||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 мая 2000 г. N 288п2000пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 26 апреля 1999 года, по которому

М.А., <...>, ранее не судимый,

оправдан по ч. 1 ст. 222 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 13 июля 1999 года приговор оставлен без изменения, а кассационный протест государственного обвинителя, в котором ставился вопрос об отмене приговора, - без удовлетворения.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 года протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене оправдательного приговора и кассационного определения, оставлен без удовлетворения, а судебные решения - без изменения.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений и передаче дела на новое судебное рассмотрение в связи с неправильным оправданием М.А. за отсутствием в его действиях состава преступления, а также ставится вопрос о неправильном выводе суда о добровольной выдаче боеприпасов.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., поддержавшего доводы протеста,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

М.А. было предъявлено обвинение в том, что он, будучи и.о. начальника оперативной службы Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Республике Калмыкия (УФСНП РФ по РК), незаконно приобрел, носил и хранил боеприпасы при следующих обстоятельствах.

В июле 1997 года неподалеку от административного здания АО "Автобаза N 9", расположенного на ул. Ленина в восточной промышленной зоне г. Элисты Республики Калмыкия, он подобрал пакет, в котором находились 89 патронов калибра 9 мм, являющихся боевыми припасами. В тот же день М.А. принес эти патроны к себе на работу в здание УФСНП РФ по РК по адресу: г. Элиста, ул. Ленина, 233, где незаконно хранил их без соответствующего разрешения в сейфе своего рабочего кабинета. 6 февраля 1998 года при обыске в служебном кабинете М.А. в его сейфе были обнаружены и изъяты незаконно хранившиеся им 89 патронов калибра 9 мм.

Суд оправдал М.А. за отсутствием в его действиях состава преступления. При этом суд указал в приговоре, что М.А. в ходе обыска добровольно выдал органам следствия 89 патронов, являвшихся боеприпасами.

Отклоняя протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в своем определении указала, что целью обыска было обнаружение у М.А. документов, касающихся перевозки водки без специальных марок, и ему перед обыском не предлагали добровольно выдать предметы, запрещенные к обращению, за которое наступает уголовная ответственность. Действия М.А. по выдаче патронов, по мнению надзорной инстанции, нельзя расценивать как вынужденные, поскольку работникам милиции не было известно о наличии у него патронов, обыск производился с целью изъятия документов на перевозимую водку без специальных марок. Перед обыском М.А. было предложено выдать документы. Выдать же предметы, запрещенные к обращению, ему не предлагали.

Президиум находит протест не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Вопреки доводам протеста выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Из показаний М.А. следует, что 6 февраля 1998 года перед производством обыска в его служебном кабинете ему предлагали выдать документы, имеющие значение по делу, возбужденному по факту задержания автомашины с алкогольной продукцией, имевшей поддельные специальные марки. Он сказал, что таких документов у него нет и добровольно выдал все, что находилось в его сейфе, в том числе и боеприпасы.

Именно эти обстоятельства были отражены в протоколе обыска (л.д. 27).

Принимавшие участие в обыске в качестве понятых свидетели Р. и Д.А. в судебном заседании показали, что перед производством обыска М.А. было предложено выдать документы. Предлагали ли ему выдать еще что-либо, они не помнят. М.А. самостоятельно достал из сейфа помимо документов коробки с патронами и положил их на стол, откуда они были взяты лицом, производившим обыск.

Аналогичные показания даны свидетелями Д.И. и У.

Показания Убушиева в той части, что перед обыском он устно предлагал М.А. выдать запрещенные к обращению предметы получили соответствующую оценку у суда и не могут влиять на выводы суда о добровольной выдаче М.А. незаконно приобретенных, носимых и хранимых им боеприпасов.

Таким образом суд обоснованно установил и отразил в приговоре, что боеприпасы М.А. выдал до начала обыска и обнаружения их представителями власти, то есть добровольно. Действия М.А. по выдаче незаконно хранимых им патронов нельзя расценивать как вынужденные, поскольку работникам милиции не было известно о наличии у него боеприпасов. Обыск проводился с целью отыскания и изъятия документов, имевших отношение к уголовному делу о нелегальной алкогольной продукции, а не боеприпасов.

По смыслу уголовного закона под добровольной сдачей боеприпасов понимается сдача патронов независимо от мотивов. О добровольности такой сдачи может свидетельствовать факт выдачи боеприпасов лицом, которое незаконно хранило их. Фактическая передача патронов представителям власти является моментом сдачи боеприпасов.

Следовательно, объяснения М.А. по поводу условий приобретения боеприпасов, имевшие место после их фактической добровольной выдачи не могут влиять на решение вопроса об освобождении его от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 222 УК РФ.

Поэтому доводы протеста о неправильном освобождении М.А. от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222 УК РФ и постановлении оправдательного приговора нельзя признать обоснованными.

Доводы протеста о том, что М.А. не имел реальной возможности дальнейшего хранения боеприпасов основаны лишь на предположениях и не нашли своего достаточного подтверждения в материалах уголовного дела.

Оправдательный приговор и последующие судебные решения по данному делу вынесены в соответствии с требованиями закона и оснований для их отмены, как о том ставится вопрос в протесте, не имеется.

В связи с этим протест не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"