||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 июля 2000 г. N 578п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Нижегородского областного суда от 6 февраля 1998 года, по которому

К., <...>, русский, несудимый, учащийся ПТУ,

осужден по ст. 30, п. п. "б", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 3 ст. 66 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно определено 9 лет лишения свободы в воспитательной колонии общего режима с конфискацией имущества, с исчислением срока отбытия наказания с 26 июня 1997 года.

По этому же приговору осуждены Е., Т.Д., П., протест в отношении которых не принесен.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 1998 года приговор в отношении К. изменен, из приговора исключено указание о назначении ему по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ и по совокупности преступлений дополнительного наказания в виде конфискации имущества. В остальной части приговор в отношении К. оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об исключении из судебных решений указания об осуждении К. по ст. 30, п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также указания о том, что покушение на убийство им было совершено "в связи с осуществлением потерпевшим действий по пресечению преступления" и "из корыстных побуждений".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Макарова Н.И., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

К. признан виновным в покушении на умышленное убийство потерпевшего Н. в связи с выполнением последним общественного долга и осуществлением действий по пресечению преступления, из корыстных побуждений, сопряженном с разбоем, с целью облегчить совершение разбойного нападения, а также в разбойном нападении, незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

25 июня 1997 года, вечером, К., Е. и Т.Д. встретились в г. Богородске, при этом у К. с собой был револьвер с 6 боевыми патронами, которые он нашел в апреле 1997 года и незаконно хранил у себя и носил.

На автомашине под управлением А. они приехали в г. Ворсму, и остановились на ул. Гагарина, недалеко от бара, принадлежащего Т. и, договорившись между собой о хищении денег из кассы бара, с этой целью зашли в помещение бара, сев за крайний столик.

Через некоторое время, действуя совместно и согласованно, К. достал из полиэтиленового пакета револьвер, заряженный 6 патронами, и с криком "Всем лечь на пол, это ограбление!" наставил его на работников бара Т., В., С. и других граждан, произвел выстрел в окно.

Затем, подойдя к В., продолжавшей стоять у стола, ударил ее в область грудной клетки, и она, падая, ударилась рукой о стол и головой о пол, получив легкие телесные повреждения.

Е. в это время подошел к стойке бара, за которой находилась С., и потребовал находившиеся в кассе деньги, которых на тот момент было 690000 руб.

Т.Д. стоял около двери бара с целью наблюдения за обстановкой и в случае необходимости должен был предупредить К. и Е. о возможных осложнениях.

На шум, возникший в зале бара, из подсобного помещения вышел Н. и, увидев В. на полу, а К. с револьвером в руках, пошел к нему с целью пресечения преступных действий, но К. с целью убийства Н. направил револьвер в область его грудной клетки, трижды нажав на спусковой крючок, однако выстрелов не последовало в связи с тем, что после первого выстрела в окно произошел излом нижнего пера боевой пружины.

Т.Д. и Е., видя, что у К. произошла осечка, а Н. пытается его задержать, выбежали из помещения бара и уехали на автомашине А., а К. был задержан и передан работникам милиции.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Вина К. в совершении разбойного нападения, незаконном хранении, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, а также в покушении на убийство, то есть на умышленное причинение смерти Н., в связи с выполнением им общественного долга и сопряженном с разбоем установлена имеющимися в материалах дела доказательствами, действия его по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г", 222 ч. 1, 30 и 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ квалифицированы правильно.

Вместе с тем суд излишне сослался в приговоре на такой квалифицирующий признак убийства, как "в связи с осуществлением потерпевшим действий по пресечению преступления", так как он не предусмотрен п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, кроме того, является одним из обстоятельств, свидетельствующий о выполнении этим лицом своего общественного долга. Также ошибочно суд вменил К. квалифицирующий признак "совершение убийства из корыстных побуждений".

Как видно из приговора и материалов дела, покушение на лишение жизни Н. осужденным было совершено при разбое ("сопряженное с разбоем"), и квалификация его действий еще и по признаку "из корыстных побуждений" является неправильной.

Неправильно К. осужден и по ст. 30, п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По смыслу закона квалификация по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого преступления, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту этой статьи, предусматривающему иную цель или мотив убийства.

Судом установлено, что К. покушался на умышленное причинение смерти Н., выполнявшему свой общественный долг, в процессе разбойного нападения, а не с целью сокрытия другого преступления или облегчения его совершения.

Таким образом, действия К. в части покушения на убийство охватывается диспозицией ст. 30, п. п. "б", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство Н. в связи с выполнением потерпевшим общественного долга, сопряженное с разбоем.

Мера наказания назначена в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 378 п. 5 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Нижегородского областного суда от 6 февраля 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 1998 года в отношении К. изменить. Исключить осуждение К. по ст. 30, п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также указание о том, что покушение на убийство им было совершено "в связи с осуществлением потерпевшим действий по пресечению преступления" и "из корыстных побуждений".

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"