||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 мая 2000 г. N 289п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Верина В.П.

Членов Президиума - Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 8 июня 1994 года, которым осуждены:

Т.М., <...>, ранее не судимый,

по ч. 4 ст. 17, ч. 2 ст. 15, ст. 102 п. п. "а", "д", "н" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы;

по ч. 4 ст. 17, ч. 2 ст. 149 УК РСФСР - к 5 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР - к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.

С.А., <...>, ранее не судимый,

по ч. 3 ст. 17, ч. 2 ст. 15, ст. 102 п. п. "а", "д", "з", "н" УК РСФСР к 8 годам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 17, ч. 2 ст. 149 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно назначено 8 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима. По ч. 1 ст. 218 УК РСФСР С.А. оправдан.

К.Е., <...>, ранее не судимый,

по ч. 6 ст. 17, ч. 2 ст. 15, ст. 102 п. п. "д", "з", "н" УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы;

по ч. 6 ст. 17, ч. 2 ст. 149 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 40 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим к отбыванию назначено 5 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.

По ч. 3 ст. 206 УК РСФСР К.Е. оправдан.

Постановлено взыскать с Т.М., С.А., К.Е. в пользу В. солидарно 2990842 рублей в возмещение причиненного материального ущерба.

По этому же приговору осужден Ш.И., в отношении которого протест не внесен.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1994 года приговор в отношении Т.М. изменен: исключено осуждение его по ч. 4 ст. 17, ст. 15, ст. 102 п. п. "а", "д" УК РСФСР; снижено наказание по ч. 4 ст. 17, ст. 15, ст. 102 п. "н" УК РСФСР до 8 лет лишения свободы и на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы.

В отношении С.А. и К.Е. приговор оставлен без изменения.

Постановлением Индустриального районного суда гжевска от 17 марта 1997 года приговор в отношении Т.М. был приведен в соответствие с Уголовным кодексом Российской Федерации. Его действия переквалифицированы на ст. ст. 30, 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "ж"; 33 ч. 3, ст. 167 ч. 2; ст. 222 ч. 1 УК РФ без изменения меры наказания.

Постановлением президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 20 марта 1998 года постановление районного суда изменено. Постановлено считать Т.М. осужденным по ст. ст. 17 ч. 4, 15, ст. 102 п. "н" УК РСФСР к назначенной по ней мере наказания; ст. 33 ч. 3; ст. 167 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР окончательно назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Приговор в отношении К.Е. и С.А. в порядке приведения в соответствие с новым УК РФ не пересматривался.

В протесте ставится вопрос об изменении состоявшихся судебных решений в отношении Т.М., приговора суда и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в отношении С.А., К.Е.: исключении из приговора суда и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ указания об осуждении С.А. и К.Е. по ст. 17, ст. 15, ст. 102 п. "н" УК РСФСР, с оставлением наказания С.А. по ст. 15, п. п. "а", "д", "з" ст. 102 УК РСФСР в виде 8 лет лишения свободы, К.Е. - по ст. ст. 17, 15, п. п. "д", "з" ст. 102 УК РСФСР, с применением ст. 43 УК РСФСР, в виде 5 лет лишения свободы, переквалификации действий С.А. и К.Е. со ст. 17, ст. 149 ч. 2 УК РСФСР соответственно на ст. 33 ч. 2 и ст. 33 ч. 5, ст. 167 ч. 2 УК РФ, с назначением по три года лишения свободы каждому, переквалифицировать действия К.Е. со ст. 218 ч. 1 УК РСФСР на ст. 222 ч. 1 УК РФ, с назначением по ней 2 лет лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 15, ст. 102 п. п. "а", "д", "з" УК РСФСР, ст. 33 ч. 2, ст. 167 ч. 2 УК РФ к отбыванию С.А. определить 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, К.Е. - по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 17 ч. 6, ст. 15, ст. 102 п. п. "д", "з", УК РСФСР, ст. 33 ч. 5, ст. 167 ч. 2, ст. 222 ч. 1 УК РФ - определить 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Переквалифицировать действия Т.М. со ст. 17, ст. 15, ст. 102 п. "н" УК РСФСР на ст. 17, ст. 15, ст. 103 УК РСФСР, с назначением наказания в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы, со ст. 33 ч. 3, ст. 167 ч. 2 на ст. 33 ч. 3 ст. 167 ч. 1 УК РФ, с назначением наказания в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 17, ст. 15, ст. 103 УК РСФСР, ст. 33 ч. 3, ст. 167 ч. 1, ст. 222 ч. 1 УК РФ к отбыванию Т.М. определить 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Подминогина В.Н., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

с учетом внесенных в приговор изменений Т.М., С.А. и К.Е. совершили преступления при следующих обстоятельствах.

С целью физической расправы над В., с которым у него сложились неприязненные отношения, Т.М. осенью 1993 года приобрел противотанковую гранату РКГ-3, которую хранил у себя дома.

В тот же период Т.М. предложил своему знакомому С.А. совершить убийство В. путем подрыва его автомашины гранатой, пообещав ему за это 500 тыс. руб. С.А. согласился и привлек к участию в преступлении К.Е.

Вечером 15 октября 1993 года С.А. и К.Е. пришли во двор дома, где находился спортивный клуб, в котором занимался потерпевший. К.Е. принес с собой гранату, которую хранил у себя дома. Около 21 часа из клуба вышли В., Т. и Б. и сели в автомашину В., который начал движение. В это время К.Е. передал гранату С.А. и стал убегать. С.А. бросил гранату в машину, в которой находились В., Т. и Б., и также скрылся с места происшествия.

Граната взорвалась под автомашиной и находившиеся в ней люди не пострадали. Машина была повреждена, чем ее владельцу В. был причинен значительный материальный ущерб в сумме 2990842 руб.

Кроме того, в результате взрыва были повреждены стекла в нескольких квартирах дома N 3 по ул. К. Маркса, чем был причинен ущерб проживавшим в нем гражданам. Кроме того, были выбиты стекла в помещениях ЖКУ производственного объединения "Чепецкий механический завод", чем организации причинен ущерб в размере 25092 руб.

Т.М. также признан виновным в хранении боеприпасов к нарезному стрелковому оружию.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства совершенных преступлений, дал действиям осужденных неверную оценку.

Судом определена роль в совершении покушения на убийство каждого из его участников: Т.М. явился организатором, С.А. - исполнителем, К.Е. - пособником (стр. 32 приговора - т. 3, л.д. 257). В связи с этим, квалифицируя действия соучастников, суд сослался на соответствующие части статьи 17 УК РСФСР: в отношении Т.М. - на часть 4, в отношении С.А. - на часть 3, в отношении К.Е. - на часть 6.

Таким образом, суд подчеркнул, что непосредственным исполнителем преступления явился один человек - С.А.

Однако при этом суд квалифицировал содеянное Т.М., С.А. и К.Е. по ст. ст. 17, 15, п. "н" ст. 102 УК РСФСР - как соучастие в покушении на умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

Такую квалификацию нельзя признать правильной.

Действительно, убийство (или покушение на него) признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о его совершении. Однако необходимым признаком такого преступления является выполнение каждым из соучастников действий, составляющих объективную сторону убийства. Суд установил и отразил в приговоре, что ни Т.М., ни К.Е. непосредственного участия в покушении на лишение потерпевших жизни не принимали.

Исполнитель преступления был один - С.А. Т.М. и К.Е. соучаствовали в нем в иных формах. При наличии одного исполнителя и других соучастников преступление не может быть квалифицировано как совершенное группой лиц. С учетом изложенного из приговора суда и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации подлежит исключению указание об осуждении С.А. и К.Е. по ст. 17, ст. 15, ст. 102 п. "н" УК РСФСР. Действия же Т.М. подлежат переквалификации со ст. 17 ч. 4 ст. 15, ст. 102 п. "н" УК РСФСР на ст. 17 ч. 4, ст. 15, ст. 103 УК РСФСР.

Т.М. также признан виновным в организации умышленного повреждения имущества, совершенного общеопасным способом, причинившего значительный ущерб потерпевшему.

Квалифицирующий признак преступления - совершение преступления общеопасным способом - подлежит исключению из обвинения Т.М.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в кассационном порядке, исключила из приговора, в частности, осуждение Т.М. по ст. 17 ч. 4, ст. 15, ст. 102 п. "д" УК РСФСР. В определении указано: "Не установлено то обстоятельство, что убийство будет совершено способом, опасным для жизни многих людей. Хотя орудием убийства явилась граната, однако об обстоятельствах совершения преступления между Т.М. и С.А. договоренности не было. В частности, местом совершения преступления могло стать и уединенное место, в котором взрыв гранаты не был бы опасен для многих людей. И выбор места, где было совершено покушение, был сделан С.А. и К.Е.".

Однако и покушение на убийство, и повреждение имущества выразились в одном и том же действии - броске С.А. гранаты в автомобиль В. И если суд кассационной инстанции не усмотрел у Т.М. умысла на соучастие в совершении покушения на убийство общеопасным способом, то этот же вывод должен быть распространен и на соучастие в повреждении имущества.

На основании изложенного, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 8 июня 1994 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1994 года в отношении Т.М., С.А., К.Е., а также постановление Индустриального районного суда г. Ижевска от 17 марта 1997 года и постановление президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 20 марта 1998 года в отношении Т.М. изменить.

Исключить указание об осуждении С.А. и К.Е. по ст. ст. 17, 15, п. "н" ст. 102 УК РСФСР с оставлением наказания С.А. по ст. 15, п. п. "а", "д", "з" ст. 102 УК РСФСР 8 лет лишения свободы, К.Е. - по ст. ст. 17, 15, п. п. "д", "з" ст. 102 УК РСФСР, с применением ст. 43 УК РСФСР, в виде 5 лет лишения свободы.

Переквалифицировать действия С.А. и К.Е. со ст. 17, ст. 149 ч. 2 УК РСФСР соответственно на ст. 33 ч. 2 и ст. 33 ч. 5, ст. 167 ч. 2 УК РФ, назначив по ней лишение свободы сроком на 3 года каждому.

Действия К.Е. с ч. 1 ст. 218 УК РСФСР переквалифицировать на ч. 1 ст. 222 УК РФ, назначив 2 года лишения свободы.

Окончательно на основании ст. 40 УК РСФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим назначить С.А. 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

К.Е. на основании ст. 40 УК РСФСР окончательно назначить путем поглощения менее строгого наказания более строгим 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Действия Т.М. со ст. ст. 17, 15, ст. 102 п. "н" УК РСФСР переквалифицировать на ст. ст. 17, 15, 103 УК РСФСР, назначив 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Действия Т.М. с ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ переквалифицировать на ст. 33 ч. 3, ст. 167 ч. 1 УК РФ, назначив по ней 1 год 6 месяцев лишения свободы.

С учетом наказания в виде 3 лет лишения свободы, назначенного Т.М. по ст. 222 ч. 1 УК РФ, окончательно на основании ст. 40 УК РСФСР путем частичного сложения наказаний назначить ему 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"