||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 ноября 1996 года

 

Дело N 81-В96пр-91

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                       Александрова Д.П.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 13 ноября 1996 года гражданское дело по иску Ч. к администрации шахты "Капитальная" о восстановлении на работе по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Осинниковского городского народного суда Кемеровской области от 8 ноября 1995 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 21 декабря 1995 года и постановление президиума Кемеровского областного суда от 22 января 1996 года.

Заслушав доклад судьи Д.П. Александрова, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Л.Л. Корягиной, поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

истец работал машинистом горновыемочных машин (МГВМ) на 11-м участке шахты "Капитальная".

Приказом N 961-К от 3 августа 1995 года он был уволен за совершение прогула без уважительных причин с 27 по 31 июля 1995 года по п. 4 ст. 33 КЗоТ Российской Федерации.

Считая увольнение неправильным, Ч. обратился в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, возмещении морального вреда и признании дисциплинарного взыскания - строгого выговора, объявленного приказом N 832-к от 10 июля 1995 года, незаконным, в обоснование которого указал на то, что необходимости в переводе без его согласия на неквалифицированные работы вследствие производственной необходимости не было, он выходил на свою основную работу и прогулов без уважительных причин не допускал.

Решением Осинниковского городского народного суда от 8 ноября 1995 года в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 21 декабря 1995 года решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 22 января 1995 года указанные выше судебные постановления оставлены в силе, из мотивировочной части решения исключены выводы суда о том, что "приказ от 10 июля 1995 года о наложении на истца дисциплинарного взыскания в установленном законом порядке не обжалован и имеет законную силу". Требование истца в этой части направлено на новое рассмотрение.

Протест принесен на предмет отмены состоявшихся по делу судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла протест обоснованным и подлежащим удовлетворению, а вынесенные по делу судебные постановления - отмене.

Отказывая истцу в удовлетворении иска, суд исходил из того, что в соответствии со ст. 26 КЗоТ Российской Федерации администрации предприятия предоставлено право в случае производственной необходимости переводить рабочих и служащих на срок до одного месяца на необусловленную трудовым договором работу на том же предприятии с оплатой труда по выполняемой работе. Такой перевод допускается для предотвращения производственной аварии, несчастных случаев, простоя и в других исключительных ситуациях. Согласия профсоюзного комитета в таких случаях не требуется. Специальность и квалификация работника не учитывается, т.е. высококвалифицированных работников администрация вправе переводить по производственной необходимости на неквалифицированные работы.

Суд, принимая во внимание приказ о штатных перестановках, объяснения директора шахты и начальника участка, на который был переведен истец, пришел к выводу, что перевод Ч. был произведен по производственной необходимости для предотвращения аварийной ситуации на шахте, поэтому невыход истца по новому месту работы с 27 по 31 июля 1995 года является прогулом без уважительных причин.

Поскольку Ч. членом выборных профсоюзных органов избран с нарушением существующего порядка, а его должность правового инспектора на общественных началах Независимого союза горняков г. Осинники в перечень профсоюзных органов не входит, на него не распространяются предусмотренные ст. 235 КЗоТ Российской Федерации гарантии.

Однако данные выводы суда противоречат материалам дела и не соответствуют приведенному выше материальному закону.

Считая установленным факт перевода истца с участка N 11, где он работал постоянно, на участок N ШТ-2 по производственной необходимости, суд в решении указал на то, что из представленных графиков работ по проведению горных выработок в соответствии с требованиями Правил безопасности за 9 месяцев 1995 года по шахте "Капитальная" видно, что на горизонте-16 горных выработок участка ШТ-2 регулярно ведется плановая работа работниками участка по ликвидации аварийных ситуаций, причем не все запланированные работы фактически выполняются.

Директор шахты и начальник участка пояснили, что состояние горных пород на участке ШТ-2 непредсказуемо и периодически создает аварийную ситуацию, для устранения которой привлекаются работники других подразделений.

Однако ответчиком не доказано, что именно такая ситуация (аварийная) имела место в июле 1995 года. Не усматривается такая ситуация и из приказа о кадровых перестановках.

Ссылаясь на имеющиеся в материалах дела предписания органов надзора за производством горных работ (л.д. 29 - 36) и акты-предписания по результатам комплексной проверки шахты "Капитальная" (л.д. 125 - 158), суд сделал вывод о том, что исправления выявленного бедственного положения с безопасностью работ на шахте подпадает под понятие "производственной необходимости" в смысле ст. 26 КЗоТ Российской Федерации.

Данный вывод не подтвержден письменными доказательствами, на которые сослался суд. И, кроме того, приведенная выше статья Кодекса законов о труде под производственной необходимостью, дающей право администрации на временный перевод любого работника в течение месяца на неквалифицированную работу, определяет исключительную, непредсказуемую ситуацию, ликвидацию последствий которой нельзя спланировать заранее.

В данном случае шахта "Капитальная" в течение длительного времени работала в условиях повышенной опасности.

Для ликвидации таких последствий администрацией заранее планировались мероприятия по их устранению, для чего составлялся график работ, которые не выполнялись, но тем не менее работы в шахте продолжались.

При этом плановые работы производились силами работников участка ШТ-2.

Обращаясь в суд, истец в исковом заявлении ссылался на то, что необходимости в его переводе на неквалифицированные работы не было, поскольку работников участка ШТ-2 также переводили на участок 11 (на тот участок, где работал он). Данные доводы истца в обоснование его иска о восстановлении на работе исследованы не были.

Также остался неисследованным довод ответчика в обоснование своих возражений против иска, так как суд не установил непредвиденность (непредсказуемость) тех работ, на выполнение которых был переведен истец в конце июля 1995 года, поскольку предписания РТИ на устранение нарушений, которые могли повлечь наступление аварийной ситуации, давались в феврале 1995 года.

При таком положении нельзя сделать вывод о том, что суд выполнил требования ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

Без всестороннего исследования доводов сторон в обоснование и опровержение иска отсутствовали законные основания для применений ст. 26 КЗоТ Российской Федерации.

Если перевод произведен администрацией шахты как связанный с производственной необходимостью при фактическом отсутствии таковой, такой перевод нельзя считать правомерным, в связи с чем отказ от выполнения такого перевода не может являться нарушением трудовой дисциплины и влечь применение предусмотренных КЗоТ Российской Федерации мер дисциплинарного взыскания.

Судом было установлено, что истец с 27 по 31 июля 1995 года выходил на прежнее место работы на участок 11, находился там некоторое время и, не получив задания, уходил, в связи с чем суду следовало выяснить, что признано администрацией шахты прогулами: неявка на новое место работы по приказу о временном переводе или его отсутствие на постоянной работе свыше трех часов в течение рабочего дня.

В соответствии со ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР основаниями к отмене решения, определения, постановления суда в надзорном порядке являются:

1. неправильное применение или толкование норм материального права;

2. существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

Поскольку судом нарушены изложенные выше условия, вынесенные по делу судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции (п. 2 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 п. 2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Осинниковского городского народного суда от 8 ноября 1995 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 21 декабря 1995 года и постановление Президиума того же суда от 22 января 1996 года отменить, дело для рассмотрения по первой инстанции направить в Осинниковский городской народный суд Кемеровской области

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"