субъекта РФ, а ст. ст. 6, 7 и 13 Федерального закона "О качестве и безопасности пищевых продуктов" наделяют субъект Российской Федерации правом дополнительной организации контроля за качеством и безопасностью пищевых продуктов путем нанесения идентификационной марки на перечисленный товар за плату и запрета розничной реализации этой продукции без идентификационной марки.

Правильно указано в решении суда и на то, что в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 17 мая 1997 г. "О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок" такая продукция как безалкогольные напитки, минеральная и природная питьевая воды не относится к продукции, подлежащей маркированию в обязательном порядке.

Ссылка на то, что при производстве и реализации данной продукции создается непосредственная угроза санитарно-эпидемиологическому благополучию населения края, правильно не принята судом во внимание, поскольку Федеральным законом "О качестве и безопасности пищевых продуктов" предусмотрена система мер в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, осуществляемых соответствующими органами, в том числе органами государственного надзора в области стандартизации и сертификации.

Судебная коллегия исходит также из того, что по своему содержанию понятие "идентификация" данное в Федеральном законе "О качестве и безопасности пищевых продуктов и понятие "идентификация безалкогольных напитков, минеральной и питьевой воды", данное в аналогичном законе Алтайского края, являются различными по своему содержанию.

Довод о том, что Х. не представила доказательства покупки названной в ст. 16-1 Закона края продукции, а Е. в настоящее время не занимается непосредственно деятельностью по изготовлению и реализации продукции, поэтому нельзя считать их права нарушенными данной статьей, является несостоятельными. Решение суда основано на объяснениях Х., являющихся одним из видов доказательств. Кроме того, оспариваемые положения создают препятствия осуществлению гражданином и предпринимателями их прав и свобод.

С утверждением о том, что суд признал оспариваемое положение Закона противоречащим Конституции РФ, что не входит в его компетенцию, согласиться нельзя, поскольку из содержания решения суда следует, что ст. 16-1 оспариваемого Закона признана противоречащей не Конституции РФ, а федеральному законодательству. Ссылки суда на положения Конституции РФ основаны на ст. 15 Конституции РФ и не свидетельствуют о том, суд рассматривал вопрос о признании оспариваемой нормы Закона противоречащей Конституции РФ.

С доводом о том, что суд вышел за пределы требований заявителей, признав необоснованно не подлежащей применению ст. 16-1 оспариваемого Закона и в части идентификации безалкогольных напитков, также нельзя согласиться, так как из материалов дела следует, что Е. и Х. просили признать данную статью Закона недействительной в целом.

Все положения данной статьи взаимосвязаны между собой, в связи с чем у суда не было оснований для частичного удовлетворения требований заявителей.

В кассационных жалобах и протесте в обоснование отмены решения суда по существу приводятся те же доводы о неправильном применении судом норм материального права, которые исследовались судом и получили правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР.

Нарушение норм процессуального и материального права, которое привело или могло привести к неправильному разрешению данного дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в жалобах и протесте, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Алтайского краевого суда от 3 июля 2000 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Алтайского краевого Совета народных депутатов, ОАО "Корпорация" Алтайспиртпром" и кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"