||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 4 июля 2000 г. No. 53пв-2000

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    Председателя                                    Лебедева В.М.,

    Членов Президиума                               Радченко В.И.,

                                                      Верина В.П.,

                                                    Петухова Н.А.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                      Попова Г.Н.,

                                                 Вячеславова В.К.,

    с участием заместителя Генерального

    прокурора Российской Федерации                  Кехлерова С.Г.

 

рассмотрел по протесту Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. гражданское дело по заявлению Г. о признании недействительными нормативных актов.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., объяснения представителей Государственного таможенного комитета России И., Н., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

пунктом 1 распоряжения Правительства Российской Федерации от 15 июня 1999 г. No. 942-р Государственному таможенному комитету России поручено обеспечить выдачу в установленном порядке паспортов транспортных средств при ввозе на территорию Российской Федерации с территории Республики Белоруссии транспортных средств, подлежащих государственной регистрации в Российской Федерации (код ТН ВЭД СНГ 8701, 8702, 8703, 8704, 8705, 8711, 8716). В преамбуле данного распоряжения указано, что оно принято в целях упорядочения государственной регистрации на территории Российской Федерации транспортных средств, ввозимых с территории Республики Белоруссии и происходящих с территории третьих стран, до унификации таможенного законодательства Российской Федерации и Республики Белоруссия.

Абзацем 4 пункта 4 указания Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. No. 01-14/1310 "О таможенном оформлении товаров" (далее - Указание) предусмотрено, что статус товаров, происходящих с территории иного, чем Республика Беларусь, государства, выпущенных для свободного обращения на территории Республики Беларусь, должен быть подтвержден для таможенных целей экземпляром грузовой таможенной декларации с отметками таможенных органов Республики Беларусь о выпуске товаров для свободного обращения и уплате таможенных платежей, а также документом, свидетельствующим о перечислении уплаченных сумм таможенных пошлин и налогов на расчетный счет представительства таможенной службы Российской Федерации при таможенной службе Республики Беларусь.

Абзацами 1 и 2 пункта 5 Указания предписано, что в отношении товаров, указанных в подпунктах "а" - "в" пункта 1 данного Указания, не осуществлять таможенное оформление и таможенный контроль при условии подтверждения статуса товаров в соответствии с пунктом 4 настоящего акта. Во всех остальных случаях, в том числе указанных в подпункте "г" пункта 1, применяются правила производства таможенного оформления и проведения таможенного контроля, определенные таможенным законодательством Российской Федерации (к товарам, указанным в подпункте "в" пункта 1, относятся товары, происходящие с территории иного, чем Республика Беларусь, государства, включая Российскую Федерацию, в отношении которых причитающиеся к уплате при выпуске для свободного обращения суммы таможенных пошлин и налогов внесены в бюджет Республики Беларусь).

Г. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой о признании недействительным распоряжения Правительства Российской Федерации от 15 июня 1999 г. No. 942-р в части слов "...до унификации таможенного законодательства Российской Федерации и Республики Белоруссия" и "ГТК России обеспечить выдачу в установленном порядке..." и пунктов 4, 5 вышеназванного Указания Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. В обоснование жалобы заявительница ссылалась на то, что оспариваемые ею положения правовых актов не соответствуют международным договорам между Российской Федерацией и Республикой Беларусь и неправомерно возлагают на граждан Российской Федерации обязанность по уплате таможенных пошлин при ввозе на территорию России транспортных средств, выпущенных в свободное обращение на территории Республики Беларусь.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 2 февраля 2000 г., оставленным без изменения определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2000 г., жалоба заявительницы удовлетворена частично:

- суд признал недействительным (незаконным) абзац 4 пункта 4 в части слов "..., а также документом, свидетельствующим о перечислении таможенных пошлин и налогов на расчетный счет, указанный в пункте 3" и абзацы 1 и 2 пункта 5 (в полном объеме) Указания ГТК России от 28 ноября 1996 г. No. 01-14/1310;

- отказал в удовлетворении жалобы в части признания недействительным распоряжения Правительства Российской Федерации от 15 июня 1999 г. No. 942-р.

В протесте Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене судебных постановлений в удовлетворительной части заявленных требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест обоснованным.

Согласно пункту 1 статьи 4 Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерации и Республикой Беларусь от 6 января 1995 г. (далее - Соглашение о Таможенном союзе) суммы ввозных таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, на товары, происходящие с территории третьей страны, вносятся в бюджет государства той Договаривающейся Стороны, которая является страной назначения товара.

Анализируя данный пункт Соглашения и вытекающие из него нормативные акты - Указ Президента Российской Федерации от 25 мая 1995 г. No. 525 "Об отмене таможенного контроля на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь", Постановление Правительства Российской Федерации от 23 июня 1995 г. No. 583 "О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 25 мая 1995 г. No. 525 "Об отмене таможенного контроля на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь", судебные инстанции пришли к следующим выводам:

- таможенная территория Российской Федерации и таможенная территория Республики Беларусь образуют единую таможенную территорию;

- товары, выпущенные для свободного обращения на территории Республики Беларусь и ввозимые в последующем на территорию Российской Федерации, не подлежат таможенному оформлению и контролю; данные товары не облагаются таможенными платежами, установленными законодательством Российской Федерации;

- таможенные пошлины и налоги уплачиваются в бюджет той страны - участницы Таможенного союза, которая является страной назначения товара, то есть где первый раз товары были представлены для таможенного оформления;

- оспоренные положения Указания ГТК РФ приводят к необоснованному ограничению движения на территории Таможенного союза товаров, выпущенных для свободного обращения на территории Республики Беларусь.

Указанные выводы не соответствуют содержанию примененных судебными инстанциями нормативных актов и сделаны без учета ряда обстоятельств, имеющих юридическое значение.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Соглашения о Таможенном союзе формирование единой таможенной территории осуществляется путем:

- отмены в торговле между Договаривающимися Сторонами товарами, происходящими с их территорий, таможенных пошлин, налогов и сборов;

- установления и применения в отношениях с третьими странами одинакового торгового режима, общих таможенных тарифов и т.д.

Пунктом 4 статьи 2 Соглашения объединение таможенных территорий государств Договаривающихся сторон в единую таможенную территорию обусловлено выполнением всех мероприятий, предусмотренных первым этапом формирования Таможенного союза.

По утверждению представителя ГТК РФ, к настоящему времени в торговых отношениях с Республикой Беларусь действуют Соглашения, предусматривающие неприменение таможенных пошлин, налогов и сборов лишь в отношении товаров, происходящих из таможенной территории одной из Договаривающихся Сторон и предназначенных для таможенной территории другой Договаривающейся Стороны. В отношении товаров, происходящих с территорий третьих стран, ни в одном акте не установлены льготы по уплате таможенных пошлин и эквивалентных им налогов и сборов.

Эти доводы не учтены надлежащим образом. Ссылка в решении суда первой инстанции на Протокол о введении режима свободной торговли без изъятий и ограничений между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 6 января 1995 г. сделана без проверки имеющего значение для дела обстоятельства: распространяется ли провозглашенный в Протоколе принцип беспошлинной торговли на товары, происходящие с территорий третьих стран.

Неубедительны и ссылки в судебных постановлениях в подтверждение вывода об образовании единой таможенной территории на названные выше Указ Президента Российской Федерации от 25 мая 1995 г. No. 525 и Постановление Правительства Российской Федерации от 23 июня 1995 г. No. 583. В указанных документах речь идет об отмене таможенного контроля и таможенного оформления на границе Российской Федерации с Республикой Беларусь с обеспечением контроля на этой границе за транзитными грузами третьих стран.

Вместе с тем, по утверждению ГТК РФ, выполнение международного обязательства об отмене таможенного контроля на границе не означает отмену такого контроля на остальной таможенной территории России. Отмена контроля на границе преследовала цель создания дополнительных условий для более удобного прохождения необходимых процедур по месту доставки перемещаемых товаров, где в соответствии со статьей 127 Таможенного кодекса Российской Федерации производится таможенное оформление, что не учтено судебными инстанциями.

В определении Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации в обоснование вывода о единой таможенной территории сделана ссылка и на Решение Высшего Совета Союза Беларуси и России от 28 апреля 1999 г. No. 2 "О завершении формирования единого таможенного пространства". Между тем из данного Решения следует, что единая таможенная территория образована только в отношении товаров гражданского назначения, происходящих с территорий России и Беларуси. В отношении торговли товарами, происходящими с территорий третьих стран, в Решении говорится лишь о принятии "идентичных мер по регулированию каждым государством - участником Союза" такой торговли.

О каких мерах идет речь, в чем их содержание, не выяснено.

В соответствии с Декларацией о дальнейшем единении России и Беларуси, подписанной 25 декабря 1998 г. Президентом Российской Федерации и Президентом Республики Беларусь, единое таможенное пространство предполагалось сформировать к концу первой половины 1999 г., что должно было быть зафиксировано установленным порядком. Однако, согласно Договору о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г., ратифицированному Государственной Думой Федерального Собрания и вступившему в силу 26 января 2000 г., формирование единого таможенного производства планируется завершить лишь к 2002 году (пункт 6 Программы действий Российской Федерации и Республики Беларусь по реализации положений Договора о создании Союзного государства). Тем самым международным договором высшей юридической силы констатировано отсутствие завершенного процесса создания юридически и фактически единого таможенного пространства.

Исходя из ошибочного толкования намерения Российской Федерации и Республики Беларусь об образовании единой таможенной территории как уже свершившегося факта, судебными инстанциями сделан необоснованный вывод о том, что оспариваемым указанием ГТК России от 28 ноября 1996 г. No. 01-14/1310 (пункты 4 и 5) "фактически введены не предусмотренные законодательством двойные таможенные платежи на ввозимые на территорию России с территории Республики Беларусь товары, выпущенные для свободного обращения в Республике Беларусь".

В то же время, по утверждению ГТК РФ, до тех пор, пока не будет осуществлена Программа действий Российской Федерации и Республики Беларусь по реализации положений Договора о создании Союзного государства, вопросы уплаты таможенных платежей при ввозе из Республики Беларусь на таможенную территорию Российской Федерации товаров и транспортных средств, происходящих из третьих стран, будут регулироваться законодательством Российской Федерации, которое не предусматривает ввоз указанных товаров без уплаты таможенных платежей лишь на том основании, что они ввозятся в Россию с территории Республики Беларусь. Это утверждение не опровергнуто в судебных постановлениях.

Для определения "страны назначения товара" суд применил пункт 9 Единой методологии таможенной статистики внешней торговли государств - участников Содружества Независимых Государств, утвержденной Решением Совета глав правительств СНГ 9 декабря 1994 г.

В данном пункте под "страной назначения товара" понимается страна, известная на момент отгрузки как конечная страна назначения товара. Данное понятие используется для целей таможенной статистики при определении страны - контрагента при вывозе товаров, т.е. при экспорте товаров за пределы государства, из которого товары вывозятся. Может ли это понятие быть примененным для таможенных целей при определении страны назначения товара при ввозе товаров, происходящих из третьих стран, в судебных постановлениях не мотивировано.

По утверждению ГТК РФ, Договаривающиеся Стороны определяют в каждом конкретном случае, что следует понимать под страной назначения товаров, происходящих из третьих стран, при их ввозе. Так, в Соглашении между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о таможенном оформлении товаров, ввозимых физическими лицами государств - участников Союза Беларуси и России, от 15 июня 1999 г. под государством назначения понимается любое государство - участник Союза Беларуси и России, на территории которого по заявлению физического лица, перемещающего товары, они будут потребляться или использоваться.

Статьей 4 Соглашения о Таможенном союзе предусмотрено, что "суммы ввозных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, на товары, происходящие с территории третьей страны, вносятся в бюджет той Договаривающейся Стороны, которая является страной назначения товара" (пункт 1). Российская Федерация рассматривает себя в качестве страны назначения товара во всех случаях, когда ввоз товаров производится для хранения, реализации, потребления или использования товаров в иных целях на территории России, что подтверждается указанным выше межправительственным Соглашением от 15 июня 1999 г. и что не получило оценки в судебных постановлениях.

В решении суда сделана ссылка на статью 24 Основ таможенных законодательств государств - участников Содружества Независимых Государств, в соответствии с которой одним из условий выпуска товаров для свободного обращения является уплата таможенных пошлин, налогов и внесение иных таможенных платежей. Следовательно, по мнению суда, выпуск товаров для свободного обращения в Республике Беларусь означает, что таможенные пошлины и налоги внесены в бюджет Республики Беларусь и дальнейшее движение таких товаров "не должно подлежать ограничению".

Судом при этом не учтено содержание статьи 23 тех же Основ (их применение предусмотрено пунктом 5 статьи 2 Соглашения о Таможенном Союзе), в соответствии с которой выпуск товаров для свободного обращения - таможенный режим, при котором ввозимые на таможенную территорию государства товары остаются постоянно на этой территории без обязательства об их вывозе с этой территории. То есть товары, помещенные под данный таможенный режим, должны оставаться постоянно на таможенной территории государства, данный таможенный режим распространяется на таможенную территорию государства и заканчивает свое действие при вывозе товаров с этой территории.

Суд сослался также на решение Экономического Суда Содружества Независимых Государств от 15 сентября 1997 г., по утверждению которого между Российской Федерацией и Республикой Беларусь образована "единая таможенная территория" и "...движение товаров, выпущенных для свободного обращения на территории одного из государств, впоследствии ограничению не подлежит".

Признавая обязательный характер данного решения, суд не учел, что по смыслу пунктов 3 и 5 Положения об Экономическом Суде СНГ последний наделен правом осуществлять толкование лишь тех международных соглашений, которые являются "актами Содружества". Что же касается Соглашения о Таможенном союзе, то этот договор актом Содружества не является.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Соглашения о Таможенном союзе все споры и разногласия между Договаривающимися Сторонами относительно толкования и (или) применения положений данного Соглашения должны решаться путем консультаций.

Как следует из преамбулы оспоренного Указания ГТК РФ от 28 ноября 1996 г., оно было издано в целях реализации Постановления Правительства Российской Федерации от 17 августа 1996 г. No. 974 "О мерах по повышению эффективности таможенного контроля в условиях формирования общего экономического пространства Российской Федерации и Республики Беларусь", пунктом 1 которого ГТК России было поручено разработать и осуществить комплекс мер по повышению эффективности таможенного контроля за происходящими из третьих стран товарами, статус которых для таможенных целей не является унифицированным в нормативных правовых актах Российской Федерации и Республики Белоруссия.

О том, что процесс унификации таможенного законодательства не завершен, следует из письма Министерства иностранных дел Российской Федерации (л.д. 81 - 82).

В этой связи нельзя согласиться с мнением Кассационной коллегии о "самостоятельном значении" распределения таможенных пошлин, налогов и сборов. В соответствии с пунктом 4 статьи 4 Соглашения о Таможенном союзе Договаривающиеся стороны должны были согласовать порядок взаимного зачисления таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное значение. В деле нет сведений о том, что такой порядок действует. В этой связи применение пункта 1 статьи 4 данного Соглашения не может осуществляться по принципу прямого действия без учета других норм указанного Соглашения, регулирующих, в частности, вопросы создания единой таможенной территории, установления и применения в отношениях с третьими странами одинакового торгового режима, общих таможенных тарифов, унификации законодательства и т.д.

При указанном положении следует признать, что применение норм материального права по данному делу нельзя считать правильным. Кроме того, ряд обстоятельств, имеющих значение для дела, не был исследован в ходе судебного разбирательства и не получил оценки в судебных постановлениях. Это позволяет говорить о наличии оснований к отмене судебных постановлений в надзорном порядке.

Руководствуясь п. 2 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

отменить решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 февраля 2000 г. и определение Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2000 г. в части удовлетворения заявленных требований. Дело в этой части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

Начальник Секретариата

Президиума Верховного Суда

Российской Федерации

Т.А.АМЕЛИНА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"