||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 июля 1996 г. N 44пв-96пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    Председателя                                    Лебедева В.М.,

    членов Президиума                                 Верина В.П.,

                                                 Вячеславова В.К.,

                                                       Езина В.Ф.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                   Меркушова А.Е.,

                                                Перепеченова А.Я.,

                                                    Радченко В.И.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

    с участием заместителя Генерального прокурора

    Российской Федерации                            Кехлерова С.Г.

 

рассмотрел дело по иску С. к прокуратуре Корякского автономного округа о взыскании заработной платы по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Тигильского районного суда от 1 февраля 1995 года, определение судебной коллегии по гражданским делам суда Корякского автономного округа от 6 июня 1995 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1995 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Колычевой Г.А., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

С. с 11 мая 1993 года работал в прокуратуре Корякского автономного округа в должности старшего помощника прокурора, имея классный чин старшего советника юстиции, с 8 ноября 1994 года С. уволен из органов прокуратуры в связи с уходом на пенсию по выслуге лет.

После увольнения С. обратился в суд с иском к прокуратуре Корякского автономного округа о взыскании заработной платы. В обоснование иска указал, что с 11 мая 1993 года по 8 ноября 1994 года ответчик на зарплату за выслугу лет не начислял и не выплачивал 100% северного коэффициента (коэффициент - 2,0) и 100% надбавки за работу в районах Крайнего Севера. В связи с этим сумма недоплаченной заработной платы за указанный период составила 4608996 руб., с учетом инфляции ему следует выплатить 9963976 руб.

При рассмотрении дела С. увеличил сумму иска до 13725490 руб., в связи с инфляцией в ноябре, декабре 1994 года и январе 1995 года.

Представитель прокуратуры Корякского автономного округа против иска возражал, ссылаясь на то, что законодательным органом Российской Федерации не определен порядок выплаты процентных надбавок и коэффициента к заработной плате лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а ведомственные инструкции запрещают применять районный коэффициент и процентную надбавку к зарплате за выслугу лет.

Решением Тигильского районного народного суда от 1 февраля 1995 года иск С. удовлетворен в полном объеме.

Определением судебной коллегии по гражданским делам суда Корякского автономного округа от 6 июня 1995 года решение районного суда оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 8 декабря 1995 года оставила без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, внесенном в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене вынесенных судебных постановлений в части взыскания районного коэффициента к заработной плате за выслугу лет ввиду неправильного применения судебными инстанциями норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит их частично обоснованными.

В период, к которому относится возникновение спорных правоотношений, на территории Российской Федерации начал действовать Закон Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" от 19 февраля 1993 года.

Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 19 февраля 1993 года N 4521-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" установлено, что с момента введения указанного Закона (1 июня 1993 года) действующие законодательные акты Российской Федерации применяются в части, не противоречащей Закону. Правительству Российской Федерации до 1 сентября 1993 года поручено привести решения Правительства Российской Федерации в соответствие с указанным Законом: разработать и принять нормативные акты, вытекающие из указанного Закона (п. п. 2, 5).

В соответствии со статьей 7 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года оплата труда работников предприятий, учреждений, организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Работникам гарантируется выплата районного коэффициента и процентной надбавки.

Из статьи 10 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года следует, что районный коэффициент к заработной плате и порядок его выплаты устанавливаются законодательным органом Российской Федерации по представлению Правительства Российской Федерации.

Лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливается единый для всех производственных и непроизводственных отраслей районный коэффициент к заработной плате.

До настоящего времени федерального закона, устанавливающего единый районный коэффициент и порядок его выплаты, не принято.

Согласно Закону Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации" от 17 января 1992 года, в редакции, действовавшей на период возникновения спорного правоотношения, заработная плата имеющих классный чин работников прокуратуры состоит из должностного оклада, доплат за классный чин и выслугу лет (статья 41).

По делу установлено, что С. на ежемесячные доплаты за выслугу лет с мая 1993 года по ноябрь 1994 года районный коэффициент не начислялся.

Поскольку доплаты за выслугу лет являются частью заработной платы работников прокуратуры, судебные инстанции с учетом гарантий, установленных в статье 7 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года, правильно считали, что ответчик должен был начислять районный коэффициент на фактический заработок истца, включая и доплаты за выслугу лет.

Довод протеста о том, что вопрос о включении доплат за выслугу лет в состав заработка для начисления районных коэффициентов положительно решен в Постановлении Правительства Российской Федерации от 31 мая 1995 года N 537, а поэтому требования по недоплате районного коэффициента на эту часть заработка могут быть удовлетворены после 31 мая 1995 года, основанием к отмене судебных постановлений не является.

Как следует из нормативного акта, на который ссылается прокурор, Правительство Российской Федерации признало утратившими силу отдельные положения Постановления Совета Министров РСФСР от 22 октября 1990 года N 458 "Об упорядочении компенсаций гражданам, проживающим в районах Крайнего Севера", в частности абзац 2 подпункта "д" пункта 1 Постановления Совета Министров, которым не допускалось начисление районного коэффициента на вознаграждение за выслугу лет.

То обстоятельство, что абзац 2 подпункта "д" пункта 1 Постановления Совета Министров РСФСР признан утратившим силу 31 мая 1995 года, не может повлечь отказ в удовлетворении требования истца о взыскании районного коэффициента к зарплате за выслугу лет, поскольку эта норма как противоречащая ст. 7 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1995 года не подлежала применению с момента введения указанного Закона в действие, т.е. с 1 июня 1995 года.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 мая 1995 года N 537 действующее Постановление Совета Министров РСФСР от 22 октября 1990 года N 458 лишь приведено в соответствие с Законом Российской Федерации от 19 февраля 1993 года.

Удовлетворяя требование С. о взыскании недополученной заработной платы за выслугу лет ввиду неначисления районного коэффициента, суд применил районный коэффициент, равный 2,0, установленный решением исполкома Совета народных депутатов Корякского автономного округа от 12 апреля 1991 года.

Суды кассационной и надзорной инстанций с таким коэффициентом согласились, что нельзя признать правильным.

Постановлением Совета Министров РСФСР "О некоторых мерах по социально-экономическому развитию районов Севера" от 4 февраля 1991 года N 76 Советам Министров республик, входящих в состав РСФСР, крайисполкомам, облисполкомам и исполкомам Советов народных депутатов автономных округов предоставлено право по согласованию с соответствующими профсоюзными органами устанавливать районные коэффициенты к заработной плате рабочих и служащих в пределах действующих на их территории (автономный округ, город, район) минимальных и максимальных размеров этих коэффициентов.

При этом указано, что затраты на эти цели осуществляются за счет средств предприятий и организаций, бюджетов республик, входящих в состав РСФСР, автономных округов, местных бюджетов (п. 15).

Из Постановления Совета Министров РСФСР, таким образом, следует, что установленный исполкомом Совета народных депутатов автономного округа районный коэффициент не может распространяться на работников тех учреждений и организаций, финансирование которых производится за счет федерального бюджета.

Как видно из дела, прокуратура Корякского автономного округа финансируется из федерального бюджета.

При таком положении довод протеста о неправомерном применении судом районного коэффициента, установленного решением исполкома Совета народных депутатов Корякского автономного округа, к доплатам истца за выслугу лет является обоснованным.

На территории Российской Федерации до настоящего времени действует Постановление Госкомитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы и Президиума ВЦСПС N 380-П-18 от 4 сентября 1964 года, которым утверждены районные коэффициенты к заработной плате работников просвещения, здравоохранения и других отраслей народного хозяйства, занятых в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к районам Крайнего Севера.

Для Камчатской области, в том числе Корякского автономного округа, этот коэффициент составляет 1,6.

С учетом изложенного вынесенные по делу судебные постановления в части взыскания в пользу истца районного коэффициента к доплатам за выслугу лет не могут быть признаны законными.

Руководствуясь п. 2 ст. 323 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

решение Тигильского районного суда от 1 февраля 1995 года, определение судебной коллегии по гражданским делам суда Корякского автономного округа от 6 июня 1995 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1995 года в части взыскания районного коэффициента к доплатам за выслугу лет отменить, дело в этой части направить в тот же районный суд на новое рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"