||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 мая 2000 г. N 76-Г00-01

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего М.Н. Лаврентьевой

судей Т.И. Еременко

А.М. Маслова

рассмотрела в судебном заседании от 22 мая 2000 г.

дело по иску К. к государственной телерадиокомпании "Коми-Пермяцкая" о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе государственной телерадиокомпании "Коми-Пермяцкая" и кассационному протесту участвовавшего в рассмотрении дела старшего помощника прокурора Коми-Пермяцкого автономного округа Михалевой Н.А.

на решение суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 14 февраля 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Маслова А.М., объяснения генерального директора государственной телерадиокомпании "Коми-Пермяцкая" З. по доводам кассационной жалобы, К., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы и кассационного протеста, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

К., работавший в ГТРК "Коми-Пермяцкая" заместителем генерального директора - главным редактором радиовещания, приказом генерального директора от 7 октября 1999 г. уволен с работы на основании ст. 33 п. 3 КЗоТ РФ за систематическое неисполнение трудовых обязанностей. Согласно приказу он допустил брак в работе 11 августа 1999 г. (утренняя передача), выход с программой окружного радио на центральную программу "Радио России" 17 августа (вечерняя передача), не исполнил приказ по компании от 25 августа текущего года N 45, допустил перерасход эфирного времени за июль, август. Ранее имелись дисциплинарные взыскания.

К. обратился в суд с названным иском, утверждая, что вмененных нарушений трудовой дисциплины не допускал, как главный редактор был самостоятелен в вопросах составления и изменения радиопрограмм, не несет ответственности за перерасход эфирного времени.

Генеральный директор государственной телерадиокомпании "Коми-Пермяцкая" З. иск не признал.

Решением суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 14 февраля 2000 г. К. восстановлен главным редактором ГТРК "Коми-Пермяцкая", в его пользу с ГТРК "Коми-Пермяцкая" взыскано за время вынужденного прогула 10179 руб. и в возмещение морального вреда 500 руб.

Генеральный директор государственной телерадиокомпании "Коми-Пермяцкая" подал кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое, которым отказать в удовлетворении иска, полагая, что к истцу правильно применены дисциплинарные взыскания, включая увольнение, совершение дисциплинарных проступков доказано и у суда не было оснований для восстановления его на работе.

Аналогичная просьба содержится в кассационном протесте, указано, что выводы суда не основаны на установленных обстоятельствах дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, письменных возражений К. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда.

Суд признал обоснованными выговор, объявленный К. приказом от 13 мая 1999 г. N 27 за внесение изменений в программу после ее утверждения генеральным директором, совершенное 21 апреля 1999 г., строгий выговор, объявленный приказом от 17 августа 1999 г. N 44 в части выпуска недостоверной информации 26 и 27 июля 1999 г. Одновременно суд не усмотрел основания для привлечения К. к дисциплинарной ответственности за брак в работе, связанный с выпуском в эфир двух передач, не связанных между собой по тематике 11 августа 1999 г., за невыполнения приказа от 25 августа 1999 г. об участии в работе комиссии по составлению акта о наличии звукозаписывающей пленки у творческих работников, за "наезд" 17 августа 1999 г. на программу "Радио России", за перерасход эфирного времени в июле - августе 1999 г. С учетом установленных обстоятельств суд сделал вывод, что оснований для увольнения истца по п. 3 ст. 33 КЗоТ РФ не имелось.

Суждение о том, что К. подлежит восстановлению на работе, является правильным.

В соответствии со ст. 33 п. 3 КЗоТ Российской Федерации трудовой договор (контракт), заключенный на неопределенный срок, а также срочный трудовой договор до истечения срока его действия могут быть расторгнуты администрацией предприятия, учреждения, организации в случае систематического неисполнения работником без уважительных причин обязанностей, возложенных на него трудовым договором (контрактом) или правилами внутреннего трудового распорядка, если к работнику ранее применялись меры дисциплинарного или общественного взыскания.

Таким образом, работник может быть уволен по данному основанию, если к нему применялись меры дисциплинарного или общественного взыскания и он вновь допустил нарушение трудовой дисциплины. Однако в приказе об увольнении истца не упомянуты приказы (распоряжения) которыми ранее, до совершения проступка, послужившего поводом к увольнению, ему объявлялись дисциплинарные взыскания. В обязанности суда не входит проверка законности наложения всех ранее объявленных взысканий, в том числе тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, если они не учтены в приказе об увольнении.

Правильным является вывод суда о том, что должностной инструкцией на главного редактора редакции радиовещания не возложена обязанность контроля эфирного времени, в связи с чем истец мог нести ответственность за такие действия, совершенные в июле 1999 г., когда он замещал находившегося в отпуске генерального директора компании, но не в августе, когда генеральный директор утверждал программы, в том числе по продолжительности эфирного времени. Другие дисциплинарные проступки, вмененные К. по приказу от 7 октября 1999 г. N 38-к, совершены в тот же период: июль - август 1999 г., следовательно, не составляют систему нарушений трудовой дисциплины, позволяющую применить п. 3 ст. 33 КЗоТ РФ. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что истец подлежит восстановлению на работе, является правильным.

Доводы кассационной жалобы и кассационного протеста не опровергают данное утверждение суда. Ссылки на ошибочность выводов суда о недоказанности ранее совершенных К. проступков не могут быть отнесены к обстоятельствам, имеющим значение для дела, поскольку иск заявлен о восстановлении на работе, установлено, что администрация компании неправильно применила ст. 33 п. 3 КЗоТ РФ, что само по себе является основанием для удовлетворения иска.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит доводы кассационных жалобы и протеста убедительными, влекущими отмену решения суда, постановленного в соответствии с требованиями материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. 305 п. 1 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

Решение суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 14 февраля 2000 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу государственной телерадиокомпании "Коми-Пермяцкая" и кассационный протест участвовавшего в рассмотрении дела старшего помощника прокурора Коми-Пермяцкого автономного округа Михалевой Н.А. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"