||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 октября 1996 года

 

Дело N 20-Г96-4

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Пирожкова В.Н.,

    судей                                            Маслова А.М.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 3 октября 1996 года дело по иску Б. и ее правопреемника А.П. к Ю.Г. и Ю.Д., Г., Т., И., А.М., первой Махачкалинской государственной нотариальной конторе, нотариальной конторе "Багдасарян Э." г. Махачкалы об истребовании дома из чужого незаконного владения, признании недействительными сделок купли-продажи части дома от 29 мая 1989 года и от 18 октября 1994 года и по встречному иску Ю.Г. и Ю.Д. о признании действительными сделок купли-продажи 1/4 доли домовладения по кассационной жалобе А.П. на решение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 5 мая 1996 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.М. Маслова, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Б. (она же А.) в июне 1987 года обратилась в суд с иском к Ю.Г. и Ю.Д., а затем к Г. и Т. об истребовании из чужого незаконного владения части домовладения <...>, обосновав свои требования тем, что она является собственницей этой части домовладения на основании договора купли-продажи от 4 апреля 1938 года, свою долю никому не продавала, ответчики незаконно владеют ее домом и отказываются освободить его.

Она же просит признать недействительным договор купли-продажи спорного дома, заключенный между Ю.Г. и Г., считая, что Ю.Г. не является собственником дома, сделку оформил при отсутствии правоустанавливающего документа на дом.

После смерти Б. 23 августа 1995 года ее дочь А.П., являющаяся правопреемником, приняла участие в деле, поддержала требования своей матери, кроме того, просила признать недействительным новый договор купли-продажи спорной части дома, заключенный 18 октября 1994 года между Г. и И., и о выселении последней со всеми членами семьи из этой части дома.

Ю.Г. и Ю.Д. исковые требования не признали и предъявили встречный иск о признании действительными сделок по купле-продаже указанной части домовладения, заключенных в 1941 - 1976 годах между А.К., Ш., Б. и с ними (Ю.Г. и Ю.Д.).

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями. Так, решением Верховного Суда Республики Дагестан от 3 августа 1993 года в удовлетворении исковых требований Б. отказано, договор купли-продажи 1/4 части дома, заключенный 25 мая 1989 года Ю.Г. с Г., признан действительным. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 января 1996 года указанное решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 5 мая 1996 года в иске Б. (А. и А.П. об истребовании дома <...>, выселении И. и А.М. с членами семьи и о признании недействительными договоров купли-продажи этого дома от 25 мая 1989 года и 18 октября 1994 года, заключенных между Ю.Г. и Г., Г. и И., отказано; признаны действительными сделки, заключенные по поводу купли-продажи этого дома между Б. и А.К. в 1941 году; А.К. и Ш., И. в 1946 году; Ш. и Б. в 1972 году; Б. и Ю.Г. в 1976 году.

А.П. подала кассационную жалобу, в которой просит решение отменить, считая его незаконным и необоснованным, указала, что суд неправильно определил начало срока исковой давности, в основу решения положил показания свидетелей, в то время когда договор купли-продажи дома мог быть признан действительным лишь при наличии его удостоверения в нотариальном порядке, суд не выполнил указаний надзорной инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что оснований для отмены решения не имеется.

Принимая решение по делу, суд исходил из того, что Б. в 1941 году распорядилась принадлежащим ей на праве собственности домом, продав его по частной расписке А.К., аналогичным способом без нотариального удостоверения спорная часть домовладения перепродавалась: в 1947 году Ш., в 1972 году Б., в 1976 году Ю.Г., а затем путем нотариального оформления: в 1989 году Г., в 1994 году И. Все состоявшиеся сделки судом признаны действительными, поскольку не противоречили закону, вместе с тем Б. без уважительных причин пропустила срок исковой давности.

В кассационной жалобе утверждается, что суд неправильно определил начало течения срока исковой давности, фактически о нарушении своего права Б. узнала в 1987 году.

С таким доводом согласиться нельзя, поскольку он опровергается материалами дела, из которых следует, что Б. в спорной части домовладения не проживала с 1941 года, расходов по его содержанию, оплате налогов и коммунальных услуг не несла, полагала, что имеются основания для восстановления срока исковой давности, который был пропущен по уважительной причине, так как в сороковых годах в доме поселился С., который угрожал ей в случае предъявления своих прав на дом, с 1950 года ее муж А. запрещал заниматься этим вопросом, считая, что дом им не нужен, узнала о нарушенном праве в 1987 году, когда выяснилось, что по данным БТИ дом числится за ней на праве личной собственности.

Суд, обсуждая эти доводы, обоснованно признал их несостоятельными, поскольку С. умер в 1972 году, другие приведенные обстоятельства не препятствовали Б. обратиться за защитой своих прав в пределах установленного ст. 78 ГК РСФСР трехлетнего срока исковой давности.

Поскольку ответчики просили признать причины пропуска срока исковой давности неуважительными, суд был обязан обсудить этот вопрос и правомерно пришел к выводу о неубедительности доводов истцов о предъявлении требований в пределах установленных законом сроков. Истцами не представлено доказательств, что о нарушенном праве Б. не знала до 1987 года.

Учитывая, что в соответствии со ст. 87 ГК РСФСР истечение срока исковой давности до предъявления иска является основанием к отказу в иске, суд правомерно отказал истцам в удовлетворении их требований.

Признавая действительными сделки по купле-продаже дома, суд обоснованно учел, что перечисленные выше лица были прописаны в спорном доме с членами семьи, ремонтировали дом, платили налоги, открыто владели домом в течение продолжительного времени. По своему содержанию сделки противозаконными не являются. Из сообщения Махачкалинского БТИ следует, что Б. в доме <...>, не проживает с 1941 года, дом неоднократно перепродавался по частной расписке.

Довод жалобы, что суд при рассмотрении дела не учел указания надзорной инстанции, нельзя признать правильным. Основной причиной отказа в иске послужило предъявление иска по истечении срока исковой давности без уважительных причин. Как следует из протокола судебного заседания и решения суда от 3 августа 1993 года, ответчики не просили применить срок исковой давности, суд этот вопрос не обсуждал, не проверялся он и в надзорном порядке, поэтому возникновение новых оснований для отказа в иске не свидетельствует о неисполнении указаний вышестоящего суда.

С учетом изложенных обстоятельств оснований для отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. 305 п. 1 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 5 мая 1996 года оставить без изменения, а кассационную жалобу А.П. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"