||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 августа 2000 г. N 612п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Алтайского краевого суда от 6 января 1999 года, по которому

К., <...>, судимый 16 сентября 1998 года по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, -

осужден по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 102 п. п. "а", "е" УК РСФСР к 12 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 4, 325 ч. 2 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20 процентов заработка в доход государства, на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений ему назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества,

Т., <...>, судимый:

21 апреля 1997 года по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году исправительных работ условно с испытательным сроком на основании ст. 73 УК РФ в 1 год,

16 сентября 1998 года по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ с применением ст. 69 УК РФ к 7 годам 10 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 20 процентов заработка в доход государства, на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений ему назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества,

Е., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. ст. 17, 102 п. п. "а", "е" УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 20 процентов заработка в доход государства, на основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Срок наказания каждому исчислен с 6 января 1999 года, Е. зачтено в срок наказания содержание под стражей с 30 апреля по 2 мая 1997 года и с 16 октября 1998 года по 5 января 1999 года.

Постановлено приговор Белокурихинского городского суда от 21 апреля 1997 года в отношении Т. исполнять самостоятельно.

Т. оправдан по ст. 102 п. п. "а", "е", "н" УК РСФСР и по ст. 325 ч. 1 УК РФ, а К. и Е. оправданы по ст. 325 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступления в их действиях.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1999 года приговор в отношении К. и Т. изменен, в срок отбывания наказания засчитано время содержания под стражей К. с 11 июля 1997 года, Т. с 3 июля по 21 октября 1997 года и с 11 ноября 1997 года по 5 января 1999 года. В остальном тот же приговор в отношении них, а также в отношении Е. оставлен без изменений.

В соответствии с определением Алтайского краевого суда от 19 апреля 1999 года, вынесенным на основании ст. 367 УПК РСФСР, по совокупности приговоров Алтайского краевого суда от 6 января 1999 года и Смоленского районного суда Алтайского края от 16 сентября 1998 года назначено: К. - 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, Т. - 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений в отношении К. в части осуждения по ст. ст. 33 ч. 4, 325 ч. 2 УК РФ, в отношении Т. в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ и прекращении уголовного преследования за истечением сроков давности, а также об исключении из судебных решений в отношении К. и Е. квалифицирующего признака, предусмотренного п. "а" ст. 102 УК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору преступления совершены при следующих обстоятельствах.

С ноября 1996 года Т. и К. проживали совместно с Е. в доме родителей последнего <...>.

11 декабря 1996 года Т. и К. в этом доме употребляли спиртное, Е. при этом присутствовал. Они втроем договорились напасть на соседа Е. - Ф., 1934 года рождения, проживавшего напротив, <...>, с целью завладения его деньгами в сумме 40 млн. неденоминированных рублей, как они полагали, имевшихся у Ф., который проживал один, продал свой личный автомобиль и занимался перепродажей спиртных напитков. Объединившись для совершения преступления, то есть, создав организованную группу, К., Т. и Е. разработали план действий и занялись подготовкой к преступлению, в ходе которой К. из полена выстрогал дубинку для

использования ее в качестве оружия, а Т. и Е. приготовили перчатки, ремень и кусок веревки для связывания потерпевшего. Все они допускали возможность убийства Ф. в случае их опознания последним.

Дождавшись наступления ночи, около 1 часа 12 декабря 1996 года К., Т. и Е. подошли к дому Ф. Т. и Е. остались на улице, укрывшись за дверью, а К. постучал в окно дома Ф. и попросил подошедшего к двери хозяина продать бутылку водки, передал ему 15000 неденоминированных рублей, полученных от Е. Когда Ф. принес бутылку водки, К. потребовал от него сдачу и вслед за Ф. проник на веранду дома, где напал на Ф., нанеся ему четыре удара дубинкой по голове. В результате причинил ему перелом костей свода и основания черепа, то есть телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Ф. упал на пол. Услышав звуки ударов, Т. и Е. вбежали в дом, помогли К. занести Ф. на кухню и связать его, накрыли ему лицо тряпкой, чтобы он не смог их узнать. После этого К., Т. и Е. начали искать деньги, но не нашли. В ходе поиска денег Ф. пришел в сознание, по голосу опознал своего соседа Е. Тогда К. по предложению Е., реализуя договоренность на убийство Ф., который мог разоблачить их, боясь ответственности и с целью скрыть совершенное разбойное нападение, имевшимся у него капроновым шнуром затянул узел на шее Ф. Смерть потерпевшего наступила в результате механической асфиксии от удавления петлей.

В ходе совершения убийства потерпевшего Е. и Т. похитили в доме Ф. его паспорт, военный билет и чековую книжку, которые впоследствии Е. сжег в печке у себя дома.

После убийства К., Т. и Е. унесли труп потерпевшего и спрятали его в сарае у дома Е., после чего возвратились в дом к Ф. и похитили из подпола три ящика китайской водки на сумму 780000 неденоминированных рублей, которые перенесли в дом к Е., а затем использовали по своему усмотрению.

Вечером того же дня на автомобиле УАЗ-469, принадлежащем С., К., Т. и Е. вывезли труп Ф. к реке Песчаной в Смоленском районе, где, прикрепив к нему груз, найденный Е. во дворе своего дома, утопили в полынье.

Обоснованность осуждения Т., К. и Е. по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, К. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР, а также Е. по ст. 17, п. "е" ст. 102 УК РСФСР и по ч. 2 ст. 325 УК РФ в протесте не оспаривается.

Вместе с тем квалификация действий К. по п. "а" ст. 102 УК РСФСР как совершение умышленного убийства из корыстных побуждений, а Е. по ст. 17, п. "а" ст. 102 УК РСФСР как подстрекательство к совершению умышленного убийства из корыстных побуждений является ошибочной.

Излагая в приговоре обстоятельства совершения преступления, суд признал установленным, что, находящегося в бессознательном состоянии Ф., Т., Е. и К. занесли на кухню, связали, накрыли лицо тряпкой, чтобы он не смог их узнать. Когда потерпевший пришел в сознание и по голосу опознал своего соседа Е., последний, боясь разоблачения и ответственности, а также с целью скрыть совершенное разбойное нападение предложил К. убить Ф., что тот и сделал (т. 4 л.д. 87 об.).

Исследовав собранные по делу доказательства, суд пришел к выводу о том, что Ф. был задушен К. по предложению Е., которого Ф. узнал как своего соседа и назвал по имени (т. 4 л.д. 99). При этом суд признал, что к моменту убийства другое преступление - разбой - было закончено (т. 4 л.д. 100).

Таким образом, суд признал доминирующим мотивом убийства желание скрыть разбойное нападение.

По смыслу закона квалификация совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту статьи закона, предусматривающему иную цель или мотив убийства, а потому п. "а" ст. 102 УК РСФСР подлежит исключению из обвинения К. и Е.

Кроме того, согласно п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если после совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

Совершенное Т. деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 325 УК РФ, а К. - ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 325 УК РФ, в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести.

Как установлено приговором, преступление осужденными совершено 12 декабря 1996 года. Следовательно, на момент вынесения приговора - 6 января 1999 года истекли сроки давности привлечения их к уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Т. и К. в части осуждения их соответственно по ч. 2 ст. 325 УК РФ и ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 325 УК РФ подлежит отмене, а дело в данной части - прекращению за истечением сроков давности.

Вместе с тем в отношении Е. не имеется оснований для применения требований п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, поскольку, как усматривается из материалов дела, он скрывался от органов следствия, 20 октября 1997 года был объявлен в розыск и задержан 16 октября 1998 года (т. 3 л.д. 148 - 149, 153).

С учетом тяжести содеянного и данных о личности виновных оснований для смягчения им наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Алтайского краевого суда от 6 января 1999 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1999 года и определение Алтайского краевого суда от 19 апреля 1999 года в отношении К. в части осуждения по ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 325 УК РФ и Т. в части осуждения по ч. 2 ст. 325 УК РФ отменить и дело производством прекратить за истечением сроков давности.

Те же судебные постановления изменить: исключить осуждение К. по п. "а" ст. 102 УК РСФСР, а Е. по ст. ст. 17, 102 п. "а" УК РСФСР.

В остальной части судебные постановления оставить без изменений.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"