||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июня 2000 г. N 49-В00пр-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего В.П. Кнышева

судей Корчашкиной Т.Е., Кеба Ю.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 6 июня 2000 г. дело по иску А., С., М.Т., М.А., З.А.И, З.А.И., К.С., К.И., Т., Б.Ф.Н., Б.Р.Ф., Б.Г.Ф., Б.Г.Ф., И. к администрации г. Уфы, администрации Ленинского района г. Уфы АО "Башторгтехника" о признании помещения жилым и предоставлении иного жилого помещения в связи с пожаром, по протесту Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Октябрьского районного суда г. Уфы от 26 августа 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 ноября 1998 г., постановление Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 16 июня 1999 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя АО "Башторгтехника" Рождественской Л.В., заключение прокурора Генеральной Прокуратуры Российской Федерации Коптеевой Л.И., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

А., С. и другие - всего 13 человек - обратились в суд с иском к АО "Башторгтехника", администрации г. Уфы, администрации Ленинского района г. Уфы о признании сгоревшего дома, в котором они проживали, жилым помещением и предоставлении им нового жилья.

Заявленные требования истцы мотивировали тем, что дом <...>, являвшийся их единственным жилищем, в результате произошедшего 25.02.95 г. пожара, вызванного коротким замыканием, пришел в негодность. Числящийся по данным БТИ как административное здание, сгоревший дом длительное время с ведома и согласия балансодержателя использовался в качестве жилого. Его уничтожение в результате стихийного бедствия породило, по мнению истцов, право на внеочередное получение жилого помещения.

Решением Октябрьского районного суда г. Уфы от 26.08.98 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24.11.98 г., в иске отказано.

Постановлением Президиума Верховного Суда РБ от 16.06.99 г. оставлен без удовлетворения протест прокурора республики.

В протесте ставится вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений в связи с неправильным толкованием норм материального права и существенным нарушением норм процессуального права, повлекшим неправильное разрешение спора по существу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Отказывая истцам в удовлетворении заявленных требований суд исходил из того, что спорное здание, 1936 г. постройки (по другим данным - 1955 г.), по данным БТИ всегда числилось как административное, под жилье не приспосабливалось и не переоборудовалось, вопрос о признании его жилым в установленном законом порядке не решался; ордера жильцам не выдавались, договоры найма с ними не заключались.

С учетом изложенного суд пришел к выводу о том, что между истцами и АО "Башторгтехника", на чьем балансе числился сгоревший дом, имел место договор имущественного найма, регламентируемый ст. 275 ГК РСФСР (в редакции 1964 г.), согласно которому владелец имущества обязуется предоставить нанимателю это имущество во временное пользование за плату, а правоотношения такого рода не порождают обязательства по обеспечению истцов жильем взамен сгоревшего.

Данный вывод представляется ошибочным по следующим соображениям.

Установлено, что начиная с 70-х годов спорное здание использовалось Башкирским хладокомбинатом Росмясорыбторга, в чьем ведении оно в то время находилось, как жилой фонд для размещения специалистов. Это подтверждается копией приказа директора хладокомбината от 27.04.70 г. N 33, § 4 на л.д. 19 (пронумерованной части дела) и справкой на л.д. 18.

Указанное обстоятельство ответчиком не оспаривалось, что следует из письма от 15.11.95 г., подписанного генеральным директором АО "Башторгтехника" на л.д. 39.

Из этого же письма усматривается, что в 80-х годах здание принял на баланс Ремонтно-монтажный комбинат по торговой технике (РМК), чьим правопреемником является ответчик. (Решение Государственного комитета РБ по управлению государственной собственностью "О преобразовании государственного предприятия в акционерное общество" от 31.03.94 г. N 187 - в непронумерованной части дела).

С 1980 г. была заведена домовая книга, где регистрировались прописанные и проживающие по данному адресу граждане (л.д. 42 - 65).

О том, что истцы не самовольно приспособили под жилище здание конторы, а пользовались им как жилым помещением с ведома и согласия владельца, свидетельствуют имеющиеся в материалах дела документы и переписка, в частности, адресованное жильцам спорного дома письма, подписанное и.о. директора Ремонтно-монтажного комбината (РМК) на л.д. 134 о подготовке проекта газоснабжения и технического паспорта жилого дома, письма заместителя председателя исполкома Ленинского райсовета на л.д. 140, квитанции о внесении жильцами платы за квартиру, электроэнергию, отопление (на л.д. 95 - 114) и другие материалы.

Судом достоверно установлено, что сгоревший дом являлся единственным жилищем истцов.

Пункт 1 статьи 37 Жилищного кодекса РСФСР предусматривает внеочередное предоставление жилых помещений гражданам, жилище которых в результате стихийного бедствия стало непригодным для проживания.

Употребляемое в данном случае законодателем понятие "жилище" существенно отличается от используемого в этой же статье понятия "жилое помещение", поскольку не подразумевает зависимости от правового статуса помещения, его принадлежности к тому или иному фонду, наличия либо отсутствия договора найма или иного договора, и означает лишь фактически используемое для проживания помещение.

Вывод судебных инстанций о том, что сгоревшее здание не соответствует официально установленным критериям, по которым может быть отнесено к категории "жилых помещений", возражений не вызывает.

Однако имеющиеся в деле и перечисленные выше документы дают исчерпывающие основания для признания этого дома "жилищем" в смысле, вкладываемом в это понятие пунктом 1 ст. 37 ЖК РСФСР.

В связи с этим довод суда о том, что в рассматриваемом случае сложившиеся между сторонами правоотношения являются договором имущественного найма, правового значения не имеет, поскольку вышеуказанный закон в равной степени защищает конституционное право на жилище как нанимателя, так и собственника, и арендатора, и других пользователей.

Имеющим значение является лишь тот факт, что спорное здание по соглашению с владельцем в течение длительного времени, использовалось истцами как жилище и 24.02.95 г. сгорело в результате пожара, вызванного коротким замыканием электропроводки (л.д. 31 - 32).

Неправильное ограничительное толкование судом п. 1 ст. 37 ЖК РСФСР привело к тому, что потерявшим в результате стихийного бедствия, каковыми является пожар, единственное жилье, истцам неправомерно отказано в реализации предусмотренной этой правовой нормой гарантии, что в конечном итоге повлекло за собой нарушение их конституционного права на жилище.

Судом допущено и существенное нарушение норм процессуального права, в частности ч. 2 ст. 192, ст. 57 ГК РСФСР.

Фактически решение постановлено без надлежащего исследования материалов дела.

Запись в протоколе на л.д. 288 об. не дает представления о том, какие из письменных доказательств исследовались и насколько правомерна в связи с эти ссылка на некоторые из них в решении.

Суд произвольно извлек из всей совокупности доказательств лишь те, которые укладывались в излагаемую им схему. Остальным доказательствам вообще никакой оценки не дано. Доводы истцов по существу не рассмотрены. Причины, по которым они полностью проигнорированы, в решении не указаны, что является нарушением требований ст. 197 ГПК РСФСР.

Руководствуясь ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Уфы от 26 августа 1998 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 ноября 1998 г., постановление Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 16 июня 1999 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"