||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 мая 2000 г. N 46-Г00-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кнышева В.П.,

судей Горохова Б.А.,

Кебы Ю.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 30 мая 2000 г. по кассационной жалобе В. на решение Самарского областного суда от 1 марта 2000 г. дело по иску В. к ГУВД Самарской области, А., Г., С. и Б. о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения В., представителя ГУВД по Самарской области К. (доверенность от 1.07.98 г.), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

В. с 1971 г. проходил службу в органах внутренних дел, с марта 1993 г. занимал должность начальника Управления оперативно-технических мероприятий при УВД Самарской области.

В. обратился в суд с иском к ГУВД Самарской области, А., Г., С. и Б. о защите чести, достоинства и деловой репутации, ссылаясь на то, что в отношении него была проведена служебная проверка N 59 с-к, заключение по которой было оглашено на заседании Центральной аттестационной комиссии УВД Самарской области 3 июня 1996 г.

По мнению истца, в ходе проведения заседания Центральной аттестационной комиссии в отношении него были распространены сведения, не соответствующие действительности и порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию. Такие же сведения, по мнению В., содержатся в письме начальника УСБ, направленного в налоговую инспекцию, куда он собирался поступить на службу.

Решением Самарского областного суда от 1 марта 2000 г. в иске В. было отказано.

В кассационной жалобе В. поставлен вопрос об отмене решения, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда не усматривает.

Из материалов дела усматривается, что в период со 2 апреля 1996 г. по 8 мая 1996 г. в отношении В. по распоряжению начальника УВД Самарской области проводилась служебная проверка. Основанием для ее проведения послужила информация о совершении В. противоправных действий, которая была получена в ходе расследования уголовного дела и проведения допроса З. Как следует из заключения служебной проверки от мая 1996 г., в ходе ее проведения был установлен тот факт, что В., используя служебное положение начальника УОТМ, под видом оформления на службу в подчиненное ему Управление М., составил задание для проведения в отношении последнего скрытого наблюдения, хотя на службу в органы внутренних дел М. не поступал, а являлся потерпевшим по уголовному делу, обвиняемыми по которому были сын истца и его знакомая З., утверждавшая, что находилась с истцом в интимной связи с тринадцати лет.

В ходе судебного разбирательства и в кассационной жалобе истец ссылался на то, что у него в отношении М. имелись оперативные материалы, собранные им лично. Однако, как правильно указано в решении суда, в соответствии с приказом МВД РФ N 001-93 г. В., как начальник УОТМ, не вправе был самостоятельно собирать в отношении граждан оперативные материалы. На основании приказов МВД РФ и показаний свидетелей суд установил, что УОТМ выполняет задания соответствующих оперативно-розыскных подразделений и не вправе самостоятельно осуществлять оперативно-розыскную деятельность, за исключением вопросов собственной безопасности. Именно поэтому В. указал основанием проведения ОРМ в отношении М. его мнимое устройство на службу в УОТМ.

Помимо этого, в соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР именно истец в суде должен был доказать факт наличия данных для негласного наблюдения за М., но соответствующие доказательства суду не представил. Ссылка истца в кассационной жалобе на материалы в отношении М., направленные из УОТМ в УОП УВД Самарской области за исх. 77/353 от 19.07.97 г. являются необоснованной, поскольку данные материалы были собраны в результате проведенного оперативно-поисковым управлением по составленному истцом заданию оперативного наблюдения за М. Результаты наблюдения не свидетельствовали о нарушении М. законов и были уничтожены в установленном законом порядке.

Ссылка истца в кассационной жалобе но то, что данное задание было обязательным для В., так как его утвердил вышестоящий начальник, также является необоснованной. После утверждения задания оно было передано для исполнения не истцу, а другому подразделению ГУВД Самарской области. В ходе служебного расследования было установлено, что М. на службу в милицию не устраивался, а являлся потерпевшим по уголовному делу. Опрошенный по данному поводу 7 мая 1996 г. В. пояснил, что пошел на нарушение приказов МВД РФ, регламентирующих деятельность оперативных служб, так как располагал сведениями о коррумпированности связей М., а также в связи с требованиями последнего возместить материальный ущерб.

Изложенные в кассационной жалобе истца доводы о том, что данные объяснения были даны им под психологическим воздействием являются бездоказательными и убедительными быть признаны не могут. Истец длительное время служил в органах внутренних дел, имел большой опыт ведения оперативно-розыскных мероприятий и обладал специальной подготовкой. В ходе проведения скрытого наблюдения за М., никаких сведений о нарушении им законодательства, не установлено. Данный факт был подтвержден и в ходе судебного разбирательства. В решение суда правильно отмечено то обстоятельство, что В. превысил служебное полномочия, действуя при этом в личных целях, допустил нарушения закона и приказа МВД РФ, а сведения об этом. Изложенные в заключении по результатам проверки соответствуют действительности.

В ходе служебной проверки факт нахождения истца в интимных отношениях с малолетней З. установить не представилось возможным, что и было отражено в заключении служебной проверки от 8 мая 1996 г. Утверждения о нахождении В. в интимной связи с З. в заключении служебной проверки не имеется, а лишь содержится информация о том, что при расследовании уголовного дела З. дала соответствующие показания.

Суд установил, что по заключению служебной проверки было рекомендовано направить материалы в отношении В. на рассмотрение ЦАК УВД Самарской области. 3 июня 1996 г. на заседании ЦАК УВД Самарской области, в состав которой входят заместители начальника УВД Самарской области и руководители служб, заместителем начальника УСЕ УВД Самарской области было доложено заключение служебной проверки N 59с-к от 8 мая 1996 г. При этом материалы служебной проверки не оглашались. Данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетелей - бывших членов ЦАК.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 11 от 18.08.92 г. "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" разъяснил, что порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Судом установлено, что утверждений о нарушении В. законодательства или моральных принципов, кроме нарушения приказов МВД РФ, регламентирующих деятельность оперативных служб, в заключении служебной проверки N 59с-к не имеется.

Как было установлено в ходе судебного разбирательства, в результате заслушивания заключения служебной проверки N 59 с-к ЦАК УВД Самарской области приняла решение об увольнении В. из органов внутренних дел РФ за грубое нарушение приказов МВД РФ. Данный факт подтвердили все бывшие члены Центральной аттестационной комиссии, допрошенные судом в качестве свидетелей. В результате пожара в здании ГУВД Самарской области 10 февраля 1999 г. все материалы ЦАК, в том числе протоколы заседаний, были уничтожены. В соответствии с Положением о службе в органах внутренних дел РФ, приказом МВД РФ N 300-93 г., данное решение ЦАК для начальника, имеющего право увольнения В. из органов внутренних дел, носило рекомендательных характер и в случае с В. реализовано не было, поскольку было принято решение об удовлетворении его рапорта об увольнении со службы по собственному желанию.

На запрос Управления налоговой инспекции Самарской области N 4/305 от 14.04.97 г. начальником УСБ УВД Самарской области был направлен ответ N 86/4 от 16 апреля 1997 г., в котором указывался выявленный служебной проверкой N 59с-к факт злоупотребления В. служебным положением. В этом сообщении указано, что ЦАК УВД Самарской области приняла решение об увольнении В. из органов внутренних дел за злоупотребление служебным положением, а также рекомендовано не принимать В. на службу в налоговую инспекцию. Никакой информации, содержащей утверждение о нарушении В. законодательства и моральных принципов, которая бы не соответствовала действительности, в письме начальника УСБ УВД Самарской области нет.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что оснований для отзыва письма начальника УСБ УВД Самарской области не имеется.

Оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы В. не имеется.

На основании п. 1 ст. 305, ст. ст. 306, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Самарского областного суда от 1 марта 2000 г. оставить без изменения, кассационную жалобу В. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"