||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 июня 2000 года

 

Дело N 4-В00-64

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 26 июня 2000 г. дело по иску Ч. к Ч.С., ДСК "Фирсановский", администрации поселка Фирсановка о признании права собственности на 39/100 долей домовладения и часть земельного участка, вселении и нечинении препятствий в пользовании домовладением и земельным участком по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Химкинского городского суда от 9 апреля 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 8 сентября 1998 г. и постановление президиума Московского областного суда от 19 октября 1999 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения Ч.С. и Ч., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коптевой Л.Н., поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

в августе 1999 г. Ч. обратилась с иском к Ч.С., ДСК "Фирсановский" об отмене решения правления ДСК от 04.10.87 и общего собрания членов кооператива от 03.04.88 о принятии в члены ДСК Ч.С., отмене постановления главы администрации поселка Фирсановка и признании права собственности на 39/100 долей спорного домовладения и на 1155,5 кв. м земельного участка.

В подтверждение требований указала, что в 1938 г. их родители (Ч. и Ч.С.) Ч.Н. и Ч.М. построили дачный дом в ДСК "Фирсановский" по адресу: <...>.

После смерти Ч.Н., последовавшей в 1963 г., пай в ДСК унаследовали Ч.М. на 5/8 долей, она (Ч.), Ч.С. и их брат Ч.И. - по 1/8 долей пая.

В члены ДСК с общего согласия наследников была принята Ч.М.

На время смерти Ч.Н. ему принадлежали 78/100 дома и земельный участок размером 2311 кв. м, которые были разделены после его смерти на три части между нею и братьями.

4 декабря 1982 г. Ч.М. завещала свой пай в ДСК ей (Ч.) и Ч.И., Ч.С. в равных долях.

Впоследствии между Ч.М. и ее детьми была достигнута договоренность о том, что в члены ДСК будет принят Ч.С. с сохранением за ней (Ч.) и Ч.С. равного права пользования на правах сопайщиков домовладением и земельным участком по сложившемуся порядку пользования, поскольку в силу действовавшего на тот период законодательства в члены ДСК мог быть принят только один из наследников члена ДСК.

После смерти Ч.М. в ноябре 1993 г. и смерти брата Ч.И. в мае 1994 г. 8 июня 1994 г. ей (Ч.) стало известно, что Ч.С. в нарушение достигнутой договоренности приватизировал дачу и землю.

В связи с тем что ответчик выгнал ее с дачи, чинит препятствия в пользовании, Ч. просила удовлетворить ее требования.

Ответчик иск не признал, ссылаясь на то, что в 1987 г. ему Ч.М. передала принадлежавший ей пай в ДСК, он был принят в члены ДСК и впоследствии приобрел право собственности на дачу и земельный участок.

Истица с 1987 г. не заявляла требований о нарушении ее прав, пропустив срок исковой давности.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Решением Химкинского городского суда от 09.04.98 исковые требования Ч. удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Мособлсуда от 08.09.98 указанное решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Мособлсуда от 19.10.99 протест заместителя Генерального прокурора РФ в порядке надзора отклонен.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации заместителем Генерального прокурора Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое рассмотрение, как вынесенных с нарушением норм материального права и неправильным определением юридически значимых обстоятельств по делу.

При вынесении решения суд применил ныне действующие нормы права к правоотношениям, сложившимся в 1980-х годах, что, по мнению автора протеста, является правильным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, не находит оснований к его удовлетворению по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования Ч., суд правильно исходил из того, что пай в ДСК "Фирсановка" после смерти Ч.Н. стал долевой собственностью его наследников, которые от своих долей не отказывались, продолжали пользоваться дачей, земельным участком.

Проанализировав собранные по делу доказательства: завещание Ч.М. (л.д. 6, том 1), ее заявление в ДСК "Фирсановка" от 17 февраля 1987 г. (л.д. 15 том 1), заявление Ч.С. в ДСК "Фирсановка" от 17.02.87 (л.д. 16 т. 1) о приеме его в члены ДСК в связи с передачей ему пая Ч.М. и сохранением за Ч. и Ч.И. права пользования дачей и земельным участком, суд пришел к правильному выводу о том, что волеизъявление Ч.М. при выходе из членов ДСК было направлено на передачу пая всем детям поровну.

Согласно заявлению Ч.М. она просила исключить ее из членов ДСК в связи с преклонным возрастом и передать ее пай и право пользования дачным строением и земельным участком <...>, сыну Ч.С. и считать, что ее второй сын Ч.И. и дочь Ч. будут продолжать пользоваться дачным помещением и земельным участком в соответствии с приложенным планом на правах сопайщиков с Ч.С.

При таких данных довод протеста, что только Ч.С., принятый в члены ДСК, является собственником дачи и земельного участка, о которых возник спор, нельзя признать правильным.

Указание в заявлении Ч.М. о том, что Ч.И. и Ч. являются сопайщиками Ч.С., свидетельствует о том, что пай ею фактически передан всем троим детям поровну.

Нельзя согласиться с доводом протеста о том, что не имеет никакого значения по делу вывод суда о том, что волеизъявление Ч.М. было направлено на передачу пая всем детям в равных долях, поскольку, кроме ответчика, в члены ДСК никто из членов семьи в установленном порядке принят не был.

Учитывая, что решение правления и общего собрания ДСК "Фирсановский" о приеме в члены ДСК Ч.С. противоречит волеизъявлению Ч.М. о передаче пая, строения и земельного участка всем троим детям в равных долях, суд, решая вопрос о признании указанных решений недействительными, обоснованно учел, на что была направлена воля Ч.М., являвшейся пайщиком ДСК.

Правильно суд принял во внимание, что только после смерти Ч.М. истице стало известно о нарушении ее прав на часть дачи и земельного участка, и пришел к выводу о том, что срок исковой давности для обращения в суд ею не пропущен.

Неосновательна ссылка в протесте на то, что не имеет правового значения то обстоятельство, что в 1987 г. у Ч-ких было достигнуто соглашение о порядке пользования дачей, а ответчик нарушил это соглашение.

Для решения вопроса, правомерно ли собственником дачи и земельного участка является Ч.С., правомерны ли требования Ч. о признании права на часть дачи и земельного участка, длительное время пользующейся ими, соглашения, достигнутые в 1987 г., имеют важное правовое значение.

Само по себе оформление паенакопления в ДСК "Фирсановский" на имя Ч.С., учитывая достигнутое в 1987 г. между Ч-ми соглашение, которое исполнялось до 1994 г., не могло быть основанием к отказу в удовлетворении требований Ч.

Из материалов дела усматривается, что дачное помещение оборудовано тремя выходами, Ч.С. и Ч. пользовались своим помещением и участком.

В связи с тем что после смерти Ч.И. в 1993 г. наследником его являлась Ч.М., а после смерти Ч.М. в 1994 г. наследниками ее доли стали стороны, суд обоснованно признал, что 78/100 долей дома и земельного участка принадлежат сторонам в равных долях по 39/100 долей каждой.

Неоснователен довод протеста о том, что суд неправильно применил к сложившимся правоотношениям ныне действующие нормы права, поскольку правоотношения, сложившиеся между сторонами, являются длящимися.

Руководствуясь ст. ст. 311, 328, 329, 332 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Химкинского городского суда от 9 апреля 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 8 сентября 1998 г. и постановление президиума Московского областного суда от 19 октября 1999 г. оставить без изменения, протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"