||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 июня 2000 г. N 68-Г00-1

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П.

судей Горохова Б.А.

Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании от 9 июня 2000 г. дело по заявлению Л. о признании недействительным статей 2 п. 2, 6, 7, 9 п. 2 пп. "г", 13 п. 6 пп. "в", 17 п. 1, п. 2 Закона "О государственном регулировании оборота алкогольной продукции в Агинском Бурятском автономном округе" от 01.07.99 г. (в редакции от 20.12.99 г.) и Постановлений Главы администрации Агинского Бурятского автономного округа N 367 от 03.08.99 г. "О мерах по реализации окружного закона "О государственном регулировании производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции в Агинском Бурятском автономном округе", N 427 от 10.09.99 г. "О введении специальных окружных защитных знаков на территории Агинского Бурятского автономного округа", N 428 от 10.09.99 г. "Об изъятии из незаконного оборота и конфискации алкогольной и спиртосодержащей продукции", N 496 от 25.10.99 г. "Об установлении стоимости специального окружного защитного знака" и от 31.12.99 г. N 593 "Об утверждении порядка маркировки специальными окружными защитными знаками алкогольной продукции" по кассационному протесту прокурора и кассационным жалобам Агинской Бурятской окружной Думы и Главы администрации Агинского Бурятского автономного округа на решение Окружного суда Агинского Бурятского автономного округа.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., объяснения представителя Агинской Бурятской окружной Думы М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Коптевой Л.И., не поддержавшей доводы кассационного протеста и полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Л. житель пос. Агинское Агинского Бурятского автономного округа обратился в суд с заявлением о признании недействительными статей 2 п. 2, 6, 7, 9 п. 2 пп. "г", 13 п. 6 пп. "в", 17 п. 1, п. 2 Закона "О государственном регулировании оборота алкогольной продукции в Агинском Бурятском автономном округе" от 01.07.99 г. (в редакции от 20.12.99 г.), мотивируя тем, что в нарушение Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" от 22.11.95 г. (в редакции от 07.01.99 г.) законом округа вводится специальный окружной защитный знак, которым маркируется каждая единица алкогольной продукции (кроме пива) реализуемая на территории Агинского округа. Указанная норма противоречит вышеуказанному Федеральному закону, Налоговому кодексу, Закону "Об основах налоговой системы", Закону "О стандартизации", "О лицензировании", Закону "О качестве и безопасности пищевых продуктов", и другим нормативным актам.

Федеральным законом предоставлено право субъектам РФ вводить защитные меры в отношении производства и оборота алкогольной продукции, но не дано право вводить новые сборы, то есть устанавливать стоимость специального окружного защитного знака, который по сути является дополнительным налогом или сбором, который субъекты РФ вводить не имеют права.

Кроме этого Л. просил, полагая, что СОЗЗ (специальный окружной защитный знак) законом округа введен незаконно, признать недействительными и постановления Главы администрации округа касающиеся защитного знака, а именно N 367 от 03.08.99 г., N 427 и N 428 от 10.09.99 г., N 496 от 25.10.99 г. и N 593 от 31.12.99 г., ссылаясь на то, что вводя защитный знак тем самым устанавливается новый сбор на алкогольную продукцию, вводить который на основании Налогового кодекса и Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" субъекты Федерации не имеют права.

Оспариваемые им нормативные правовые акты противоречат федеральному закону и существенно нарушают его права и интересы.

Окружной суд Агинского Бурятского автономного округа, рассмотрев данное дело в качестве суда первой инстанции, решением от 19 апреля 2000 г. заявление Л. удовлетворил частично.

Суд признал противоречащими федеральному законодательству и не действующими и не подлежащими применению ст. 2 п. 2, ст. 6, 7, ст. 9 п. 2 пп. "г", ст. 13 п. 6 пп. "в", ст. 17 п. 1, п. 2" Закона Агинского Бурятского автономного округа "О государственном регулировании оборота алкогольной продукции в Агинском Бурятском автономном округе" N 91 от 01.07.99 г. (в редакции от 20.12.99 г. N 111) противоречащим Федеральному закону "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" N 171-ФЗ от 22.11.95 г. (в редакции от 07.01.99 г. N 18-ФЗ), и Постановления Главы администрации округа N 367 от 03.08.99 г. "О мерах по реализации окружного закона "О государственном регулировании производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции в Агинском Бурятском автономном округе", N 427 от 10.09.99 г. "О введении специальных окружных защитных знаков на территории Агинского Бурятского автономного округа, N 496 от 25.10.99 г. "Об установлении стоимости специального окружного защитного знака" и Постановление Главы администрации округа N 593 от 31.12.99 г. "Об утверждении порядка маркировки специальными окружными защитными знаками алкогольной продукции", а в удовлетворении заявления Л. о признании противоречащим федеральному законодательству Постановления Главы администрации N 428 от 10.09.99 г. "Об изъятии из незаконного оборота и конфискации алкогольной и спиртосодержащей продукции" отказал.

В кассационном протесте прокурора и кассационных жалобах, поданных Агинской Бурятской окружной Думой и Главой администрации Агинского Бурятского автономного округа поставлен вопрос об отмене решения и прекращения производства по делу по тем основаниям, что суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства, неправильно применил нормы материального права и допустил существенное нарушение норм процессуального права, рассмотрев заявление неподведомственное судам общей юрисдикции и в незаконном составе.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста и кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения протеста и жалоб и отмены решения, постановленного в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона.

Принимая решение о частичном удовлетворении заявления Л., суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оспариваемые заявителем в удовлетворенной части нормативные правовые акты противоречат федеральному законодательству и приняты Агинской Бурятской окружной Думой и Главой администрацией Агинского Бурятского автономного округа с превышением полномочий, представленных им законом.

Этот вывод в решении подробно мотивирован, соответствует собранным по делу доказательствам и требованиям закона и оснований для признания его неправильным не установлено.

Все доводы, изложенные в кассационных жалобах, в том числе и возражения ответчиков о том, что оспариваемые заявителем нормативные правовые акты не выходит за пределы полномочий субъекта Российской Федерации и соответствуют федеральному законодательству, были проверены судом при разбирательстве дела и обоснованно, по мотивам приведенным в решении отвергнуты, как не основанные на законе и не подтверждены материалами дела.

Ссылка в кассационных жалобах на то, что судом допущены нарушения ст. ст. 189, 193 и 203 ГПК РСФСР является необоснованной.

Из материалов дела видно и не оспаривается в кассационных жалобах, что заседание суда с вынесением решения состоялось 19 апреля 2000 г. После разбирательства дела суд удалился в совещательную комнату и в том же заседании, в котором закончилось разбирательство дела, была объявлена резолютивная часть решения. Допущенная описка в части неправильного указания, даты вынесения решения (18 апреля) в копии решения, выданного ответчикам, на которую имеется ссылка в кассационных жалобах, не свидетельствует о том, что судом были допущены указанные нарушения норм процессуального права и не может повлечь отмену решения.

Не допущено судом и нарушение ч. 3 ст. 6 ГПК РСФСР, на которое указано в кассационном протесте и кассационных жалобах. Из материалов дела видно, что с письменного согласия Л. (л.д. 162), подавшего жалобу, дело рассмотрено судом единолично. Другие лица, участвующие в деле, в том числе и прокурор, при рассмотрении дела не высказаны возражения относительно единоличного рассмотрения дела судьей.

Ошибочными являются и доводы, изложенные в кассационных жалобах о том, что суд не вправе был рассматривать указанное дело, так как данный спор неподведомствен судам общей юрисдикции.

После состоявшегося постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 19-П от 16.06.98 г. по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, на которое имеется ссылка в кассационных жалобах, принят Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", который вступил в действие с 19 октября 1999 г.

В соответствии с п. 1 ст. 27 этого Закона правовые акты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, иных органов государственной власти субъекта Российской Федерации, а также правовые акты должностных лиц указанных органов, противоречащие Конституции Российской Федерации, федеральным законам, Конституции (уставу) и законам субъекта Российской Федерации, подлежат опротестованию соответствующим прокурором или его заместителем в установленном законом порядке.

Согласно ч. 4 ст. 27 того же Федерального закона субъекта Российской Федерации, правовые акты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, правовые акты органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации и правовые акты их должностных лиц, нарушающие права и свободы человека и гражданина, права общественных объединений и органов местного самоуправления, могут быть обжалованы в судебном порядке.

Поскольку согласно указанного выше постановления Конституционного Суда РФ положения статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации не исключают возможности осуществления судами общей юрисдикции вне связи с рассмотрением конкретного дела проверки соответствия перечисленных в статье 125 (пункта "а" и "б" части 2) Конституции Российской Федерации нормативных актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу акта, кроме Конституции Российской Федерации, а нормы пунктов 1 и 4 ст. 27 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации власти субъектов Российской Федерации", принятого после данного постановления Конституционного Суда РФ, предоставляют право судам общей юрисдикции принимать к своему рассмотрению дела о соответствии законов и иных правовых актов законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также правовых актов должностных лиц этих органов Федеральным законам (то есть препятствия для рассмотрения в судах общей юрисдикции указанных дел устранены) суд общей юрисдикции правомерно рассмотрел данное дело. О том, что суд вправе признать закон субъекта Российской Федерации противоречащим федеральному закону и, следовательно, недействующим, не подлежащим применению указано и в п. 1 постановления Конституционного суда Российской Федерации N 6-П от 11 апреля 2000 г.

При таких обстоятельствах оснований, предусмотренных законом для прекращения производства по делу, о чем ставится вопрос в кассационных жалобах, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит.

Доводы в кассационных жалобах на то, что суд неправильно применил нормы материального и процессуального права, несостоятельны. Нарушение, которое привело или могло привести к неправильному разрешению дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в кассационных жалобах, судом не допущено.

Дав анализ действующему законодательству, суд правильно применил нормы материального и процессуального права и оснований к отмене правильного решения не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Окружного суда Агинского Бурятского автономного округа от 19 апреля 2000 г. оставить без изменения, а кассационный протест исполняющего обязанности прокурора округа и кассационные жалобы Агинской Бурятской окружной Думы и Главы администрации Агинского Бурятского автономного округа - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"