||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 мая 2000 г. N 71-Г00-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Г.В. Манохиной

судей Н.К. Толчеева

Т.И. Еременко

рассмотрела в судебном заседании от 11 мая 2000 года гражданское дело

по заявлению Калининградского союза предпринимателей о признании частично недействительными постановлений главы администрации (губернатора) Калининградской области N 687 от 16 ноября 1999 г. (в редакции постановления N 730 от 26 ноября 1999 г.) и N 715 от 22 ноября 1999 г.

по кассационной жалобе администрации Калининградской области на решение Калининградского областного суда от 25 февраля 1999 года, которым обжалуемые положения нормативных правовых актов признаны недействительными с момента принятия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения представителей администрации Калининградской области С., С.Е., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения президента Калининградского союза предпринимателей П., возражавшего против кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коптевой Л.И., полагавшей кассационную жалобу обоснованной частично, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Калининградский союз предпринимателей обратился в Калининградский областной суд с заявлением, в котором просил признать недействительными с момента принятия пункт 1 постановления главы администрации Калининградской области от 16.11.99 г. N 687 (в редакции постановления от 26.11.99 г. N 730) "Об осуществлении на территории Калининградской области государственного контроля за качеством алкогольной продукции и введении специальных защитных мер", которым на территории области введена специальная защитная мера в отношении поступающей на реализацию алкогольной продукции, установлено, что вся алкогольная продукция реализуется при наличии специального регионального защитного знака на каждой единице алкогольной продукции; пункт 2 Порядка выдачи лицензий на розничную продажу алкогольной продукции на территории Калининградской области, утвержденного постановлением главы администрации (губернатора) области от 22.11.99 г. N 715 в части включения в определение понятия "лицензия" указания на определенный объект; подпункт "е" пункта 5 этого Порядка в части, обязывающей организации и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих розничную торговлю алкогольной продукцией, иметь приборы для определения подлинности специальных и акцизных марок; пункт 16 Порядка в части, устанавливающей запрет приобретать для последующей реализации алкогольную продукцию, не маркированную региональным защитным знаком Калининградской области, и в части, предписывающей иметь в местах торговли и предъявлять по требованию покупателя или должностного лица контролирующего органа информацию о проведении сертификации и применении специальных защитных мер через КГУП "Калининградрегионзнак".

По мнению заявителя, оспариваемые положения приняты с превышением компетенции исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, противоречат федеральному закону, возлагают на предпринимателей, являющихся членами Союза, дополнительные не предусмотренные законом обязанности, чем нарушают их права.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

В кассационной жалобе администрация области просит решение суда отменить и производство по делу прекратить, ссылаясь на то, что суд без законных оснований отнес постановления администрации области, каковыми являются обжалованные нормативные акты, к постановлениям главы (губернатора) области, выводы суда о незаконности обжалуемых положений необоснованны, судом не установлены лица, в интересах которых Калининградский союз предпринимателей обратился в суд с заявлением; возникший спор не подлежит рассмотрению в судах общей юрисдикции.

Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим изменению, а в части признания недействительным подпункта "е" пункта 5 вышеназванного Порядка - отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении этого требования.

Из дела видно, что нормативные правовые акты, являвшиеся предметом судебного разбирательства, изданы администрацией Калининградской области, а не главой администрации (губернатором), подписавшим их в соответствии со своей компетенцией. Это следует из наименования самих актов, а также из содержания постановления от 26.11.99 г. N 730, которым внесено изменение именно в постановление администрации области от 16 ноября 1999 г. N 687 (л.д. 5 - 7). В этой связи следует изменить решение суда и правильно указать акты, в отношении которых оно вынесено.

Выводы суда о том, что пункт 1 постановления администрации области от 16.11.99 г. N 687 (в редакции постановления от 26.11.99 г. N 730), которым на территории области введен специальный региональный защитный знак для каждой единицы реализуемой алкогольной продукции, а также пункт 16 Порядка выдачи лицензий на розничную продажу алкогольной продукции на территории Калининградской области, утвержденного постановлением администрации области от 22.11.99 г. N 715, в части, связанной с осуществлением маркировки алкогольной продукции указанным знаком, противоречат федеральному закону и приняты с превышением компетенции исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, являются правильными.

Пунктом 2 ст. 12 Федерального закона от 22.11.95 г. N 171-ФЗ (в редакции Федерального закона от 07.01.99 г. N 18-ФЗ) "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" предусмотрено, что алкогольная продукция с содержанием этилового спирта более девяти процентов объема готовой продукции, за исключением алкогольной продукции, поставляемой на экспорт, подлежит обязательной маркировке марками акцизного сбора или специальными марками. Образцы марок, порядок и размеры их оплаты, правила маркировки устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Данным Федеральным законом и иными нормативными актами Российской Федерации не предусмотрена маркировка алкогольной продукции другими видами марок, а органам государственной власти субъектов Российской Федерации не предоставлено право вводить дополнительную маркировку алкогольной продукции.

Не вытекает такое право и из пункта 4 ст. 12 указанного Федерального закона, согласно которому в целях защиты от подделок субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков с учетом предложений органов местного самоуправления и поставщиков.

С учетом компетенции, определенной в п. 1 ст. 6, п. 4 ст. 12 Федерального закона, субъекты Российской Федерации могут вводить специальные защитные меры за исключением тех, которые прямо установлены законом. Вышеприведенными нормами Федерального закона специально определены виды маркировки алкогольной продукции и органы, правомочные устанавливать условия и правила маркировки. Следовательно, исполнительный орган государственной власти Калининградской области не вправе был вводить на территории области дополнительную маркировку алкогольной продукции специальным региональным защитным знаком.

Введением такой маркировки, связанной с обязанностью оплаты стоимости специального регионального защитного знака, нарушается единство экономического пространства Российской Федерации, на территории Калининградской области фактически устанавливаются ограничения для свободного перемещения товаров (в данном случае - алкогольной продукции). Как установлено судом, стоимость данного знака составляет на произведенную на территории области алкогольную продукцию 1 руб. 50 коп., на ввезенную - 4 руб. 50 коп. Таким образом, создаются дискриминирующие условия для хозяйствующих субъектов, продукция которых ввозится на территорию области, цены на которую повышаются в связи с более высокой стоимостью знака, и благоприятствующие условия для других хозяйствующих субъектов, производящих алкогольную продукцию на территории области и оплачивающих меньшую сумму за защитный знак.

Это противоречит требованиям п. 3 ст. 1 ГК РФ и ст. 7 Закона Российской Федерации от 22.03.91 г. N 948-1 (в редакции от 02.01.2000 г.) "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

Указанные ограничения распространяются не только на розничную торговлю, но и на оптовую, что следует из п. 16 Порядка, запрещающего лицензиату приобретать для последующей реализации алкогольную продукцию, не маркированную региональным защитным знаком Калининградской области. Между тем, в силу ст. 18 Федерального закона от 22.11.95 г. N 171-ФЗ (в редакции от 07.01.99 г.) субъекты Российской Федерации наделены правом определять порядок лицензирования лишь розничной продажи алкогольной продукции.

В ст. 2 Федерального закона от 25.09.98 г. N 158-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) "О лицензировании отдельных видов деятельности" понятие "лицензия" раскрывается как разрешение (право) на осуществление лицензируемого вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующими органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю.

В противоречии с этим Федеральным законом в пункте 2 Порядка понятие "лицензия" определяется как разрешение (право) на осуществление продажи алкогольной продукции на определенном объекте. В этой связи суд обоснованно признал обжалуемый пункт в части, указывающий на определенный объект, противоречащим требованиям Федерального закона.

Соответствие специальным условиям объекта, в котором или с помощью которого осуществляется лицензируемый вид деятельности) относится к лицензионным требованиям и условиям, а не к понятию "лицензия" (п. 2 ст. 9 Федерального закона от 25.09.98 г. N 158-ФЗ). Поэтому ссылка в кассационной жалобе на положения закона, устанавливающие для розничной продажи алкогольной продукции в городах определенные требования к торговым и складским помещениям, несостоятельна и не влияет на правильность выводов суда.

В соответствии с п. 3 ст. 19 Федерального закона от 25.08.98 г. "О лицензировании отдельных видов деятельности" установленный в настоящем Федеральном законе порядок лицензирования отдельных видов деятельности не распространяется на порядок лицензирования конкретных видов деятельности, лицензирование которых установлено вступившими в силу до дня вступления в силу настоящего Федерального закона иными федеральными законами.

Лицензирование деятельности по производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции установлено Федеральным законом от 22.11.95 г. N 171-ФЗ, согласно которому порядок лицензирования розничной продажи алкогольной продукции устанавливается субъектами Российской Федерации (п. 10 ст. 18).

В этой связи администрация Калининградской области была вправе своим постановлением от 22.11.99 г. N 715 утвердить Порядок выдачи лицензий на розничную продажу алкогольной продукции на территории Калининградской области, включив в число лицензионных требований и условий обязанность обеспечения объекта, в котором будет осуществляться розничная продажа алкогольной продукции, прибором для определения подлинности специальных и акцизных марок (подпункт "е" пункта 5 Порядка). Тем более, что включение такого условия основано на рекомендации, данной в п. 21 Постановления Правительства Российской Федерации от 06.10.98 г. N 1159 (в редакции Постановления от 27.08.99 г. N 966) "Об усилении государственного регулирования в сфере производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции".

Признавая подпункт "е" пункта 5 Порядка недействительным, суд не указал в решении федеральный закон или иной законодательный акт, которому противоречит предусмотренное этой правовой нормой лицензионное условие.

При таком положении решение суда в части признания названного подпункта недействительным подлежит отмене с вынесением нового решения, не передавая дела в этой части на новое рассмотрение.

Доводы кассационной жалобы о нарушении судом норм процессуального права не соответствуют действительности.

Калининградский союз предпринимателей является юридическим лицом, согласно Уставу в его основные цели и задачи входит представление и защита общих имущественных интересов, прав и интересов отдельных членов Союза (л.д. 20). В связи с этим Союз был вправе оспорить в судебном порядке положения нормативных правовых актов, носящих публичный характер, по мотиву нарушения гражданских прав и интересов самого Союза и входящих в него организаций и граждан - предпринимателей.

Ошибочно и утверждение в кассационной жалобе о не-подведомственности возникшего спора судам общей юрисдикции.

Исходя из правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 11 апреля 2000 года, суд общей юрисдикции вправе разрешать дела по требованиям о проверке соответствия нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации федеральному закону по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, признавать такие акты противоречащими закону и, следовательно, недействующими, не подлежащими применению, что влечет необходимость их проведения в соответствии с федеральным законом органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

Вместе с тем, судом оспоренные положения постановлений администрации Калининградской области признаны недействительными, что согласно указанному постановлению Конституционного Суда Российской Федерации не входит в полномочия судов общей юрисдикции. С учетом этого решение в части признания оспоренных положений нормативных правовых актов недействительными следует изменить, указав о признании этих положений (кроме содержащегося в подпункте "е" пункта 5 Порядка) недействующими и не подлежащими применению.

На основании изложенного, руководствуясь п. 4 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Калининградского областного суда изменить, признать недействующими и не подлежащими применению: - пункт 1 постановления администрации Калининградской области N 687 от 16 ноября 1999 г. (в редакции постановления N 730 от 26 ноября 1999 г.) "Об осуществлении на территории Калининградской области государственного контроля за качеством алкогольной продукции и введении специальных защитных мер"; - пункт 2 Порядка выдачи лицензий на розничную продажу алкогольной продукции на территории Калининградской области, утвержденного постановлением администрации Калининградской области N 715 от 22 ноября 1999 г. в части включения в определение понятия "лицензия" указания на определенный объект; - пункт 16 вышеуказанного Порядка в части запрета приобретать для последующей реализации алкогольную продукцию, не маркированную региональным защитным знаком, и в части предписания иметь в местах торговли и предъявлять по требованию покупателя или должностного лица контролирующего органа информацию о проведении сертификации и применении специальных защитных мер через КГУП "Калининградрегионзнак".

Решение суда в части признания недействительным подпункта "е" пункта 5 вышеуказанного Порядка отменить и вынести в этой части новое решение, которым в удовлетворении требования о признании недействительным подпункта "е" пункта 5 этого Порядка отказать.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"