||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 июня 2000 г. N 427п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 года в отношении Г.Т.

По приговору Кемеровского областного суда от 16 ноября 1999 года

Г.Т., <...>, ранее не судимая, -

осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 года, рассмотревшей дело по кассационному протесту заместителя прокурора Кемеровской области, кассационной жалобе осужденной и адвокатов в ее защиту, а также кассационной жалобе потерпевшей на мягкость назначенного наказания, приговор отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

В протесте поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

по приговору суда Г.Т. признана виновной в умышленном убийстве своего мужа - Г.В.

Преступление совершено при следующих установленных судом и изложенных в приговоре обстоятельствах.

В ходе ссоры, возникшей на почве сложившихся неприязненных отношений, 19 декабря 1998 года в доме <...> Г.Т. нанесла молотком несколько ударов по голове потерпевшему, после чего убежала из дома к родственникам Г.В., проживавшим по соседству. Вернувшись через 20 минут с топором, Г.Т. нанесла потерпевшему, находящемуся в гостиной комнате в кресле, обухом и лезвием топора не менее 7 - 9 ударов в область головы.

В результате действий Г.Т., всего нанесшей не менее 14 ударов молотком и топором, потерпевшему была причинена открытая черепно-мозговая травма, перелом костей свода и основания черепа, отек - набухание с дислокацией вещества головного мозга, повлекшие его смерть.

С целью сокрытия содеянного Г.Т. вывезла на автомашине труп к реке Аба и, привязав к нему гирю весом 24 кг, сбросила с моста в воду, где он был обнаружен утром 20 декабря 1998 года.

Принимая решение об отмене обвинительного приговора и направляя дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, кассационная инстанция указала в определении, что судом не выполнено требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела и конкретно это выразилось в неустановлении мотива преступления; в недостаточном раскрытии и конкретизации взаимоотношений Г-ных и сложившейся между ними неприязни; в неустановлении обстоятельств, способствовавших совершению преступления. По мнению судебной коллегии, суд также не дал надлежащей оценки данным о личности Г-ных, которые имеют существенное значение для оценки событий, произошедших 19 декабря 1998 года.

В протесте поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям.

Так, указав на нарушение судом первой инстанции требований ст. 20 УПК РСФСР, Судебная коллегия сама вместе с тем, принимая решение об отмене приговора, не проверила дело в полном объеме, дала одностороннюю оценку показаниям допрошенных по делу лиц и не приняла во внимание показания тех же лиц, характеризующих Г.Т. как человека жестокого и способного совершить преступление.

Постановляя обвинительный приговор в отношении Г.Т. и признавая ее виновной по ч. 1 ст. 105 УК РФ, Кемеровский областной суд дал надлежащую оценку всем доказательствам в совокупности и с достаточной полнотой изложил их в описательной части приговора, в том числе и характеризующие осужденную и потерпевшего показания свидетелей, сущность которых приведена в необходимом объеме, продиктованном характером рассматриваемого дела.

Необоснованными являются выводы коллегии о том, что судом не установлена форма вины Г.Т., мотив и способ причинения смерти потерпевшему.

Г.Т. совершила убийство своего мужа с прямым умыслом. Этот вывод сделан судом на основе тщательного исследования всех доказательств по делу. В том числе и показаний самой Г.Т. в ходе предварительного расследования и в суде. Прямой умысел по мнению суда подтверждают фактические действия Г.Т. в момент совершения убийства и непосредственно после него, а также количество, сила и локализация ударов молотком и топором в жизненно важный орган человека - голову, что бесспорно свидетельствует о том, что Г.Т. сознавала необратимость наступления смерти и желала достижения именно такого результата. Со слов самой Г.Т. в суде, она продолжала наносить удары потерпевшему, пока он не перестал подниматься с пола и не затих (т. 3 л.д. 311). При этом в приговоре обоснованно отмечено, что отсутствие каких-либо повреждений у Г.Т., а также на руках Г.В. свидетельствует о том, что последний не нападал и не защищался.

Способ причинения смерти установлен и самой Г.Т. не опровергался. Это - нанесение ударов по голове потерпевшему топором и молотком в количестве не менее 14-ти, в результате чего ему была причинена открытая черепно-мозговая травма, повлекшая смерть.

Судом установлен и мотив преступления - неприязненные отношения, сложившиеся между супругами Г-ными, обострившиеся перед преступлением и приведшие к трагическим последствиям ночью 19 декабря 1998 года.

Взаимоотношения Г-ных тщательно исследовались судом с самого начала их совместной жизни и до момента совершения преступления. В связи с этим, подробно проанализированы и оценены показания родственников, соседей, коллег по работе и друзей Г-ных. Благодаря полученным данным, достоверно установлено время, с которого их отношения стали принимать характер неприязненных, и причины возникновения этой обоюдной неприязни.

В ходе судебного следствия не было установлено, что обстоятельством, способствовавшим совершению преступления, явилось только неправильное поведение потерпевшего. Напротив, этими обстоятельствами суд признал обоюдное поведение обоих супругов, что следует из описательной части приговора.

Как видно из показаний многочисленных свидетелей, осужденная вела, с точки зрения семейной этики, не совсем правильный образ жизни, что и являлось причиной употребления потерпевшим спиртного и, как следствие, вело к возникновению ссор и скандалов в семье.

Выводы Судебной коллегии о ненадлежащей оценке судом данных личности Г-ных также нельзя признать убедительными.

Смысл и содержание показаний каждого из свидетелей, данных ими в ходе предварительного расследования и в судебном заседании и нашедших отражение в приговоре, служат оценкой как взаимоотношений Г-ных, так и личностной характеристикой каждого из них.

Выводы судебной коллегии в определении о том. Что "Г.В. охотно шел на конфликты и мог быть их инициатором" надуманы и ничем не подтверждаются. Единственный свидетель - Г.О. подтвердил, что у него был конфликт с Г.В., но создала его подсудимая, сообщив потерпевшему ложно, что была с ним, Г.О., в интимной связи.

Не соответствует действительности и утверждение о том, что "А-вы - соседи по дому, пояснили, что ранее Г.В. пил запоями", поскольку свидетель А.Л. ни в ходе предварительного следствия, ни в суде подобных показаний не давал.

В связи с изложенным, выводы Судебной коллегии о личности Г.В. необоснованны и не подтверждаются материалами дела.

Судебная коллегия указала в определении, что показания свидетелей З.И., С.Е., Ш.И., Д.О., О.Л. и Ф.И. должным образом не исследованы и не нашли своей оценки в приговоре. Однако при этом коллегия не учла, что следователем указанные фамилии не внесены в список лиц, подлежащих вызову в суд, самим судом вызов их в судебное заседание не был признан необходимым, ходатайств со стороны участников процесса по этому поводу также не заявлялось. Более того, далее в определении коллегией было признано, что показания перечисленных лиц аналогичны показаниям свидетелей К.О., З.А. и С.А., допрошенных в суде по ходатайству адвоката Г.Т.

Таким образом, показания всех лиц, приведенные в определении Судебной коллегии и которые действительно имели важное значение по делу, судом исследованы и оценены в приговоре.

Учитывая, что в соответствии со ст. 352 УПК РСФСР указания суда, рассматривающего дело в кассационном порядке, обязательны при вторичном рассмотрении дела судом, важное значение имеет содержание этих указаний.

По настоящему делу в определении Судебной коллегии не содержится указаний, которые бы могли способствовать более правильному и полному разрешению дела. Все обстоятельства, изложенные в определении, а также приведенные показаниях всех лиц судом первой инстанции были исследованы и оценены. Поставленные в определении вопросы не свидетельствуют о необходимости проведения нового судебного заседания.

На приговор суда принесена кассационная жалоба потерпевшей Г.Т. Ф.А., которая просила об отмене приговора в связи с неправильной квалификацией действий осужденной Г.Т. и мягкостью назначенного ей наказания.

Однако, в нарушение требований ст. 351 УПК РСФСР в определении Судебной коллегии не указаны основания, по которым доводы жалобы потерпевшей признаны неправильными или несущественными.

Так, в случае, если кассационная инстанция придет к выводу об отмене приговора ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, а не за мягкостью наказания. как об этом поставлен вопрос в жалобе потерпевшего, в определении должно быть указано не только на необходимость устранения выявленных нарушений, но и на те основания, в силу которых не может быть удовлетворена содержащаяся в жалобе просьба об отмене приговора за мягкостью наказания.

Президиум находит, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Так, в кассационном определении указано, что судом первой инстанции не в полной мере были установлены мотивы преступления, взаимоотношения супругов Г-ных, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, не раскрыто и не конкретизировано понятие, в чем заключались неприязненные отношения супругов, не дана надлежащая оценка данным о личности Г-ных, что в совокупности имеет значение для правильной оценки произошедшего.

Между тем, в кассационном определении не указано, в чем конкретно выразились недостатки рассмотрения дела по первой инстанции, указанные выше, что конкретно необходимо сделать для устранения этих недостатков при новом судебном рассмотрении.

Не указано также, какое имеет значение для квалификации содеянного Г.Т. установление характера ее неприязненных отношений с супругом, с учетом того, что по делу было допрошено большое количество свидетелей о взаимоотношениях супругов Г-ных.

Также в материалах дела имеется большое количество материалов, характеризующих осужденную и потерпевшего и в кассационном определении не указано, какие еще материалы и откуда должны быть добыты судом для более полного изучения личности Г-ных.

Нельзя согласиться с утверждением кассационной инстанции о том, что в приговоре не дано оценки данным, характеризующим супругов Г-ных, не в полной мере установлены мотивы преступления - такие данные в приговоре имеются, однако кассационная инстанция не указала, почему эти данные представляются ей неполными и чем конкретно их можно дополнить.

Кроме того, как обоснованно указано в протесте, в нарушение требований ст. 351 УПК РСФСР в кассационном определении отсутствуют данные о принятом решении по жалобе потерпевшей, которая просила об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с необходимостью квалификации действий Г.Т. по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ и мягкостью назначенного ей судом наказания.

В связи с допущенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, кассационное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение. при котором надлежит тщательно проверить дело, обсудить доводы протеста и жалоб, дать правильную оценку содеянному осужденной.

Руководствуясь п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 года в отношении Г.Т. отменить и дело направить на новое кассационное рассмотрение.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"