||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 июля 2000 г. N 522п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.

Членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Алтайского краевого суда от 18 февраля 1997 года, по которому

Н., <...>, ранее судимый 6 февраля 1991 года по ст. 235 ч. 2 УК Киргизской ССР к 2 годам лишения свободы (судимость погашена), -

осужден по п. п. "а", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР на 13 лет лишения свободы; по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР окончательное наказание назначено в виде лишения свободы на 13 лет с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Т., <...>, ранее судимый:

18 декабря 1986 года по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года;

19 января 1989 года по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

17 января 1991 года по ст. 212-1 ч. 2 К РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

1 июня 1994 года по ст. 112 ч. 2 УК РСФСР к 6 месяцам исправительных работ;

14 июля 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР) к 3 годам 2 месяцам лишения свободы, -

осужден по п. п. "а", "е", "н" ст. 102 УК РСФСР на 12 лет лишения свободы, по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ч. 1 ст. 40 УК РСФСР назначено наказание в виде лишения свободы на 12 лет с конфискацией имущества. В силу ч. 3 ст. 40 УК РСФСР окончательное наказание по совокупности преступлений ему назначено в виде 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества и с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 1 ст. 149 УК РСФСР Н. и Т. оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

По этому же делу осужден В. по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, протест в отношении которого не принесен.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1997 года приговор в отношении Н. оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений в отношении Н. и Т., исключении осуждения их по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Н. и Т. признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

20 декабря 1994 года жители села Троицкое Троицкого района Алтайского края Т., В. и Н. в квартире по ул. Линейной, 70-2 в течение дня распивали спиртное. Вечером того же дня у Н. возник умысел на завладение имуществом односельчанина С., в доме которого <...> он бывал и видел ценные вещи. Понимая, что он один не сможет справиться со С., Н. предложил Т. и В. совершить нападение на С. и завладеть его имуществом, на что те согласились. Они распределили роли, в соответствии с которыми Н. должен постучать в дверь дома, поскольку С. незнакомым лицам ее не открывал, а затем все бы проникли в дом с применением физического насилия к С. и завладели его имуществом.

Около 19 часов 20 декабря 1994 года Т., В. и Н. подошли к дому С., при этом дорогу к дому показывал Н. Последний постучал в дверь, которую С. открыл, узнав Н. Имея умысел на хищение путем разбойного нападения, Н., В. и Т. ворвались в дом, где Н. и Т. сбили потерпевшего с ног и нанесли ему руками и ногами не менее 10 ударов по телу, причинив телесные повреждения, относящиеся к категории легких телесных повреждений, влекущих за собой кратковременное расстройство здоровья. В. в это время закрыл входную дверь в дом, воспользовавшись примененным к потерпевшему насилием, прошел в комнату и стал собирать ценные вещи. Т. и Н. затащили С. из сеней в коридор, где с целью облегчения завладения имуществом и сокрытия следов преступления решили совершить убийство С. Для этого Н. взял в сенях бельевой шнур и накинул его С. на шею, придавил левой рукой спину лежащему на животе потерпевшему, а правой рукой стал натягивать шнур, тогда как Т., находясь с другой стороны от С., действуя как соисполнитель убийства, одной рукой фиксируя лежащего потерпевшего, тянул вверх за второй конец шнура. От совместных действий Н. и Т. в результате механической асфиксии вследствие сдавливания шеи петлей потерпевший скончался на месте. Труп С. Т. и Н. скинули в подполье, куда затем спустился Н. и снял с руки потерпевшего золотое кольцо стоимостью 200000 руб., завладев им.

После совершения убийства Н., Т. и В. завладели имуществом С. на общую сумму 1030461 руб. Похищенные вещи Н., Т. и В. совместно реализовали, потратив деньги на собственные нужды.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность осужденных в совершении указанных действий установлена совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Вместе с тем юридическая оценка действиям осужденных Н. и Т. дана не совсем правильная.

Суд установил и отразил в приговоре, что Н. и Т. по предварительному сговору совершили умышленное убийство С. с целью завладения его имуществом, то есть из корыстных побуждений, а не с целью сокрытия разбойного нападения на него или облегчения его совершения.

По смыслу уголовного закона убийство, совершенное из корыстных побуждений, не может одновременно квалифицироваться как убийство, совершенное по иным мотивам, в том числе с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение.

При таких обстоятельствах квалификация действий Н. и Т. одновременно по п. "е" ст. 102 УК РСФСР как убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение и п. "а" ст. 102 УК РСФСР как убийства из корыстных побуждений противоречит требованиям закона.

Поэтому подлежит исключению осуждение Н. и Т. по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

Мера наказания им назначена в соответствии с требованиями закона, и Президиум не находит оснований для смягчения осужденным наказания, несмотря на исключение осуждения их по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Алтайского краевого суда от 18 февраля 1997 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1997 года в отношении Н. и тот же приговор в отношении Т. изменить, исключить осуждение их по п. "е" ст. 102 УК РСФСР.

В остальной части состоявшиеся судебные решения оставить в силе.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"