||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 августа 2000 г. N 48-Г00-14

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П.

судей Харланова А.В.,

Горохова Б.А.

рассмотрела в судебном заседании от 29 августа 2000 г. дело по жалобе ООО "МАВТ" о признании недействительными положений Закона Челябинской области "О государственном регулировании качества этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Челябинской области", постановлений губернатора Челябинской области от 2 июня 1998 г. N 302 "О введении региональной системы идентификации показателей качества алкогольной продукции на территории Челябинской области", от 26 июня 1998 г. N 335 "О порядке реализации на территории Челябинской области региональной системы идентификации показателей качества алкогольной продукции" и от 13 июля 1999 г. N 316 "О введении специальных защитных мер в отношении спиртных напитков, поступающих в розничную продажу на территории Челябинской области" и по жалобе З. на постановление Губернатора Челябинской области от 13 июля 1999 г. N 316 по кассационным жалобам представителя Законодательного Собрания Челябинской области Б., представителя Губернатора Челябинской области С. и ГУП "Гарант" на решение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 14 июня 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителя Губернатора Челябинской области П., представителей ГУП "Гарант" Т., П.П., Г. - представителя ООО фирма "МАВТ", З., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

установила:

 

ООО "МАВТ" обратилось в суд с жалобой о признании несоответствующими действующему законодательству абзацев 5, 6, 7, 8 ст. 2, ст. 3 (абзац 1) и ст. ст. 6, 7, 8 Закона Челябинской области от 21 сентября 1998 г. "О государственном регулировании качества этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Челябинской области" и постановления Губернатора Челябинской области от 13 июля 1999 г. N 316 "О введении в действие специальных защитных мер в отношении спиртных напитков, поступающих в розничную продажу на территории Челябинской области".

В судебном заседании представители "МАВТ" просили также признать несоответствующими действующему законодательству постановления Губернатора Челябинской области от 2 июня 1998 г. N 302 "О введении региональной системы идентификации показателей качества алкогольной продукции на территории Челябинской области, и от 26 июня 1998 г. N 335 "О порядке реализации на территории Челябинской области региональной системы идентификации показателей качества алкогольной продукции".

В обоснование жалобы ООО "МАВТ" сослалось на то, что названным Законом области и постановлениями Губернатора области незаконно введены региональная система идентификации показателей качества алкогольной продукции, а также специальные регистрационные идентификационные знаки, подтверждающие качество алкогольной продукции и предоставляющие право на ее розничную продажу на территории Челябинской области. Без регионального знака розничная продажа алкогольной продукции запрещена. Постановлением N 316 Губернатора области от 13 июля 1999 г. установлен порядок определения стоимости идентификационного знака. Оспариваемые положения нормативных актов противоречат Конституции РФ, Налоговому кодексу РФ, Федеральному закону "О государственном производстве и обороте этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" так как фактически вводят повторную сертификацию алкогольной продукции. Кроме того, организация государственного контроля за производством и оборотом алкогольной продукции, введение обязательной маркировки, установление государственных стандартов, норм и правил в этой области отнесены к исключительной компетенции Российской Федерации. Обязательность маркирования региональными знаками, взимание платы за знак, по мнению ООО "МАВТ", является дополнительным сбором, не предусмотренным налоговым законодательством.

З. просил признать несоответствующим федеральному законодательству названное выше постановление Губернатора N 316 от 13 июля 1999 г., ссылаясь на то, что затрата на приобретение регионального знака включаются в стоимость товара, что влечет повышение розничной цены товара и тем самым нарушает его права потребителя.

К участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено ГУП "Гарант", осуществляющее работу по идентификации спиртных напитков, поступающих в розничную продажу на территории Челябинской области согласно Приложения N 1 к обжалуемому постановлению Губернатора области N 316 от 13 июля 1999 г.

Решением Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 14 июня 2000 г. постановлено: жалобу ООО "МАВТ" удовлетворить частично, жалобу З. удовлетворить в полном объеме;

признать недействительными абзацы 5, 6, 7, 8 ст. 2, ст. ст. 6, 7, 8 Закона Челябинской области от 21 сентября 1998 г. "О государственном регулировании качества этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Челябинской области" с момента его принятия;

признать недействительным постановление Губернатора Челябинской области от 13 июля 1999 г. N 316 "О введении специальных защитных мер в отношении спиртных напитков, поступающих в розничную продажу на территории Челябинской области" с момента его принятия;

в остальной части в удовлетворении жалобы ООО "МАВТ" отказать.

В кассационных жалобах представителя Законодательного Собрания Челябинской области Б., представителя Губернатора Челябинской области С. и ГУП "Гарант" ставится вопрос об отмене решения судебной коллегии Челябинского областного суда по мотивам его незаконности.

Проверив материалы дела по доводам жалоб, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда по доводам жалоб не находим.

Удовлетворяя частично жалобу ООО "МАВТ" и в полном объеме жалобу З., суд исходил из того, что оспариваемые положения Закона области и постановление Губернатора N 316 от 13 июля 1999 г. противоречат федеральному законодательству, которое не предусматривает дополнительной маркировки алкогольной продукции, реализуемой на территории области и не предоставляет такого права субъектам Российской Федерации, введение маркировки находится в исключительной компетенции Российской Федерации, оспариваемые положения фактически ведут к ограничению свободы перемещения алкогольной продукции на территории Российской Федерации, а регистрационный сбор по существу является установлением дополнительного налога.

Принимая такое решение, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оспариваемые заявителями положения Закона области (за исключением абз. 1 ст. 3) и постановление Губернатора области N 316 от 13 июля 1999 г. противоречат действующему федеральному законодательству. Вывод суда основан на исследованных материалах, мотивирован и соответствует действующему законодательству, в решении суда имеются ссылки на соответствующие положения федерального законодательства.

Так, пунктом 2 ст. 12 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ (в редакции Федерального закона от 7 января 1999 г. N 18-ФЗ) "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" предусмотрено, что алкогольная продукция с содержанием этилового спирта более девяти процентов объема готовой продукции, за исключением алкогольной продукции, поставляемой на экспорт, подлежит обязательной маркировке марками акцизного сбора или специальными марками. Образцы марок, порядок и размеры их оплаты, правила маркировки устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Данным Федеральным законом и иными нормативными актами Российской Федерации не предусмотрена маркировка алкогольной продукции другими видами марок, а органам государственной власти субъектов Российской Федерации не предоставлено право вводить дополнительную маркировку алкогольной продукции.

Не вытекает такое право и из пункта 4 ст. 12 указанного Федерального закона, согласно которому в целях защиты от подделок субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков с учетом предложений органов местного самоуправления и поставщиков.

С учетом компетенции, определенной в п. 1 ст. 6, п. 4 ст. 12 Федерального закона, субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры за исключением тех, которые прямо установлены Федеральным законом. Вышеприведенными нормами Федерального закона специально определены виды маркировки алкогольной продукции и органы, правомочные устанавливать условия и правила маркировки. Следовательно, органы государственной власти Челябинской области не вправе были вводить на территории области дополнительную маркировку алкогольной продукции специальным региональным защитным знаком.

Действительно, в соответствии со ст. 23 названного Федерального закона контроль за производством и оборотом алкогольной продукции возлагается в том числе и на субъекты Российской Федерации.

Однако, установленный оспариваемыми Законом области и постановлением Губернатора области N 316 способ контроля путем введения дополнительной маркировки алкогольной продукции специальным региональным защитным знаком, в силу указанных выше обстоятельств, не вправе использовать субъект Российской Федерации.

С учетом этого, правильно не принята судом во внимание и ссылка на п. 1 ст. 6 указанного выше Федерального закона N 18 от 7 января 1999 г. другие правовые акты, а доводы кассационной жалобы в этой части являются несостоятельными.

Введением такой маркировки, связанной с обязанностью оплаты стоимости специального регионального защитного знака, как правильно указано в решении суда, нарушается единство экономического пространства Российской Федерации, на территории Челябинской области фактически устанавливаются ограничения для свободного перемещения товаров (в данном случае - алкогольной продукции).

Это противоречит требованиям п. 3 ст. 1 ГК РФ и ст. 7 Закона Российской Федерации от 22 марта 1991 г. N 948-1 (в редакции от 2 января 2000 г.) "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

Указанные ограничения распространяются не только на розничную торговлю, но и на оптовую, что следует из абз. 5, 7 ст. 2 оспариваемого закона Челябинской области, согласно которому идентификация показателей качества алкогольной продукции - региональная система, связанная с проведением лабораторного исследования по отобранию в установленном порядке образцам на отождествление качества алкогольной продукции сертификату соответствия, предъявленному производителем, собственником, поставщиком, а субъекты региональной системы - юридические лица и зарегистрированные в установленном порядке граждане - предприниматели, осуществляющие реализацию алкогольной продукции на территории Челябинской области.

Кроме того, из объяснений представителя ГУП "Гарант" в судебном заседании следует, что указанные организации распространяются и на ввозимую из других регионов продукцию (л.д. 110).

Правильно не согласился суд и с доводами о том, что введение регистрационного сбора не является установлением дополнительного налога.

Из материалов дела следует, что постановлением Губернатора N 316 от 13 июля 1999 г. утвержден порядок работы ГУП "Гарант" по идентификации спиртных напитков, описание самого идентификационного знака, а Комитетом по политике цен администрации области произведен расчет стоимости знака. Полученные от реализации средства зачисляются на расчетный счет ГУП "Гарант", а понесенные ООО "МАВТ" расходы по приобретению специального знака включаются в стоимость товара (алкогольной продукции).

Таким образом, введенный регистрационный сбор по существу является косвенным налогом с оборота согласно ст. 1 Федерального закона от 6 декабря 1991 г. N 1993-1 "Об акцизах" (в ред. Федерального закона от 2 января 2000 г.), в то время как федеральным законодательством подакцизные товары подлежат обложению федеральным налогом с оборота.

То есть субъект РФ фактически ввел двойное налогообложение подакцизного товара, что как правильно указано в решении суда, противоречит требованиям Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2118-1 "Об основах налоговой системы в Российской Федерации (ст. ст. 18 - 21).

О том, что регистрационный сбор, является по существу косвенным налогом свидетельствуют и объяснения представителя ГУП "Гарант" Т. в судебном заседании (л.д. 110).

То обстоятельство, что уплачиваемый регистрационный сбор непосредственно в бюджет области не поступает, не свидетельствует о том, что по своей правовой природе он не является налогом, поскольку опосредованно он поступает в бюджет области через ГУП "Гарант".

Довод кассационной жалобы о том, что признавая недействительными ст. ст. 2 и 8 Закона области суд свое решение не мотивировал, опровергается содержанием обжалуемого решения суда. Кроме того, все оспариваемые заявителями положения Закона области, признанные судом недействительными, взаимосвязаны между собой и не могут применяться самостоятельно.

Сами по себе ссылки в решении на некоторые утратившие силу положения Закона, либо ошибочные ссылки на аналогичную норму права, содержащуюся в другой статье, нежели суд указал в решении, не свидетельствуют о незаконности правильного по существу решения суда.

Как видно из материалов дела ООО "МАВТ" является непосредственным плательщиком сбора, а З. покупателем товара. В связи с чем они вправе были оспорить в судебном порядке положения нормативных правовых актов, носящих публичный характер, по мотиву нарушения их гражданских прав и интересов.

Ошибочно и утверждение в кассационной жалобе о неподведомственности возникшего спора судом общей юрисдикции.

Исходя из правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 11 апреля 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" (принятого после постановления этого же суда от 16 июня 1998 г. N 19-П), суд общей юрисдикции вправе разрешать дела по требованиям о проверке соответствия нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации федеральному закону по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, признавать такие акты противоречащими закону и, следовательно, недействующими, не подлежащими применению, что влечет необходимость их приведения в соответствие с федеральным законом органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

В силу ст. 15 Конституции РФ и п. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" суд вправе был ссылаться в решении на положения Конституции РФ в подтверждение своих выводов. Сами по себе такие ссылки не свидетельствуют о превышении судом общей юрисдикции своей компетенции, поскольку в решении суда не указано, что оспариваемые заявителями положения нормативных правовых актов признаны судом противоречащими Конституции РФ.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что оспариваемое постановление Губернатора области N 316 от 13 июля 1999 г. принято в новой редакции согласно постановлению губернатора от 26 мая 2000 г. N 212 "О внесении изменений и дополнений в постановление Губернатора Челябинской области от 13 июля 1999 г. N 316" не свидетельствует о незаконности решения суда, поскольку внесенные постановлением изменения вступают в силу с 1 июля 2000 г., а предметом спора являлось постановление губернатора области N 316, решение по которому состоялось 14 июня 2000 г.

Ссылка на решение Челябинского областного суда от 14 марта 2000 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 мая 2000 г. по спору между ООО "МАВТ" и ГУП "Гарант", свидетельствующие якобы о том, что дело по поводу оспаривания части постановления Губернатора области N 316 уже рассматривалось судом, не свидетельствует о незаконности обжалуемого решения, поскольку в рассмотрении настоящего дела участвовали помимо ГУП "Гарант" другие заинтересованные лица и, кроме того, предметом настоящего спора являлся Закон области, признанный судом недействительным, а, следовательно, является противоречащим действующему законодательству и оспариваемое в целом постановление губернатора области N 316, изданное во исполнение признанного недействительным Закона области.

С доводом кассационной жалобы о пропуске заявителями срока для обращения в суд с подобной жалобой согласиться нельзя.

Обращение в суд с заявлением о признании противоречащим Федеральному законодательству нормативного правового акта субъекта Российской Федерации не ограничено сроком, в течение которого этот акт может быть оспорен.

Заявители обжалуют нормативные правовые акты, которые сроком действия во времени не ограничены и рассчитаны на неоднократное их применение, что в каждом случае затрагивает права и свободы неопределенного круга субъектов общественных отношений, регулируемых этими актами. Поскольку незаконным нормативным актом гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица нарушаются в течение всего периода действия данного акта, то срок для обращения с жалобой в суд не может исчисляться со дня вступления акта в силу. Такой акт может быть оспорен в любое время его действия как в целях предотвращения негативных последствий в будущем, так и для пресечения длящегося нарушения гражданских прав.

Довод о нарушении судом требований ст. ст. 189, 193 ГПК РСФСР является несостоятельным.

Из материалов дела, в том числе и составленного представителями Губернатора области, Законодательного Собрания области и ГУП "Гарант" акта, следует, что совещание судей происходило в отдельном, изолированном помещении. Доказательств постороннего воздействия на судей при постановлении решения не представлено.

Кроме того, акт о нарушении, по мнению лиц его подписавших, тайны совещания судей, составлен заинтересованной стороной. В то время как заявители в своих возражениях на кассационные жалобы доказывают на то, что правила совещания судей нарушены не были.

Вместе с тем, следует согласиться с доводами кассационных жалоб о несоответствии резолютивной части решения требованиям закона, в связи с чем она подлежит изменению согласно указанного выше постановления Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г., поскольку закон субъекта Российской Федерации, не соответствующий федеральному законодательству, суд должен признать недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу, а иной правовой акт (не являющийся законом субъекта Российской Федерации) недействительным и не порождающим правовых последствий со дня его издания.

Других нарушений норм процессуального и материального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению данного дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в жалобе, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

определила:

 

изменить решение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда, исключив из абзаца 2 резолютивной части решения слова "недействительными с момента принятия", заменив их словами "противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления настоящего решения в законную силу", дополнив абзац третий резолютивной части решения после слов "недействительным" словами "и не порождающих правовых последствий со дня его издания", исключив из данного абзаца слова "с момента его принятия".

В остальной части решение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 14 июня 2000 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы представителей Законодательного Собрания Челябинской области Б., Губернатора Челябинской области С. и ГУП "Гарант" - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"