||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 мая 2000 года

 

Дело N 4-Г00-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2000 года дело по жалобе С. о признании результатов выборов недействительными и отмене решения Избирательной комиссии Московской области от 11 января 2000 года N 230 "О результатах выборов губернатора Московской области и вице-губернатора Московской области" по кассационной жалобе С. на решение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 февраля 2000 года, которым в удовлетворении жалобы отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей С. - Ц., С.А., адвоката Володиной С.И., просивших решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение, представителей избирательной комиссии Московской области З. и А., представителей Г. и М., считающих решение суда правильным, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

решением избирательной комиссии Московской области от 11 января 2000 года N 230 "О результатах выборов губернатора и вице-губернатора Московской области" выборы губернатора и вице-губернатора Московской области 9 января 2000 года (повторное голосование) признаны действительными. Избранным на должность Губернатора Московской области признан Г., на должность вице-губернатора Московской области - М.

С., являвшийся кандидатом на должность губернатора Московской области, обратился в Московский областной суд с жалобой на незаконные действия и названное решение избирательной комиссии Московской области (том 1 л.д. 3). В подтверждение требований указал, что из имеющихся копий протоколов об итогах голосования на 105 избирательных участках, полученных его представителями непосредственно в участковых избирательных комиссиях после установления итогов голосования, усматривается, что эти протоколы составлены на избирательных участках в соответствии с требованиями п. 25 ст. 59 Закона Московской области "О выборах губернатора Московской области" и п. 2 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Именно эти протоколы должны были быть направлены участковыми избирательными комиссиями в территориальные избирательные комиссии. Однако из сводных таблиц соответствующих избирательных комиссий об итогах голосования, в основу которых должны быть положены данные протоколов участковых избирательных комиссий, видно, что данные в протоколах, составленных в участковых избирательных комиссиях, и данные в сводных таблицах, составленных в территориальных избирательных комиссиях, не совпадают.

В связи с тем по двум документам, определяющим итоги голосования на одном и том же избирательном участке, но имеющим разные данные, невозможно достоверно установить результаты голосования на этих участках, заявитель полагал, что избирательная комиссия лишена возможности достоверно определить результаты волеизъявления граждан. Указанные обстоятельства, по мнению заявителя, свидетельствуют о том, что в участковых избирательных комиссиях были составлены и подписаны одни протоколы, а в территориальные избирательные комиссии поступили другие протоколы, имеющие другие "откорректированные" данные по итогам голосования на избирательных участках. С. просил суд отменить указанное решение избирательной комиссии Московской области.

В жалобе он также указал на то, что избирательная комиссия Московской области при принятии решения о результатах выборов вопреки требованиям действующего законодательства не рассмотрела жалобу, заявленную его доверенным лицом Ц., о нарушениях, допущенных при проведении повторного голосования, и незаконно вынесла обжалуемое решение.

В последующем заявитель неоднократно уточнял свои требования и в окончательном варианте жалобы (том 2 л.д. 1 - 3, 63) просил областной суд признать результаты выборов недействительными и отменить решение избирательной комиссии Московской области от 11 января 2000 года N 230, поскольку при организации и проведении выборов были допущены следующие нарушения избирательного законодательства, не позволяющие с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей Московской области.

В протокол и сводные таблицы об итогах голосования на территории Московской области были включены недостоверные данные, содержащиеся в 425 протоколах участковых избирательных комиссий. Впоследствии (том 2 л.д. 3 - 4, 363) количество протоколов, содержащих, по мнению заявителя, недостоверные данные, было уменьшено до 298 протоколов.

Избирательная комиссия не организовала досрочное голосование на всей территории Московской области, что лишило значительное количество избирателей области выразить свое волеизъявление и привело, по мнению С., к невозможности установить достоверно волеизъявление избирателей.

Избирательная комиссия Московской области также не обеспечила участие в выборах граждан, содержащихся в СИЗО 49/9 микрорайона Капотня г. Москвы.

Учитывая изложенное, С. просил суд удовлетворить его требования.

С. были заявлены требования в районные суды Московской области об отмене решений территориальных избирательных комиссий об итогах повторного голосования и признании итогов повторного голосования на избирательных участках Ленинского, Лобненского, Красногорского, Балашихинского, Химкинского районов и г. Королева недействительными (том 1 л.д. 90 - 98).

Представители избирательной комиссии Московской области с требованиями С. не согласились, указав, что оснований для отмены оспариваемого решения и признания результатов выборов недействительными не имеется. Отдельные нарушения, которые имели место при проведении выборов, не влияют на установление волеизъявления избирателей. Протоколы участковых избирательных комиссий, представленные заявителем, не соответствуют требованиям, установленным законом для таких документов, и не могут служить доказательствами по делу.

Заинтересованные лица Г. и М. также с жалобой С. не согласились.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе С., считая его неправильным. В кассационной жалобе он указывает, что вывод суда о ненадлежащей организации досрочного голосования избирателей области не соответствует доказательствам, исследованным судом. Не были допрошены свидетели - члены участковых избирательных комиссий о том, что было нарушено право тысячи избирателей голосовать досрочно. Ходатайство о допросе в качестве свидетелей лиц, которые хотели бы проголосовать досрочно, но не смогли это сделать, было незаконно не удовлетворено судом.

Допущенные избирательной комиссией Московской области нарушения, по мнению С., позволяли суду сделать единственно возможный вывод о том, что досрочное голосование вообще не было организовано.

С. считает ошибочным вывод суда о том, что имевшие место нарушения при проведении досрочного голосования не ставят под сомнение результаты выборов, так как согласно п. 4 ст. 62 Закона Московской области "О выборах губернатора Московской области" признаются состоявшимися при явке любого числа избирателей. Поскольку неопределенное число избирателей были лишены права проголосовать досрочно, поэтому, по мнению С., невозможно достоверно определить волеизъявление избирателей Московской области.

Далее в кассационной жалобе С. ссылается на то, что факт несоответствия содержания копий протоколов, полученных наблюдателями, с протоколами, представленными участковыми избирательными комиссиями и территориальными избирательными комиссиями, установлен судом, чем подтверждается невозможность достоверно определить волеизъявление граждан.

Решение суда С. считает незаконным и в связи с тем, что суд сделал неправильный вывод о том, что копии протоколов участковых избирательных комиссий, полученные наблюдателями в дни голосования и заверенные, не могут быть надлежащими доказательствами по делу. Суд обозрел только 53 протокола экземпляра N 1, представленные избирательной комиссией Московской области, не дал оценку имеющимся в них неточностям и исправлениям, необоснованно отказал в ходатайстве об истребовании всех протоколов.

По мнению С., суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании протоколов заседаний и решений участковых избирательных комиссий о повторном подсчете голосов, принятого после отправки первых экземпляров протоколов в территориальные избирательные комиссии. Не учел суд довод об имеющихся подчистках и иных исправлениях в оригиналах протоколов, о том, что они не могут быть положены в основу подведения итогов голосования.

В кассационной жалобе С. просит отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение и в связи с тем, что у него возникли сомнения в беспристрастности судьи, немотивированно отказавшей в удовлетворении принципиально значимых по делу ходатайств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, не находит оснований к отмене решения суда.

Рассматривая данное дело, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правильную оценку собранным по делу доказательствам и правильно применил нормы материального и процессуального права.

Основания для отмены регистрации кандидата, отмены решения избирательной комиссии, комиссии референдума об итогах голосования, о результатах выборов, референдума предусмотрены в ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 19 сентября 1997 года N 124-ФЗ (в редакции Закона от 30 марта 1999 года N 55-ФЗ).

1. Регистрация кандидата (списка кандидатов) может быть отменена (аннулирована) не позднее чем в день, предшествующий дню голосования, в случае:

нарушения правил выдвижения и регистрации кандидатов (списков кандидатов);

нарушения правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной кампании;

использования кандидатами и их доверенными лицами, руководителями избирательных объединений, избирательных блоков должностного или служебного положения в целях избрания;

установления фактов подкупа избирателей кандидатами, избирательными объединениями, избирательными блоками, иными организациями, действующими в целях избрания определенных кандидатов (списков кандидатов);

по иным основаниям, установленным настоящим Федеральным законом, федеральными конституционными законами, иными федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации.

Регистрация кандидата может быть отменена (аннулирована) также в случае существенной недостоверности сообщенных кандидатом данных, предусмотренных пунктом 2 статьи 28 и пунктом 1 статьи 32 настоящего Федерального закона, а также непредоставления данных о наличии неснятой или непогашенной судимости, о наличии гражданства иностранного государства.

2. В случае, если после установления соответствующей избирательной комиссией итогов голосования или определения результатов выборов суд установит, что нарушения, перечисленные в пункте 1 настоящей статьи, имели место и не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, он может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов.

3. Суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

4. Суд соответствующего уровня может отменить решение комиссии референдума субъекта Российской Федерации, местного референдума об итогах голосования, о результатах референдума в случае нарушения правил составления списков участников референдума, порядка формирования комиссий референдума, нарушения правил ведения агитации и финансирования подготовки и проведения референдума, использования членами инициативных групп по проведению референдума, их доверенными лицами, руководителями общественных объединений должностного положения в интересах получения желаемого ответа на вопрос референдума, установления фактов подкупа участников референдума этими лицами и общественными организациями в тех же целях, нарушения порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), других нарушений законодательства о референдуме, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления участников референдума.

5. Суд соответствующего уровня, окружная избирательная комиссия, избирательная комиссия субъекта Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации может отменить решение участковой, территориальной, окружной избирательной комиссии, избирательной комиссии субъекта Российской Федерации, а также комиссии референдума субъекта Российской Федерации, комиссии местного референдума об итогах голосования, о результатах выборов, референдума в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также федеральными конституционными законами, иными федеральными законами, уставами муниципальных образований, регламентирующими проведение соответствующих выборов, референдума.

6. Отмена решений участковых избирательных комиссий, комиссий референдума об итогах голосования более чем на одной четверти избирательных участков влечет за собой признание недействительными выборов, референдума в избирательном округе, на территории референдума, в субъекте Российской Федерации либо в Российской Федерации в целом.

7. Суд должен рассмотреть жалобу и принять решение не позднее двух месяцев со дня ее подачи, а в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, в иные сроки. Суд вправе принять решение при отсутствии (неявке по двум приглашениям) представителей одной из заинтересованных сторон.

Согласно п. 2 ст. 67 Закона Московской области "О выборах губернатора Московской области" основания для отмены регистрации кандидата, отмены решений избирательных комиссий об итогах голосования, результатах выборов устанавливаются Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Таким образом, признание выборов недействительными может иметь место только в том случае, если нарушения, допущенные в ходе выборов и определения их результатов, не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. Само по себе наличие каких-либо нарушений законодательства о выборах не может быть основанием к признанию выборов недействительными.

Отказывая С. в удовлетворении жалобы, суд пришел к правильному выводу об отсутствии данных, свидетельствующих о том, что нарушения, допущенные в ходе проведения повторного голосования, не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей Московской области.

Судом установлено, что досрочное голосование на территории Московской области было организовано ненадлежащим образом. В досрочном голосовании приняли участие только 31 избиратель в 6 районах Московской области. Суд правильно исходил из того, что само по себе это обстоятельство не ставит под сомнение результаты волеизъявления избирателей Московской области.

В соответствии с требованиями пункта 4 ст. 62 Закона Московской области "О выборах губернатора Московской области" при повторном голосовании выборы признаются состоявшимися при явке любого числа избирателей.

Согласно решению избирательной комиссии Московской области от 11 января 2000 года N 230 голоса избирателей, непосредственно принявших участие в повторном голосовании, распределились следующим образом: за пару кандидатов Г. - М. подано 1174880 голосов избирателей; за пару кандидатов С. - К. подано 1133440 голосов избирателей; против всех пар подано 97171 голосов избирателей.

При таком положении довод о том, что якобы в результате ненадлежащей организации досрочного голосования неопределенное количество избирателей были лишены возможности принять участие в повторном голосовании, не мог быть основанием к удовлетворению жалобы.

Суд правильно принял во внимание, что отсутствуют допустимые доказательства (копии решений судов, избирательных комиссий, акты прокурорских проверок), свидетельствующие о том, что конкретные граждане имели намерение реализовать свое право на досрочное голосование, но по вине избирательной комиссии реально не смогли это сделать.

Довод жалобы о том, что ненадлежащая организация досрочного голосования повлияла на результаты волеизъявления избирателей Московской области, носит предположительный характер и не мог быть поводом к удовлетворению жалобы С.

Не может быть основанием к отмене решения суда довод кассационной жалобы о том, что суд необоснованно отказал заявителю в удовлетворении ходатайств о вызове в качестве свидетелей членов избирательных комиссий и граждан, не принявших участие в досрочном голосовании, которые могли бы дать пояснения по вопросу нарушений закона о досрочном голосовании, поскольку достоверность результатов волеизъявления избирателей, содержащихся в обжалуемом решении избирательной комиссии Московской области, не могла быть опровергнута показаниями свидетелей.

Правильным является вывод суда о том, что с учетом разрыва голосов избирателей между парами кандидатов в количестве 41440 голосов, для того чтобы признать, что ненадлежащая организация досрочного голосования повлияла на результаты волеизъявления избирателей Московской области, необходимо достоверно установить, что реально были лишены права на досрочное голосование несколько тысяч избирателей. Такие данные отсутствуют.

Не могла быть основанием к удовлетворению жалобы С. ссылка на то, что копии протоколов некоторых участковых избирательных комиссий, полученные наблюдателями заявителя в день голосования и заверенные этими комиссиями, не соответствуют экземплярам протоколов, поступившим в территориальные избирательные комиссии.

Согласно пункту 1 ст. 61 Закона Московской области "О выборах губернатора Московской области" на основании данных первых экземпляров протоколов об итогах голосования, полученных из территориальных избирательных комиссий, путем суммирования содержащихся в них данных избирательная комиссия Московской области определяет результаты выборов. Члены избирательной комиссии Московской области с правом решающего голоса устанавливают результаты выборов лично. О результатах выборов составляются в трех экземплярах протокол и сводная таблица, которые подписывают все присутствующие члены избирательной комиссии Московской области с правом решающего голоса.

Это положение соответствует требованиям пункта 1 ст. 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Таким образом, избирательная комиссия Московской области обязана использовать и учитывать при определении результатов выборов только документы, полученные из территориальных избирательных комиссий. В связи с этим избирательная комиссия правильно положила в основу своего решения от 11 января 2000 года N 230 сведения, содержащиеся в протоколах об итогах голосования, полученных из территориальных избирательных комиссий, которые лишь и подлежали учету.

Суд правильно отказал заявителю в истребовании и исследовании всех подлинных протоколов участковых избирательных комиссий, сведения в которых вызывают у него сомнения, с копиями протоколов этих же комиссий, полученными наблюдателями, поскольку по существу были заявлены требования о признании итогов голосования по каждому из этих избирательных участков недействительными, которые неподведомственны в соответствии с положениями ст. 115 ГПК РСФСР и пункта 3 ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" областному суду.

Согласно части 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Из пункта 3 ст. 63 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" следует, что жалобы на решения и действия (бездействие) территориальных и участковых избирательных комиссий по выборам глав субъектов Российской Федерации обжалуются в районные суды.

При таких данных определением Московского областного суда от 4 февраля 2000 года С. правильно было отказано в принятии к производству Московского областного суда требований о признании незаконными протоколов участковых избирательных комиссий об итогах повторного голосования по выборам губернатора и вице-губернатора Московской области (том 2 листы дела 166 - 167). Это определение не было обжаловано заявителем.

Отказывая в удовлетворении этого ходатайства, суд обоснованно принял во внимание, что заявителем предъявлены требования о признании недействительными итогов голосования на избирательных участках Ленинского, Лобненского, Красногорского, Химкинского, Балашихинского районов Московской области в районные суды Московской области, где и подлежат рассмотрению.

Учитывая изложенное, доводы кассационной жалобы о том, что суд при рассмотрении жалобы на решение избирательной комиссии Московской области и о признании выборов недействительными незаконно отказал в удовлетворении ходатайства о полной сверке копий протоколов участковых избирательных комиссий с подлинниками, в исследовании причин, по которым копии протоколов не соответствуют друг другу и содержат некорректные контрольные соотношения, не могут быть поводом к отмене судебных постановлений.

Не может быть основанием к отмене решения суда и довод жалобы о том, что суд необоснованно отказал в ходатайстве о приостановлении производства по настоящему делу до рассмотрения в районных судах Московской области требований о признании недействительными протоколов участковых избирательных комиссий об итогах повторного голосования.

В соответствии с пунктом 4 ст. 214 ГПК РСФСР суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном или административном порядке.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о приостановлении производства по делу до разрешения дел в районных судах Московской области, суд правильно исходил из того, что результаты рассмотрения дел в районных судах не имеют значения для разрешения настоящего спора.

Судом установлено, что заявителем оспариваются 298 (или максимально 425) протоколов участковых избирательных комиссий (всего в Московской области 3255 избирательных участков), что составляет 1/10 (максимально 1/8) всех избирательных участков. Между тем согласно подпункту "б" пункта 7 ст. 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" для признания выборов недействительными на территории всей Московской области должны быть признаны недействительными итоги голосования не менее чем на одной четвертой части избирательных участков.

В случае если по решениям народных судов будут признаны недействительными итоги голосования не менее чем на одной четвертой части избирательных участков Московской области, состоявшееся решение может быть пересмотрено в порядке ст. 333 ГПК РСФСР по вновь открывшимся обстоятельствам.

Нельзя согласиться с доводами жалобы о том, что суд неполно исследовал юридически значимые по делу обстоятельства.

С учетом заявленных требований и их подсудности исследовались доказательства по делу.

Заявителем первоначально оспаривался 221 протокол, во время судебного разбирательства их количество увеличилось до 425, а в судебном заседании 22 февраля 2000 года заявителем оспаривались 298 протоколов участковых избирательных комиссий и 6 протоколов с исправлениями.

Судом тщательно исследовались копии протоколов участковых избирательных комиссий, полученные наблюдателями С. в день повторного голосования. Было установлено, что почти все они не соответствуют требованиям п. 11 ст. 16 Закона "О выборах губернатора Московской области", поскольку не заверены председателем или секретарем избирательных комиссий, не имеют записи "копия верна", подписей указанных лиц и печатей соответствующих избирательных комиссий. В решении конкретно указано, какие недостатки имеют каждая из копий протоколов участковых комиссий, полученных наблюдателями в день голосования (том 2 листы дела 450 - 451), и делается правильный вывод о том, что эти копии протоколов не могут быть признаны надлежащими доказательствами по делу и быть положены в основу решения о признании выборов недействительными.

Судом также выборочно исследовались подлинные первые экземпляры протоколов участковых избирательных комиссий, представленные избирательной комиссией Московской области, и было установлено, что они соответствуют копиям протоколов участковых избирательных комиссий, заверенным территориальными избирательными комиссиями и представленным заявителем.

Сведения в протоколах о количестве голосов, поданных за Г. и С., заявителем под сомнение не ставились. Из материалов дела усматривается, что эти цифры совпадают.

Довод кассационной жалобы о том, что суд недостаточно тщательно исследовал подлинники протоколов участковых избирательных комиссий, представленные избирательной комиссией Московской области, неоснователен. Из протокола судебного заседания (том 2 листы дела 384 - 391) усматривается, что указанные протоколы исследовались судом. Представителям заявителя предоставлялась возможность ознакомиться с ними и высказать свои замечания, которые получили оценку в решении суда.

Не было у суда оснований полагать, что исследованные подлинники первых экземпляров протоколов, представленные избирательной комиссией Московской области, не являются доказательствами по делу. Они соответствуют копиям протоколов, заверенным территориальными избирательными комиссиями, не имеют недостатков, которые бы не позволяли с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. Имеющиеся исправления в некоторых протоколах не могли быть основанием к признанию их незаконными, поскольку носят несущественный характер.

Так, в протоколах по избирательным участкам N 1120, 1383 были допущены технические ошибки, которые не повлияли на итоги голосования, были исправлены в соответствии с решениями избирательных комиссий.

Разрешая жалобу, суд обоснованно принял во внимание, что причины несоответствия протоколов участковых избирательных комиссий, полученных наблюдателями С., копиям протоколов, заверенным территориальными избирательными комиссиями вызваны невнимательностью, допущенной как членами участковых избирательных комиссий, так и наблюдателями при снятии ими копий протоколов.

Согласно сообщению из Мытищинской городской прокуратуры от 18 февраля 2000 года N 1-1-2000, исследованному судом, выявленные в ходе проверки несоответствия цифровых данных, содержащихся в протоколах, не могут быть расценены как нарушения, повлиявшие на результаты выборов, а являются результатом невнимательности (том 2 листы дела 121 - 124).

Приобщенные к дополнительной жалобе С. ответы, поступившие из прокуратур Московской области, не могут быть основанием к отмене решения суда. В ответах сообщается о недостатках, которые были выявлены в результате проверки соблюдения законодательства о выборах при повторном голосовании 9 января 2000 года. В сообщениях не указывается, что выявленные нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Так, из сообщения первого заместителя прокурора Московской области от 13 апреля 2000 года N 7/1-514-00 усматривается, что несоответствие данных в протоколах, полученных наблюдателями, с протоколами участковых избирательных комиссий, переданными в территориальную избирательную комиссию Истринского района, объясняется небрежностью и невнимательностью лиц, заверивших изготовленные наблюдателями копии протоколов. Так, секретарем участковой избирательной комиссии N 667 был нарушен порядок выдачи копий протоколов об итогах голосования: копию протокола она выдала наблюдателю в 21 час 9 января 2000 года, тогда как протокол был подписан членами избирательной комиссии в 21 час 30 мин. того же дня.

Согласно сообщению Серебряно-Прудского районного прокурора от 2 марта 2000 года N 60ж-2000 копии протоколов наблюдателям выдавались до проверки контрольных соотношений данных, внесенных в протокол об итогах голосования, в результате чего возникли расхождения по некоторым цифрам. Оснований для оспаривания итогов выборов не установлено.

Из сообщений Подольской прокуратуры от 25 февраля 2000 года, Солнечногорской прокуратуры от 22 февраля 2000 года, Ступинской прокуратуры от 20 марта 2000 года усматривается, что не установлено нарушений, которые могли бы повлиять на итоги голосования.

Суд рассмотрел жалобу заявителя в соответствии с заявленными требованиями, новые основания, которые приводятся в кассационной жалобе о том, что при проведении повторного голосования были допущены нарушения в организации деятельности некоторых избирательных комиссий, а также при работе с избирательными бюллетенями, не свидетельствуют о неправильности судебного решения.

Не мог быть основанием к удовлетворению жалобы довод заявителя о том, что избирательная комиссия Московской области не рассмотрела жалобу представителя С. - Ц. на решения некоторых участковых и территориальных избирательных комиссий, поданную 10 января 2000 года.

Судом установлено, что к жалобе не были приобщены оспариваемые протоколы названных комиссий, в связи с чем письмом от 10 января 2000 года заявителю было предложено представить необходимые документы. Эти документы были приняты избирательной комиссией Московской области 11 января 2000 года в 17 часов 40 минут, уже после вынесения оспариваемого решения.

Заключением рабочей группы, утвержденным решением избирательной комиссии Московской области от 11 января 2000 года N 231, признано необходимым для рассмотрения жалобы Ц. предложить ему представить другие доказательства, поскольку представленные копии протоколов содержали погрешности, которые делают их недостоверными. С., не дожидаясь результатов рассмотрения жалобы, обратился в областной суд с оспариванием тех же протоколов, что и в жалобе в Избирательную комиссию Московской области. Согласно пункту 10 ст. 63 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в случае принятия жалобы к рассмотрению судом и обращения гражданина с аналогичной жалобой в избирательную комиссию избирательная комиссия приостанавливает рассмотрение жалобы до вступления решения суда в законную силу.

При таком положении суд, оценивая доводы жалобы, обоснованно исходил из того, что действия, связанные с подачей жалобы в избирательную комиссию Московской области и с установлением ею результатов выборов, не находятся в причинно-следственной связи. Подача жалобы не препятствовала вынесению решения о результатах выборов, а нерассмотрение жалобы до вынесения решения не может быть основанием для его отмены.

Доводы жалобы, направленные к иной оценке собранных по делу доказательств, не могут быть основанием к отмене решения суда, поскольку суд в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР дал оценку доказательствам по делу.

Представленные в кассационную инстанцию представителем Ц. заключения о критериях признания выборов недействительными и правильности оценки судом допущенных нарушений норм избирательного права не свидетельствуют о неправильности решения суда, а содержат субъективные мнения по этим вопросам, необязательные для суда.

Учитывая, что заявителем в подтверждение выдвинутых доводов не представлено доказательств, которые бы свидетельствовали о незаконности обжалуемого решения избирательной комиссии Московской области и недействительности итогов повторных выборов, суд обоснованно отказал в удовлетворении жалобы.

Руководствуясь ст. ст. 304, 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Московского областного суда от 28 февраля 2000 года оставить без изменения, кассационную жалобу С. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"