||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 апреля 2000 г. N 49-Г00-14

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нечаева В.И.

судей Горохова Б.А.

Харланова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 28 апреля 2000 г. дело по кассационным жалобам Государственного Собрания Республики Башкортостан, К., К.Д. и С. на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 февраля 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коптевой Л.И., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Л., К. и К.Д., С. обратились в суд с заявлением о признании незаконным постановления Государственного Собрания Республики Башкортостан от 20 ноября 1999 г. N ГС-107 "О грубых нарушениях законодательства в ходе проведения избирательной кампании по выборам депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации", взыскании с Государственного Собрания Республики Башкортостан (далее ГС РБ) компенсации морального вреда, в том числе Л. - 5 млнуб., К., К.Д. и С. - по 40883 руб. 4 коп. каждому.

В обоснование заявленных требований указали, что ГС РБ принятием данного постановления нарушило их конституционное право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Несмотря на запрет цензуры, содержащийся в ст. 3 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" (далее "О СМИ"), ГС РБ выступило в качестве цензора, воспрепятствовав трансляции на территории Республики Башкортостан воскресных политических программ С. Доренко и "Зеркало" телеканалов ОРТ и РТР, обязав ГТРК "Башкортостан" вместо них показывать передачи республиканского телевидения. По мнению заявителей, названные телепередачи могли быть прекращены лишь по решению суда, в соответствии со ст. 25 ч. 5 Закона РФ "О СМИ". Кроме того, в период предвыборной кампании на основании п. 23 ст. 56 Федерального закона РФ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (далее ФЗ "О выборах..." запрещается перекрывать передачу предвыборных материалов трансляцией иных передач.

По утверждению заявителей, нарушением упомянутого их конституционного права, приведенных законов, им был причинен моральный вред, выразившийся в душевном волнении, страхе от проживания на территории Республики Башкортостан и за нарушение конституционного пространства России, лишении возможности принимать участие в выборной кампании и в итоге сделать правильный выбор во время голосования.

В судебном заседании заявители уточнили свои требования, их основания и просили признать незаконными лишь пункты 1 и 3 названного выше постановления ГС РБ.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 февраля 2000 г. заявления Л., К. и К.Д., С. удовлетворены частично. Признан незаконным и недействующим с момента принятия п. 1 оспариваемого постановления ГС РБ. На Министерство финансов Республики Башкортостан возложена обязанность выплатить заявителям по 40 руб. в возмещение морального вреда за счет казны Республики Башкортостан.

В удовлетворении других требований заявителям отказано.

В кассационной жалобе Государственного Собрания Республики Башкортостан ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву неправильного применения норм материального права и нарушения норм процессуального права с вынесением нового решения - об отказе заявителям в удовлетворении их требований.

В кассационной жалобе К., К.Д. и С. ставится вопрос об отмене решения суда в части компенсации морального вреда, со ссылкой на то, что в их пользу следовало взыскать большую сумму.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда по доводам жалоб не находит.

Как видно из материалов дела ГС РФ 20 ноября 1999 г. приняло постановление N ГС-107 "О грубых нарушениях законодательства в ходе проведения избирательной кампании по выборам депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации" состоящее из преамбулы и постановляющей части, включающей 5 пунктов следующего содержания: "Государственное Собрания Республики Башкортостан постановляет:

1. Государственной телерадиовещательной кампании "Башкортостан":

временно приостановить трансляцию на территории Республики Башкортостан воскресных политических передач "Авторская программа Сергея Доренко" и "Зеркало" телеканалов ОРТ и РТР, нарушающих законодательство о выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации;

обеспечить в указанное время на перечисленных каналах трансляцию программ республиканского телевидения.

2. Обратить внимание Администрации Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, что грубые нарушения избирательного законодательства, допускаемые на ведущих телеканалах российского телевидения и других средствах массовой информации, могут существенно исказить результаты волеизъявления избирателей и способствовать обострению политической ситуации в России.

3. Поставить в известность Центральную избирательную комиссию Российской Федерации, что в случае продолжения грубых нарушений федерального избирательного законодательства Государственное Собрание Республики Башкортостан будет вынуждено рассмотреть вопрос о целесообразности проведения выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва на территории Республики Башкортостан.

4. Направить настоящее постановление в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, Государственную телерадиовещательную компанию "Башкортостан".

5. Настоящее постановление вступает в силу со дня его принятия".

Удовлетворяя требования заявителей о признании незаконным п. 1 оспариваемого постановления с момента его принятия, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что п. 1 данного постановления ГС РБ является незаконным, поскольку ГС РБ вышло за пределы своих компетенций и полномочий, неправомерно разрешило вопрос, относящийся к компетенции суда. Введение п. 1 постановления ГС РБ запрета, прекращения трансляции названных выше передач противоречит действующему законодательству и нарушило права граждан, включая заявителей, проживающих на территории Республики Башкортостан на свободный поиск, свободное получение информации и ограничило свободу массовой информации. Так как п. 1 оспариваемого постановления нарушено неимущественное право заявителей на свободный поиск, свободное получение информации, свободу массовой информации, они вправе были требовать и компенсации морального вреда.

Вывод суда основан на исследованных материалах, соответствует собранным по делу доказательствам, мотивирован и соответствует действующему законодательству.

Проанализировав положения действующего законодательства, в частности, ст. ст. 66, 72, 73, 77 Конституции РФ, ст. ст. 1, 4, 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 22 сентября 1999 г., ст. ст. 79 - 89 Конституции Республики Башкортостан, суд правильно указал в решении, что в содержащихся в этих законодательных актах правовых нормах отсутствует право ГС РБ как законодательного органа субъекта РФ на прекращение распространения продукции СМИ.

Обоснованно в решении указано и на то, что возложение обязанности на ГТРК "Башкортостан" временно приостановить трансляцию на территории РБ вышеуказанных передач, содержащейся в п. 1 постановления ГС РБ, свидетельствует о наложении запрета на распространение продукции СМИ, под которым согласно ст. 2 Закона РФ "О СМИ" понимается, в том числе, трансляция телепрограмм (вещание), прекращении распространения продукции СМИ.

Правильно суд сослался в подтверждение своего вывода и на п. 5 ст. 29 Конституции РФ, ст. ст. 1, 3 ч. 1, 25 ч. 4 Закона РФ "О СМИ", ст. 33 ч. 6 Конституции Республики Башкортостан, в соответствии с которыми в Российской Федерации и Республике Башкортостан гарантируется свобода массовой информации, цензура массовой информации, включая наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, запрещается, а распространение продукции СМИ может быть прекращено по решению суда в случаях, предусмотренных законом.

Довод о тенденциозности, необоснованности, противоправности содержания названных телепередач, как правильно указано в решении суда, не является основанием для изменения установленного законом порядка прекращения распространения продукции СМИ, тем более, что предметом спора являлись вопрос о соблюдении ГС РБ своих компетенций и полномочий, об обеспечении им защиты права граждан на свободу массовой информации и вопрос соблюдения порядка прекращения распространения продукции СМИ.

Обоснованно не принята во внимание и ссылка представителя ГС РБ на п. 6 ст. 60 ФЗ "О выборах... ", поскольку в нем не закреплено право органа законодательной власти субъекта РФ не принятие решения, которое содержится в п. 1 оспариваемого постановления.

В подтверждение вывода о нарушении прав заявителей на свободный поиск, свободное получение информации, свободу массовой информации суд правильно сослался на положение ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 29 Конституции РФ, ст. 33 Конституции Республики Башкортостан.

В случае нарушения прав граждан указанными СМИ, ГС РБ не лишено было возможности поставить вопрос о приостановлении, либо прекращении трансляции передач в установленном законом порядке.

В связи с чем доводы жалобы о том, что ГС РБ лишено было возможности действовать по иному являются несостоятельными.

С утверждением в жалобе о том, что действия ГС РБ являлись правомерными согласиться нельзя, так она противоречит перечисленным выше нормам как федерального, так и законодательства Республики Башкортостан.

Довод о том, что право заявителей на свободный поиск и свободное получение информации не нарушено не основан на Законе.

То обстоятельство, что постановлением ГС РБ фактически была ограничена свобода массовой информации не оспаривается и в кассационной жалобе.

В подтверждение довода о причинении заявителям морального вреда суд в своем решении сослался на объяснения, которые в силу положений ГПК РСФСР (ст. 49) являются доказательствами по гражданскому делу, и которым дана правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР.

В связи с чем с доводом о том, что отсутствуют доказательства причинения заявителям морального вреда, согласиться нельзя.

Доводы заявителей о причинении им морального вреда в судебном заседании опровергнуты не были.

С утверждением о рассмотрении дела с нарушением статьи 114 ГПК РСФСР согласиться нельзя.

Возражений против рассмотрения дела Верховным Судом Республики Башкортостан заинтересованные лица в судебном заседании не заявляли.

Кроме того, оспариваемый правовой акт затрагивает права неопределенного круга граждан и в силу п. 4 ст. 27 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" дело о признании его незаконным подлежит рассмотрению судом одного уровня с тем органом, который издал правовой акт.

Суд правильно не согласился и с утверждениями заявителей о необходимости взыскания компенсации морального вреда по приведенной ими методике, предложенной профессором Э., поскольку, как обоснованно отражено в решении суда, эта методика не получила законодательного закрепления.

Вывод суда о необходимости взыскания в пользу заявителей по 40 руб. в счет компенсации морального вреда мотивирован. При этом учитывались требования разумности и справедливости.

В связи с этим доводы жалобы К., К.Д. и С. о неправильном определении размера денежной компенсации в возмещение морального вреда не могут быть приняты во внимание и повлечь отмену решения суда в указанной части.

Нарушение норм процессуального и материального права, которое привело или могло привести к неправильному разрешению данного дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в кассационных жалобах, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 февраля 2000 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Государственного Собрания Республики Башкортостан, К., К.Д. и С. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"