||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 августа 2000 г. N 64-ВПР00-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Д.П. Александрова

судей Редченко Ю.Д.

Кебы Ю.Г.

рассмотрела в судебном заседании 1 августа 2000 года гражданское дело по иску Щ. к Опытно-методической сейсмологической партии /ОМСП/ Института морской геологии и геофизики Дальневосточного отделения Академии наук РФ о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, взыскании заработной платы, оплате проезда в отпуск, заключении срочного трудового договора и возмещении морального вреда по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на постановление президиума Сахалинского областного суда от 28 августа 1998 года в части признания трудового договора, заключенного ОМСП с истицей на неопределенный срок с 5 октября 1994 года.

Заслушав доклад судьи Д.П. Александрова, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации М.Г. Белан, поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

13 ноября 1995 года Щ. обратилась в суд к Опытно-методической сейсмологической партии /ОМСП/ Института морской геологии и геофизики Дальневосточного отделения Академии наук РФ, в котором, наряду с указанными выше требованиями, просила установить, что на время обращения в суд с ней был заключен трудовой договор на неопределенный срок.

В обоснование данного требования она указала на то, что была принята геофизиком на сейсмостанцию "Шикотан" на период выполнения работ по открытию и эксплуатации сейсмостанции с 5 октября 1994 года по 31 декабря 1994 года. После истечения указанного срока согласие на его продление не давала потому, что считала, что с ней был заключен трудовой договор на неопределенный срок.

Решением Южно-Сахалинского городского суда от 12 апреля 1996 года в удовлетворении исков отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 19 ноября 1996 года решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Сахалинского областного суда от 28 августа 1998 года протест удовлетворен и вынесено новое решение в отмененной части: трудовой договор от 20 декабря 1994 года признан заключенным на неопределенный срок с 5 октября 1994 года /с учетом исправленной опечатки т. 2. л.д. 223 - 224, 241/.

Протест принесен на предмет изменения постановления надзорной инстанции с указанием о признании трудового договора от 20 декабря 1994 года заключенным на неопределенный срок с 9 октября 1995 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Из материалов дела усматривается, что во исполнение поручения правительственной комиссии по ликвидации последствий Курильского землетрясения, происшедшего 5 октября 1994 года, в связи с чрезвычайным положением, сложившимся в районе Южных Курил, с 5 октября 1994 года была восстановлена работа сейсмостанций "Курильск", "Шикотан" и "Южно-Курильск" за счет средств, выделяемых МЧС РФ на финансирование безотлагательных мероприятий по ликвидации последствий Курильского землетрясения /т. 2, л.д. 9/.

Приказом по ОМСП N 71-к от 20 декабря 1994 года истица с 5 октября 1994 года принята геофизиком на сейсмостанцию "Шикотан" на период выполнения работ по открытию и эксплуатации сейсмостанций, т.е. на время выполнения определенной работы в соответствии с п. 3 ст. 17 КЗоТ РФ.

В дальнейшем, в связи с наличием остатка средств, выделенных МЧС РФ, срок работы вновь открытых сейсмостанций неоднократно продлевался приказами по ОМСП: N 1-п от 04.01.95 г. до 31.01.95 г.; N 6-п от 13.02.95 г.; N 7-п от 10.03.95 г.; N 9-п от 31.03.95 г.; N 13-п от 05.05.95 г.; N 21-п от 01.06.96 г.; N 24-п от 30.06.96 г.; N 25-п от 28.07.95 г.; N 27-п от 31.08.95 г. на срок до 09.10.95 г.

Соответственно продлевался и срок работы по трудовому договору на период выполнения определенного вида работ всем работникам указанных сейсмостанций, в том числе и истице, приказами по ОМСП N 14-к от 20.03.95 г., 20-к от 14.04.95 г.; N 24-к от 06.05.95 г.; N 30-к от 01.06.95 г.; N 36-к от 30.06.95 г. /т. 2, л.д. 35, 37, 39, 41, 43/.

Указанные приказы направлялись из ОМСП на сейсмостанцию "Шикотан", начальником которой был супруг истицы, поэтому не знать о них она не могла.

После 9 октября 1995 года ответчик трудовой договор с истицей не продлевал /т. 2 л.д. 159/.

Приказом по ОМСП N 53 от 08.09.95 г. истице предоставлен очередной отпуск за период работы с 05.10.94 г. с 11.09.95 г. по 02.11.95 г. Последующее увольнение в приказе не предусматривалось.

В соответствии со ст. 66 КЗоТ РФ всем работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы /должности/ и среднего заработка.

Таким образом, после истечения 9 октября 1995 года срока договора истица находилась в очередном отпуске до 2 ноября 1995 года и за ней сохранялось место работы, так как продолжала состоять с ответчиком в трудовых отношениях.

Ни одна из сторон по истечении срока договора не потребовала его прекращение и трудовые отношения фактически продолжались, поэтому в соответствии со ст. 30 КЗоТ РФ данный трудовой договор /контракт/ считается продолженным на неопределенный срок со времени истечения срочное договора.

Следовательно, заключенный истицей трудовой договор на время выполнения определенной работы с 05.10.94 г. по 09.10.95 г. трансформировался в договор на неопределенный срок со времени окончания последнего оговоренного сторонами срочного трудового договора, т.е. с 09.10.95 г.

Вывод надзорной инстанции о том, что срочный трудовой договор от 20.12.94 г. трансформировался в трудовой договор на неопределенный срок с даты его заключения, поскольку иная дата его действия сторонами не обуславливалась, не соответствует закону и заявленному истицей требованию.

Так, в постановлении указано, что истица просила "признать трудовой договор от 20.12.94 г. заключенным на неопределенный срок" /т. 2, л.д. 221 об./, тогда как в исковом заявлении истица просила установить, что на момент ее обращения в суд с иском /13 ноября 1995 года/ она работала в ОМСП на постоянной основе по договору на неопределенный срок /т. 2, л.д. 1/.

Таким образом, суд вышел за пределы иска, что привело к неправильному определению обстоятельств и несоответствию выводов суда, изложенных в постановлении надзорной инстанции, фактическим обстоятельствам дела.

Признание договора заключенным на неопределенный срок с 5 октября 1994 года повлекло за собой обращение истицы в суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда от 12.04.96 г. в части перерасчета ей заработной платы с 5 октября 1994 года за все время работы в размере, установленном для постоянных работников.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 329 п. 5, 330 п. 1 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

Изменить резолютивную часть постановления президиума Сахалинского областного суда от 28 августа 1998 года, признав трудовой договор от 24 декабря 1994 года между ОМПС Института морской геологии и геофизики Дальневосточного отделения Академии наук РФ и Щ. заключенным на неопределенный срок с 9 октября 1995 года.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"