||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 мая 2000 г. N 213п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 15 марта 1999 года, по которому

К., <...>, ранее судимый 24 июня 1998 года по п. п. "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год, -

осужден по п. 5 ст. 33, п. п. "д", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по п. "а" ч. 4 ст. 226 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 6 годам лишения свободы и на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно определено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу осужден также Г., в отношении которого протест не принесен.

Определением кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации от 19 октября 1999 года приговор суда присяжных в отношении К. в части осуждения его по ч. 5 ст. 33, п. п. "д", "з" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222 УК РФ отменен, а дело прекращено за отсутствием состава преступления; исключено осуждение К. по п. "б" ч. 3 ст. 158, п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ и указание о признании в его действиях рецидива преступлений. На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание К. 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. В отношении К. также исключено указание о назначении наказания на основании ст. 70 УК РФ и об отмене условного осуждения по приговору Туапсинского городского суда от 24 июня 1998 года, а назначенное по данному приговору наказание постановлено исполнять самостоятельно.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся в отношении К. судебных решений, исключении осуждения его по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и смягчении наказания, назначенного по совокупности преступлений, до 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего доводы протеста, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

с учетом изменений, внесенных кассационной инстанцией, К. признан виновным в совершении в составе организованной группы кражи чужого имущества, разбойного нападения с причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью, а также в хищении огнестрельного оружия.

Преступления им были совершены при следующих обстоятельствах.

К. по предварительной договоренности с Г., предварительно разработав план преступления, 18 января 1998 года проникли через балкон в квартиру <...> с целью хищения чужого имущества. Приготовив к выносу из квартиры телевизор, чайник, светильник, четыре термоса, набор домохозяйки, скатерть, салфетки с подстаканниками, столовый набор, туфли, брюки, юбку, пять рубашек, золотые изделия, постельное белье, полотенца, лампу, будильник, топорик, общей стоимостью 9235 рублей, они не смогли открыть входную дверь и выйти из квартиры. Тогда они решили дождаться хозяйку и потребовать у нее деньги, которые они не смогли найти в квартире.

Когда хозяйка квартиры Б. вошла в помещение, Г. подбежал к ней и не менее двух раз ударил кулаком по голове, причинив ссадины. Затем он вместе с К. оттащили потерпевшую на диван, обмотали ей скотчем руки и заклеили рот. После этого Г. взял утюг, прислонив его к телу потерпевшей. В результате Б. была причинена ожоговая рана треугольной формы на передней поверхности живота.

С целью убийства из корыстных побуждений, сопряженного с разбоем, и с особой жестокостью Г. взял женскую косынку, накинул на шею Б. и задушил ее. После совершенного убийства К. и Г. взяли приготовленные к похищению вещи и вынесли их из квартиры, распорядившись ими впоследствии по своему усмотрению.

Кроме того, 25 января 1998 года, около 3 часов утра, для реализации своего ранее возникшего совместного умысла, направленного на хищение чужого имущества, Г. и К. на автомобиле приехали к дому N 8 по улице Кириченко в г. Туапсе. Через окно они проникли в квартиру N 12, откуда похитили видеомагнитофон, приставку к антенне, вазу, музыкальный центр, видеокассеты, радиотелефон, телефон, аудиоплейер, два кожаных плаща, туфли, сапоги, спиртные напитки, спортивную сумку, постельное белье, электробритву, тостер, а также охотничье ружье ТОЗ-34 общей стоимостью 27640 руб.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению лишь частично.

Согласно вердикту, присяжные заседатели признали доказанным, что К. и Г. при совершении разбойного нападения на Б. действовали без сговора на убийство, а убийство потерпевшей совершил один Г., в связи с чем кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации приговор в отношении К. в части осуждения его по ч. 5 ст. 33, п. п. "д", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменила, а дело прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления.

В то же время действия К. в части разбойного нападения на Б. квалифицированы по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ как совершенные с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, хотя суд на основании вердикта присяжных заседателей указал, что содеянное К. в процессе совершения разбойного нападения выразилось в том, что он вместе с Г. оттащил Б. в комнату, свалил ее на диван, обмотал скотчем руки и заклеил рот.

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Б. наступила от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи при удавлении петлей, то есть от действий Г. Следовательно, суд присяжных обоснованно признал, что при убийстве потерпевшей имел место эксцесс исполнителя.

При таких обстоятельствах следует согласиться с протестом в той части, что п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ из осуждения К. подлежит исключению, как необоснованно вмененный ему в вину.

Вместе с тем Президиум не находит оснований для смягчения меры наказания К., несмотря на исключение осуждения его по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

При определении меры наказания осужденному К. суд первой инстанции и кассационная палата достаточно полно учли обстоятельства совершенных им преступлений, данные о личности, его роль в содеянном. С учетом совершения осужденным тяжкого и особо тяжких преступлений, вердикта присяжных заседателей, не признавших К. заслуживающим снисхождения, Президиум считает необходимым не удовлетворить протест в части смягчения осужденному меры наказания, назначенной по совокупности преступлений.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации,

 

постановил:

 

приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 15 марта 1999 года и определение кассационной палаты Верховного Суда Российской Федерации от 19 октября 1999 года в отношении К. изменить - исключить осуждение его по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В остальном приговор суда и кассационное определение оставить в силе.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"