||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июня 2000 года

 

Дело N 4-Г00-8

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                     Толчеева Н.К.

 

рассмотрела в судебном заседании от 22 июня 2000 года дело по жалобе М. о признании недействительными и отмене решений УВД г. Королева от 13 сентября 1996 года N 306/4-3232, от 11 сентября 1998 года N 306/4 и решений Межведомственной комиссии по рассмотрению обращений граждан Российской Федерации в связи с ограничениями их права на выезд из Российской Федерации (МВК) от 11 февраля 1997 года, от 20 июля 1999 года, устанавливающих ограничение его права на выезд из Российской Федерации, по кассационной жалобе М. на решение Московского областного суда от 24 апреля 2000 года, которым в удовлетворении жалобы отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

письмом УВД г. Королева Московской области от 13 сентября 1996 года N 306/4-3232 М. было отказано в выдаче заграничного паспорта по тем основаниям, что он осведомлен о сведениях, составляющих государственную тайну.

М. обжаловал отказ в выдаче ему заграничного паспорта в Межведомственную комиссию по рассмотрению обращений граждан Российской Федерации, которая решением от 11 февраля 1997 года отказала ему в удовлетворении жалобы, указав, что введенные для него ограничения на выезд за рубеж до ноября 1998 года законны, поскольку не истек пятилетний срок со времени ознакомления М. с совершенно секретными документами.

Названные решения М. обжаловал в суд, считая их незаконными.

До рассмотрения дела по существу заявитель в августе 1998 года вновь обратился в УВД г. Королева с заявлением о выдаче ему загранпаспорта. 11 сентября 1998 года УВД г. Королева ему сообщило, что его право на выезд из Российской Федерации временно ограничено до 2003 года по решению ЦНИИМАШ N 483 от 1 июля 1998 года.

Этот отказ также был обжалован М. в МВК, решением которой от 20 июля 1999 года срок ограничения на выезд М. за границу был сокращен до 1 января 2000 года.

В связи с тем что М. получил заграничный паспорт, он отказался от требования об обязании УВД г. Королева выдать ему заграничный паспорт и определением Московского областного суда от 24 апреля 2000 года принят отказ М. от этой части требования и производство по делу в этой части прекращено.

Требования об отмене решений об отказе ему в выезде за границу М. просил удовлетворить, ссылаясь на то, что соответствующий трудовой договор (контракт), как это предусмотрено Законом РФ "О государственной тайне", с ним не заключался и не было оснований для ограничения его права на выезд за границу.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит М. в кассационной жалобе, полагая, что судом неправильно определены юридически значимые по делу обстоятельства и неправильно применены нормы материального права. Просит о вынесении нового решения об удовлетворении жалобы.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда по следующим основаниям.

Согласно части 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Статьей 24 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" от 21 июля 1993 года (в редакции от 6 октября 1997 года) установлено ограничение права должностного лица или гражданина, допущенных или ранее допускавшихся к государственной тайне, на выезд за границу.

Пунктом 1 ст. 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" от 18 июля 1996 года предусмотрено, что право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено при допуске к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с Законом Российской Федерации "О государственной тайне", заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, при условии, что срок ограничения не может превышать пяти лет со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в соответствии с настоящим Федеральным законом.

В случае если имеется заключение Межведомственной комиссии по защите государственной тайны о том, что сведения особой важности или совершенно секретные сведения, о которых гражданин был осведомлен на день подачи заявления о выезде из Российской Федерации, сохраняют соответствующую степень секретности, то указанный в трудовом договоре (контракте) срок ограничения права на выезд из Российской Федерации может быть продлен Межведомственной комиссией, образуемой Правительством Российской Федерации. При этом срок ограничения, установленный трудовым договором (контрактом), со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями.

Отказывая М. в удовлетворении жалобы, суд правильно исходил из того, что М. по роду своей работы был осведомлен о сведениях, составляющих государственную тайну, и в связи с этим его право на выезд из Российской Федерации обоснованно временно ограничено.

Довод М. о том, что на него не распространяются указанные ограничения, поскольку с ним не заключен трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, судом правильно отвергнут.

Осведомленность М. о сведениях, составляющих государственную тайну, подтверждается имеющимися в деле документами, исследованными судом, признавалась самим заявителем, в том числе и в части того, что у него отбиралась подписка о неразглашении полученных по роду службы сведений.

Отобрание такого обязательства по правовому значению соответствует принятому позже законодательству, предусматривающему оформление данного условия непосредственно в трудовом договоре (контракте), в связи с чем отсутствие самого контракта не указывает на то, что на заявителя не могут быть распространены предусмотренные законодательством ограничения.

Действительно в ст. 38 названного ранее Федерального закона установлено, что в течение шести месяцев со дня вступления его в силу организации, в распоряжении которых находятся сведения особой важности или совершенно секретные сведения, отнесенные к государственной тайне, заключают со своими сотрудниками, ранее допущенными, а также вновь допускаемыми к таким сведениям, трудовые договоры (контракты) в соответствии с подпунктом 1 ст. 15 настоящего Федерального закона.

Однако незаключение с М. такого трудового договора (контракта) по истечении шести месяцев со дня вступления названного Федерального закона в силу не опровергает вывода суда о правомерности ограничения выезда заявителя из Российской Федерации в связи с осведомленностью его о совершенно секретных сведениях, составляющих государственную тайну.

Кроме того, суд правильно учел, что не было необходимости в переоформлении уже существующих отношений между ЦНИИМАШ и М., поскольку с ноября 1993 года фактически, а с августа 1996 года юридически заявитель имеет доступ к сведениям, осведомленность о которых не влечет ограничения его права на выезд из Российской Федерации.

Рассматривая данное дело, суд правильно определил юридически значимые по делу обстоятельства, дал подробный анализ законодательства, регулирующего поставленные в жалобе вопросы, поэтому оснований к отмене решения суда не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 304, 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Московского областного суда от 24 апреля 2000 года оставить без изменения, кассационную жалобу М. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"