||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июля 2000 года

 

Дело N 18-Г00-15

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Еременко Т.И.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 27 июля 2000 года гражданское дело по заявлению Законодательного Собрания Краснодарского края о даче заключения о несоответствии деятельности главы местного самоуправления Северского района Конституции РФ, федеральным законам, законам Краснодарского края, Уставу Северского района по кассационной жалобе П. на решение Краснодарского краевого суда от 18 апреля 2000 года, которым постановлено: "Заявление Законодательного Собрания Краснодарского края удовлетворить. Признать деятельность главы местного самоуправления Северского района П. не соответствующей Конституции РФ, федеральным законам, законам Краснодарского края, Уставу Северского района".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., объяснения представителя П. в лице адвоката А.И. Плющука и представителя Законодательного Собрания Краснодарского края Ш., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение суда подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Законодательное Собрание Краснодарского края обратилось в суд с заявлением о признании несоответствия деятельности главы местного самоуправления Северского района Конституции Российской Федерации, федеральным законам, законам Краснодарского края, Уставу Северского района, ссылаясь на то, что П., являясь главой местного самоуправления Северского района, в период с 1997 года по 15 марта 2000 года, принимал решения, которые ущемляли права и законные интересы жителей района, организаций, учреждений и предприятий. Допущенные главой местного самоуправления Северского района нарушения установлены пятнадцатью решениями районного и арбитражных судов, вступившими в законную силу, а также протестами прокурора и другими документами.

Прокуратурой Северского района за указанный период времени принесено 43 протеста на противоречащие законам постановления и распоряжения главы местного самоуправления, из которых 25 удовлетворены в добровольном порядке, 2 не рассмотрены, 16 отклонены. Из отклоненных и нерассмотренных протестов в судебном порядке по заявлениям прокурора Северского района признаны незаконными 8 постановлений и распоряжений главы местного самоуправления Северского района.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационных жалобах П. и действующего на основании доверенности с его стороны адвоката Плющука А.И. указывается о несогласии с решением суда и ставится вопрос о его отмене. В обоснование жалоб указывается на то, что допущенные судом первой инстанции нарушения процессуального права исключили возможность правильного разрешения дела.

Отмечается, что обращение Законодательного Собрания края в суд имело место после заключения П. под стражу в связи с привлечением его в качестве обвиняемого в совершении ряда преступлений и по обстоятельствам, основанным на тех же эпизодах, по которым предъявлено обвинение по уголовному делу, а следовательно, лишение П. свободы преднамеренно использовано для неправомерного ограничения его процессуальных возможностей защищать свои права и интересы.

В частности, в нарушение требований ст. 106 ГПК РСФСР, уведомление о разбирательстве дела вручено П. накануне судебного заседания. Из-за состояния здоровья и отсутствия очков он не мог ознакомиться с материалами предъявленного заявления, судебное заседание также было проведено без учета состояния его здоровья, в том числе нахождения в коматозном состоянии. Решение суда основано только на представленных заявителем доказательствах, являлось выполнением политического заказа, принцип состязательности и равенства сторон соблюден не был. Суд фактически лишил П. возможности представить свои доказательства и возражения по делу, не выяснил обстоятельств принятия коллегиальных решений, а также подписанных не П., хотя незаконность их принятия ставится только ему в вину. Эти обстоятельства судом учтены не были, а также П. было необоснованно отказано в его ходатайствах о необходимости получения юридической и медицинской помощи.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

При вынесении решения суд считал установленным и исходил из того, что приведенные в заявлении Законодательного Собрания доводы нашли свое подтверждение и дают основания для его удовлетворения.

Однако решение по делу принято с нарушением норм процессуального права, что исключает возможность признать его законным.

В соответствии с п. п. 2, 6, 8 ст. 142 ГПК РСФСР в порядке подготовки дела к судебному разбирательству судья в необходимых случаях вызывает ответчика, опрашивает его по обстоятельствам дела, выясняет, какие имеются возражения против иска и какими доказательствами эти возражения могут быть подтверждены, по особо сложным делам предлагает ответчику представить письменные объяснения по делу, разъясняет ответчику его процессуальные права и обязанности, разрешает вопрос о вызове свидетелей в судебное заседание, истребует письменные и вещественные доказательства.

В данном случае, как видно из дела, к производству суда заявление Законодательного Собрания было принято 11 апреля 2000 года и в этот же день вынесено определение, которым начальнику СИЗО N 1 г. Краснодара поручалось вручить П. копию заявления с приложением на 118 листах и отобрать у последнего письменное объяснение по заявлению. 13 апреля 2000 года судьей было вынесено определение о назначении дела слушанием на 18 апреля 2000 года в 11 час. 00 мин. с указанием вызвать в судебное заседание представителя Законодательного Собрания края и прокурора (т. 1 л.д. 1, 2). Ни в одном из указанных определений нет сведений о том, что П. также уведомляется о времени и месте рассмотрения дела. В деле нет данных о том, что в этот период, то есть 11 - 13 апреля 2000 года, П. по указанию суда направлялось уведомление о разбирательстве дела 18 апреля 2000 года. Из имеющейся в деле копии письма суда от 12 апреля 2000 года на имя начальника СИЗО N 1 г. Краснодара следует, что дело будет слушаться 20 апреля 2000 года (т. 1 л.д. 120). В этом письме не было указания сообщить дату рассмотрения дела П., а ставился вопрос лишь о возможности доставки и участия последнего в судебном заседании по состоянию здоровья.

В то же время в деле есть расписка с подписью неуказанного лица в строке "для передачи" от 13 апреля 2000 года о необходимости явки П. в суд 18 апреля 2000 года без указания времени (т. 1 л.д. 122), хотя, как отмечено выше, ни в определениях, ни в сопроводительных письмах суда не указывалось на обязанность администрации СИЗО сообщить П. время и место рассмотрения дела. Визуальный анализ определения о назначении дела к слушанию (т. 1 л.д. 1) указывает на то, что первоначально записанная дата назначения дела к слушанию затем была исправлена на другую и сделано это было не ранее 13 апреля 2000 года, так как только в этот день было вынесено само определение о назначении дела к слушанию. Вручалась ли повестка об этом П. и когда это было сделано, из дела неясно.

Из письма суда в адрес ЛПУ-14 УИН Министерства юстиции РФ от 17 апреля 2000 года следует, что администрации данного учреждения поручается вручить П. повестку о слушании дела 18 апреля 2000 года и обеспечить его доставку в суд (т. 2 л.д. 29). Данное обстоятельство, а именно получение уведомления о месте и времени суда накануне дня судебного разбирательства, согласуется с кассационной жалобой П. В деле нет данных о том, что личное участие П. в деле являлось его позицией, в связи с чем нельзя признать правильным действие суда о принудительной доставке П. в суд.

Из объяснений П. в судебном заседании 18 апреля 2000 года и из его кассационной жалобы следует, что, получив 12 апреля 2000 года копию заявления и другие материалы (118 листов), он вообще не мог с ними ознакомиться до 15 апреля 2000 года, так как у него плохое зрение и до этого времени не имел при себе очков (т. 2 л.д. 35).

Изложенное выше указывает на то, что судом в отношении П. не были соблюдены требования ст. 106 и положения ст. 141 ГПК РСФСР, предусматривающие задачи подготовки дела к судебному разбирательству и порядок извещения о времени и месте судебного заседания. Назначая дело к слушанию и приступив к его рассмотрению, суд не располагал ни объяснениями П. по заявлению Законодательного Собрания края, ни сведениями о причине отсутствия последних. Разбирательство дела фактически имело место без предоставления П. срока для подготовки к делу.

Кроме указанного выше, судом были нарушены и другие права П.

Статьей 48 Конституции РФ и ст. 43 ГПК РСФСР предусмотрено, что каждому гражданину гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Граждане могут вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.

Как видно из протокола судебного заседания, при открытии последнего, а затем и при даче объяснений П. заявлял ходатайство о необходимости участия с его стороны адвоката. Первоначально протокольным определением в ходатайстве П. было отказано по мотиву того, что соглашения с адвокатами у него заключены на ведение уголовного, а не гражданского дела, а затем его просьба вообще была оставлена без внимания (т. 2 л.д. 32, 33, 35). При этом суд не выяснил, а следовательно, и не располагал сведениями, имел ли П. возможность, находясь в СИЗО и ЛПУ и будучи извещенным о разбирательстве дела накануне, решить вопрос о получении юридической помощи по данному делу.

Из дела видно, что П. страдает сахарным диабетом (т. 2 л.д. 28). По этой причине он указывал на необходимость участия по делу адвоката и вызова врача, но и в последнем ему было отказано со ссылкой на то, что имеются медицинские справки о возможности его участия в судебном заседании (т. 2 л.д. 32, 33, 35).

Между тем объяснения П. по делу по протоколу судебного заседания являются крайне краткими и фактически повторяют его ходатайство о привлечении к делу адвоката и вызове врача, что не исключает обоснованности довода его кассационной жалобы о том, что из-за длительности времени нахождения в суде и несвоевременного питания он находился в этот период в предкоматозном состоянии и не мог давать объяснения по делу (т. 2 л.д. 35). При указанных обстоятельствах нельзя признать правильным, что дело было рассмотрено без медицинского заключения о состоянии здоровья П. непосредственно во время его пребывания в суде, а его состояние здоровья позволяло ему участвовать в судебном заседании и обеспечить защиту своих прав и интересов.

Кроме того, указанное относительно протокола судебного заседания не соответствует объяснениям в кассационной инстанции представителя Законодательного Собрания, согласно которым П. в суде первой инстанции давал широкие объяснения по обстоятельствам дела.

В силу указанного решение суда не может быть признано законным, так процессуальные права П. при рассмотрении дела судом были нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Краснодарского краевого суда от 18 апреля 2000 года отменить и дело направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"