||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 апреля 2000 г. N 46-Г00-04

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нечаева В.И.

судей Горохова Б.А.,

Харланова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 28 апреля 2000 г. по кассационному протесту прокурора, кассационным жалобам Х. и Самарского областного Центра усыновления, опеки и попечительства на решение Самарского областного суда от 7 сентября 1999 г. по заявлению гражданки Канады Х. об установлении удочерения И.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителя заявительницы адвоката Л. (доверенность от 20.04.2000 г.), представителя Самарского областного Центра усыновления, опеки и попечительства Д. (доверенность от 20.04.2000 г. N 655), заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коптевой Л.И., полагавшей решение суда отменить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

гражданка Канады Х. обратилась в Самарский областной суд с заявлением об установлении удочерения И., 15 декабря 1998 г. рождения, находящейся на воспитании в доме ребенка г. Тольятти.

Решением Самарского областного суда от 7 сентября 1999 г. заявление Х. было оставлено без удовлетворения по тем основаниям, что такое удочерение суд посчитал не соответствующим интересам ребенка, поскольку заявительница не состоит в браке, работает на ответственной должности в таможенных органах Канады, имеет на содержании удочеренную С., 17 декабря 1996 г. рождения, и не сможет осуществлять надлежащий уход еще за одним малолетним ребенком, страдающим рядом заболеваний.

В качестве основания для отказа в удовлетворении заявления Х. суд указал то, что она совместно проживает с Б., также удочерившим С., который по российскому законодательству не может быть усыновителем ребенка одновременно с лицом, с которым он не состоит в браке. Знакомые совместно проживающего с Х. и Б. сына последнего М., 25 октября 1984 г. рождения, отрицательно относятся в международному усыновлению и это вызывает у М. переживания.

В решении указано также на то, что суду не представлены данные о том, что И. не может быть удочерена в России.

В кассационных жалобах Х., Самарского областного Центра усыновления опеки и попечительства и в кассационном протесте прокурора поставлен вопрос об отмене решения, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 4 ст. 124 СК РФ усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников.

Из материалов дела усматривается, что в региональный банк данных И. была поставлена на учет 24 февраля 1999 г., со 2 апреля 1999 г. она состоит на учете в государственном банке данных, но до настоящего времени востребована для усыновления российскими гражданами не была.

Из объяснений представителей органа опеки и попечительства в суде следует, что на учете в региональном банке данных вместе с И. состояли 377 детей, из них в возрасте до 1 года - 117; кандидатов на усыновление было всего 29, их которых удочерить девочку в возрасте до 1 года хотела только одна пара кандидатов, и их желание было удовлетворено.

При таких обстоятельствах дела вывод суда об отсутствии данных о попытках устройства И. в семью российских граждан обоснованным быть признан не может.

Не может быть признан обоснованным и вывод суда о том, что удочерение девочки заявительницей противоречит российскому законодательству.

Перечень лиц, которые не могут быть усыновителями, приведен в ст. 127 СК РФ. Заявительница в этот перечень не входит и может быть усыновителем, тем более, что ранее она уже удочерила российского ребенка и успешно справляется с его воспитанием.

Довод суда о том, что Х. и Б. не состоят в браке, в связи с чем они не могут быть усыновителями одного ребенка, по данному делу правового значения не имеет, поскольку в суд с заявлением об установлении удочерения Х. обратилась одна, а не совместно с Б. Российскому законодательству усыновление ребенка лицом, не состоящим в браке, не противоречит.

Заявительница в суде объясняла причины, по которым она не вступает в брак с Б., причем ссылалась на то, что эти причины напрямую связаны с имущественными интересами ее детей и с ее служебными взаимоотношениями с Б. Суд в решении доводы заявительницы не оценил и оставил без внимания такие существенные для данного дела обстоятельства, как то, что канадским законодательством признаются фактические браки, что Б. удочерил российскую девочку и совместно с заявительницей ее воспитывает, что он выразил согласие на удочерение заявительницей еще одного российского ребенка, имеет намерение удочерить совместно с заявительницей и этого ребенка.

Ссылка суда на негативное отношение приятелей сына Б. к международному усыновлению не является основанием для отказа Х. в удочерении И., поскольку данное обстоятельство, само по себе нуждающееся в дополнительной проверке, не входит в перечень обстоятельств, приведенных в ст. 127 СК РФ и препятствующих установлению удочерения.

Довод суда о том, что удочерение И. Х. не соответствует интересам ребенка, противоречит материалам дела и сделан без учета и проверки юридически значимых для данного дела обстоятельств.

Из материалов дела усматривается, что материальное положение Х. позволяет обеспечить второму ребенку хорошие условия жизни и воспитания, позволит вылечить имеющиеся у девочки заболевания. По характеру работы заявительница может взять отпуск для ухода за ребенком, а ее способность обеспечить воспитание детей и надлежащий уход за ними подтверждается опытом предыдущего удочерения. Представленные в подтверждение этих обстоятельств доказательства судом не проверены и не оценены, в связи с чем вынесенное по делу решение не может быть признано соответствующим требованиям ст. ст. 50 и 197 ГПК РСФСР.

Решение суда, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права, подлежит отмене на основании п. п. 1, 3 и 4 ст. 306 ГПК РСФСР.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки, проверить все юридически значимые для дела обстоятельства и принять решение по существу заявленных требований с учетом представленных участвующими в деле лицами доказательств.

На основании п. 2 ст. 305, ст. ст. 306, 311 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Самарского областного суда от 7 сентября 1999 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"