||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 мая 2000 года

 

Дело N 18-В00пр-37

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Толчеева Н.К.,

                                                     Макарова Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 11 мая 2000 года гражданское дело по иску П. к С. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением, признании договора приватизации квартиры частично недействительным по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Белореченского районного суда Краснодарского края от 23 апреля 1999 года, которым иск удовлетворен, и последующие судебные постановления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения С., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коптевой Л.И., поддержавшей протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

П. обратилась в суд с иском к своей сестре С. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением - двухкомнатной квартирой, находящейся по адресу: <...>, и признании недействительным договора приватизации этой квартиры от 5 июля 1993 г. в части включения в него ответчицы.

В обоснование своих требований истица указала на то, что квартира была предоставлена ей с мужем в связи со сносом принадлежавшего им на праве собственности жилого дома, после смерти мужа в 1987 г. она дала согласие на прописку (регистрацию) своей сестры, которая продолжала проживать в г. Баку, в спорное жилое помещение не вселялась, совместно с ней не проживала и общего хозяйства не вела, при заключении договора приватизации она (истица), нуждаясь в уходе вследствие болезни, дала согласие сестре на приобретение квартиры в совместную собственность при условии осуществления за ней надлежащего ухода, но ответчица данное условие не выполнила.

Решением Белореченского районного суда от 23 апреля 1999 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 10 июня 1999 года, иск удовлетворен.

Постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 11 ноября 1999 года протест прокурора края об отмене судебных решений оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений ввиду неправильного применения норм материального права и существенного нарушения норм процессуального права, повлекшего вынесение незаконного решения.

Обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению.

Согласно ч. 2 ст. 54 ЖК РСФСР граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Следовательно, юридически значимыми по требованию о признании ответчицы, не приобретшей право пользования жилым помещением, являются обстоятельства, свидетельствующие о вселении ее в спорное жилое помещение и проживании в нем в качестве члена семьи нанимателя.

Данные обстоятельства в решении суда не установлены и не отвергнуты. Суд исходил лишь из того, что в момент заключения договора о передаче квартиры в собственность (1993 год) ответчица в этой квартире не проживала, а в день регистрации имела постоянное место жительства в г. Баку. Ее место жительства после прописки (регистрации) по спорному жилому помещению судом не установлено.

То обстоятельство, что С. имела постоянное место работы в г. Баку, на что сделана ссылка в решении суда, не исключает ее права на пользование спорной квартирой. Из копии трудовой книжки видно, что 01.03.93 ответчица была уволена с работы в связи с уходом на пенсию (л.д. 16), в связи с чем после этой даты имела реальную возможность вселиться и проживать по месту своей постоянной прописки (регистрации) вместе с сестрой.

В соответствии с ч. 4 ст. 197 ГПК РСФСР в мотивировочной части решения должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда, и доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

В нарушение данной нормы процессуального закона в решении не приведены доказательства того, что ответчица не проживала совместно с сестрой и не вела общего с ней хозяйства. Не указаны доводы, по которым отвергаются представленные ответчицей доказательства, в частности показания свидетеля Р. о совместном проживании С. и П.

Отсутствие у С. права на жилое помещение суд мотивировал тем, что она утратила такое право в соответствии с требованиями ст. 61 ЖК РСФСР. Сделав подобный вывод, суд не указал закон, на основании которого она утратила право пользования жилым помещением.

Признавая в части недействительным договор на передачу квартиры в собственность, суд сослался на то, что этот договор был заключен с условием содержания истицы, квартира являлась ее собственностью, так как была получена взамен снесенного жилого дома. Между тем доказательств заключения договора под таким условием, а также наличия у П. права собственности на квартиру до заключения договора в деле не имеется, и в решении суда они не приведены.

Не назван и закон, которым руководствовался суд, признавая недействительной сделку приватизации жилья. Кассационная инстанция сослалась на ст. 178 ГК РФ, считая, что имело место заблуждение со стороны нанимателя и администрации г. Белореченска. При этом не указано, в чем именно заключалось заблуждение, носило ли оно существенный характер.

В нарушение ст. 325 ГПК РСФСР копии протеста, принесенного заместителем прокурора Краснодарского края, не были направлены сторонам и другим лицам, участвующим в деле, и они не извещались о времени и месте рассмотрения дела. Вследствие этого ответчица была лишена возможности представить письменные объяснения на протест и дать свои объяснения в заседании президиума суда.

В результате этих нарушений президиум Краснодарского краевого суда 11 ноября 1999 года рассмотрел дело в отсутствие всех лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Указанные выше нарушения в силу части первой ст. 330 ГПК РСФСР являются основаниями для отмены судебных постановлений в надзорном порядке.

Руководствуясь п. 2 ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Белореченского районного суда от 23 апреля 1999 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 10 июня 1999 года и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 11 ноября 1999 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"