||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 июня 2000 года

 

Дело N 20-Г00-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Толчеева Н.К.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 22 июня 2000 г. дело по иску Н.Ш. к Махачкалинскому садоводческому товариществу "Урожай", Н.Ю., Н.Д., Д.Х. о признании права собственности на садовый дом, участок, сооружения на нем в садоводческом товариществе, установлении факта принятия по наследству садового дома, признании недействительными документов о принятии в садовое товарищество и закреплении садового дома за Н.Д. и Д.Х., встречному иску Н.Д. о признании незаконным решения исполкома Кировского райсовета н/д г. Махачкалы N 142 от 23.05.91 по кассационной жалобе Н.Ш. на решение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 21.03.2000.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ М.Н. Лаврентьевой, Судебная коллегия

 

установила:

 

обращаясь с настоящим иском в суд, Н.Ш. указал, что на данные им в 1976 г. отцу Н.И. 1500 руб., отец в садоводческом товариществе "Урожай" приобрел садовый дом. Он, Н.Ш., на свои средства приобрел строительные материалы, нанимал специалистов, выстроил новый дом на участке, но зарегистрирован дом был на отца. После смерти отца в июне 1985 г. по поводу пользования участком и домом в садоводческом товариществе между ним и младшим братом Н.Ю. возник спор, Н.Ю. втайне от него добился закрепления за собой указанного дома и участка, а после его смерти в июле 1992 г. дом и участок незаконно были переданы в собственность жены покойного - Н.Д., которая впоследствии продала дом Д.Х.

Истец указал, что он вложил средства на постройку дома, затем после смерти отца принял его как наследственное имущество, поэтому просил признать его собственником данного имущества.

Н.Д. иск не признала, указав, что дом и участок были оформлены на отца братьев Н.Ш. и Н.Ю., ее муж - Н.Ю. - помогал отцу в строительстве дома, закладывал сад, привозимые Н.Ш. стройматериалы оплачены ее мужем, у Н.Ш. с отцом в последние годы его жизни были плохие взаимоотношения, в садовый дом его не пускали, Н.Ю. жил совместно с наследодателем, ухаживал за домом на участке в садоводческом товарищества и после смерти отца фактически владел этим домом.

Н.Д. пояснила также, что после смерти мужа она как наследница была принята в члены садоводческого товарищества, за ней был закреплен указанный дом, который она впоследствии продала Д.Х.

Н.Д. указала также, что Н.Ш. пропустил установленный законом срок для принятия наследства и на право обращения в суд без уважительных причин. Н.Д. предъявила встречный иск о признании недействительным решения Кировского райисполкома г. Махачкалы N 142 от 23.05.91, указав, что оно незаконно отменило решение того же райисполкома от 07.07.88, которым было утверждено решение правления с/т "Урожай" о принятии в члены товарищества Н.Ю. и закреплении за ним садового участка.

Требования Н.Ш. не признал Д.Х., пояснив, что садовый дом на участке в садоводческом товариществе приобрел правомерно.

Представители с/т "Урожай", БТИ, Горкомзема, администрации Кировского района разрешение спора оставили на усмотрение суда.

Решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 21.03.2000 в иске Н.Ш. отказано, встречный иск Н.Д. удовлетворен.

В кассационной жалобе Н.Ш. просит об отмене решения суда, считая его необоснованным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не находит оснований к отмене решения суда.

Суд правильно определил юридически значимые обстоятельства по делу.

Как установлено судом и подтверждается представленными в деле доказательствами, 21.05.77 Н.И. на основании поданного заявления был принят членом садоводческого товарищества "Урожай", на выделенном земельном участке ему было разрешено строительство садового домика, решением исполкома Советского райсовета народных депутатов г. Махачкалы выделенный Н.И. в товариществе участок N 128 был за ним закреплен (т. 1 д. 2 - 43 л.д. 7, т. 3 л.д. 123).

Эти обстоятельства не отрицались истцом Н.Ш. 16.06.85 Н.И. умер (т. 1 д. 2 - 43 л.д. 20).

В соответствии с типовым уставом садоводческого товарищества рабочих и служащих, утвержденным 18.05.66 (с последующими изменениями и дополнениями), действующим в тот период, в случае смерти члена садоводческого товарищества преимущественное право вступления в садоводческое товарищество предоставляется одному из наследников умершего члена этого товарищества.

По делу установлено, что после смерти наследодателя Н.И. его сын Н.Ю. принял все наследственное имущество, в том числе и садовый дом на участке N 128 в садоводческом товариществе "Урожай".

Постановлением правления садоводческого товарищества "Урожай" от 01.07.86, утвержденным решением общего собрания членов товарищества и решением исполкома Кировского райсовета от 07.07.88, преимущественное право на вступление в члены садоводческого товарищества после смерти Н.И. и закрепление садового участка N 128 признано за сыном умершего члена товарищества Н.Ю. как членом его семьи, принимавшим участие в приобретении, строительстве садового дома, освоении земельного участка (т. 2 л.д. 7 - 10, д. 2 - 37, л.д. 28, т. 1 л.д. 174).

Проверяя доводы Н.Ш. о принятии им наследства после смерти отца Н.И., суд признал что истец в установленном законом порядке наследственное имущество не принял - в нотариальную контору за свидетельством о праве на получение наследственного имущества не обратился, о чем сам пояснил в судебном заседании (т. 3 л.д. 174), не вступил и фактически во владение этим имуществом.

По собственным пояснениям и его представителя Н. в судебных заседаниях по делу, истец с 1969 г. проживал отдельно от семьи отца, после смерти Н.И. имущество осталось у брата Н.Ю., и садовым участком N 128 семья истца уже не пользовалась (т. 3 л.д. 167, т. 1 л.д. 79).

По делу установлено, что с иском о разделе наследственного имущества Н.Ш. обратился лишь 23.06.88.

Никаких уважительных причин пропуска им установленного ст. 546 ГК РСФСР 6-месячного срока для принятия наследства истец в судебном заседании не назвал и судом не установлено.

Поэтому суд обоснованно отказал ему в удовлетворении требования об установлении факта принятия по наследству садового дома на участке N 128 в садоводческом товариществе "Урожай".

Из материалов дела следует, что после смерти члена садоводческого товарищества Н.Ю., последовавшей 20.06.92 (т. 1 л.д. 13), в члены товарищества была принята его жена Н.Д., за ней был закреплен участок N 128 с возведенными на нем постройками (т. 1 л.д. 174, л.д. 33), которым она впоследствии распорядилась путем отчуждения Д.Х. Поскольку нарушения действующего законодательства при совершении указанных действий не имело места, суд правомерно отказал Н.Ш. в удовлетворении требований о признании регистрационных документов о закреплении указанного участка в садоводческом товариществе "Урожай" за Н.Д. и Д.Х.

Признавая необоснованными исковые требования Н.Ш. о признании права собственности на садовый дом N 128 на участке в садоводческом товариществе "Урожай" по мотивам приобретения участка и строительства дома на свои средства, суд обоснованно исходил из установленных обстоятельств по делу о том, что участок N 128 с возведенными постройками был закреплен за отцом истца Н.Ш., являвшимся членом указанного товарищества.

В силу действующего законодательства истец мог претендовать лишь на возмещение затрат по строительству дома при доказанности этих обстоятельств.

Однако, как установлено судом и не отрицалось истцом в судебном заседании, никаких требований, связанных с установлением права собственности на дом либо о возмещении затрат на его строительство, при жизни отца Н.Ш. не заявлялось.

По делу установлено, что с требованием о признании права собственности на указанный садовый дом к наследникам Н.И. истец в суд обратился с пропуском установленного ст. 78 ГК РСФСР трехгодичного срока исковой давности, уважительных причин для восстановления этого срока не имелось.

В связи с этим отказ в удовлетворении этих требований Н.Ш. является обоснованным.

Из материалов дела усматривается, что Н.Ш. с августа 1998 г. является членом садоводческого товарищества "Урожай" и за ним закреплен участок N 145 (т. 3 л.д. 103).

Удовлетворение встречного иска по делу является обоснованным, поскольку, как установлено судом и подтверждается имеющимися в деле материалами, решение Кировского райисполкома от 23.05.91 об отмене своего же решения от 07.07.88 о закреплении садового участка N 128 в названном товариществе за Н.Ю. с принятием в члены с/товарищества вынесено лишь по заявлению Н.Ш. без проведения соответствующей проверки.

В кассационной жалобе истец по существу приводит доводы, изложенные при предъявлении иска, которые были предметом судебного исследования и получили оценку в решении.

Решение суда соответствует установленным обстоятельствам и требованиям закона.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 21.03.2000 оставить без изменения, а кассационную жалобу Н.Ш. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"