||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 января 2000 года

 

Дело N 5-В99-274

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                            Нечаева В.И.,

                                                     Горохова Б.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 14 января 2000 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда России на решение Таганского межмуниципального суда г. Москвы от 19 мая 1998 г. и постановление президиума Московского городского суда от 4 ноября 1999 г.

Заслушав доклад судьи В.И. Нечаева, объяснения представителя А. - Л. и представителя Министерства топлива и энергетики России Д., заключение помощника Генерального прокурора России М.М. Гермашевой, полагавшей отменить судебные постановления, исследовав материалы дела, коллегия

 

установила:

 

А., работавший директором Уфимского энергетического колледжа, приказом начальника Управления по комплектованию и подготовке кадров Министерства топлива и энергетики Российской Федерации от 8 августа 1997 г. был освобожден от занимаемой должности по п. 1 ст. 254 КЗоТ Российской Федерации за грубые нарушения в учебной и финансово-хозяйственной деятельности, невыполнение требований Управления по комплектованию и подготовке кадров, а также Госкомнауки Республики Башкортостан.

Не согласившись с увольнением, А. обратился в суд с иском к Министерству топлива и энергетики Российской Федерации о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и денежной компенсации за моральный вред в сумме 100000 руб.

Решением Таганского межмуниципального суда г. Москвы от 19 мая 1998 г., оставленным без изменения постановлением президиума Московского городского суда от 4 ноября 1999 г., иск А. удовлетворен. В протесте поставлен вопрос об отмене данных решения суда и постановления президиума в связи с неправильным толкованием норм материального права и существенным нарушением норм процессуального права, повлекшим вынесение неправильных судебных постановлений. Обсудив доводы протеста, коллегия находит его подлежащим удовлетворению.

Из содержания контракта от 23 марта 1995 г. (л.д. 7 - 11) видно, что с А. был заключен контракт, срок действия которого был установлен с 1 марта 1995 г. до 1 марта 1998 г. (срочный трудовой договор). Между тем суд оставил это обстоятельство без внимания, несмотря на то, что оно имело значение для дела.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 29 КЗоТ Российской Федерации основанием прекращения трудового договора (контракта) является истечение срока (п. п. 2 и 3 ст. 17), кроме случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения. Как видно из материалов дела, суд вынес решение, которым А. восстановлен в должности директора Уфимского энергетического колледжа, 19 мая 1998 г., тогда как трудовой контракт с министерством у него должен был уже (1 марта 1998 г.) фактически закончиться. Поэтому, если суд признал, что увольнение А. по указанным в приказе основаниям произведено с нарушением закона, он должен был указать об этом в решении, но восстанавливать его на работе после прекращения действия контракта, суд был не вправе. Не исключена была также в данном случае возможность изменения формулировки прекращения трудового договора на п. 2 ст. 29 КЗоТ Российской Федерации, если бы истец заявил требование об этом. Суд же, восстановив А. на прежнем месте работы, фактически изменил вид трудового договора А. с министерством. Если между А. и министерством по контракту существовал срочный трудовой договор, то по решению суда, вынесенному после окончания действия трудового договора по контракту, между ними установлен трудовой договор на неопределенный срок. Это суд по своей инициативе не вправе был делать.

Оставляя решение суда без изменения, президиум указал, в частности, что рассмотрение вопроса об изменении формулировки увольнения А. противоречило бы заявленному им иску, а также лишило бы суд возможности принять решение по иску в части оплаты всего времени прогула, что явилось бы нарушением прав истца и противоречило бы требованиям трудового законодательства. Однако с этим согласиться нельзя. Судом защищается нарушенное право гражданина. В случае же если в судебном заседании будет установлено об отсутствии у него такого права, то суд вправе отказать гражданину в исковом требовании.

Нельзя также согласиться с указанием президиума на право ответчика рассмотреть вопрос о расторжении контракта с истцом в связи с окончанием его срока при исполнении данного решения суда. Такое право у ответчика имелось бы, если бы суд удовлетворил требование А. о признании его увольнения незаконным и отказал ему в требовании о восстановлении на работе в связи с прекращением действия трудового контракта. После вынесения 19 мая 1998 г. решения о восстановлении истца на работе у администрации отсутствуют основания расторгнуть трудовой контракт с ним в связи с окончанием его срока. Суд, восстановив А. на работе, фактически продлил действие контракта после 1 марта 1998 г., в связи с чем срочный трудовой договор был трансформирован в трудовой договор на неопределенный срок.

Одним из оснований увольнения А. явилось то, что в колледже допущены необоснованные доплаты (в 1997 г. на сумму 29000000 руб.) управленческому персоналу колледжа без разрешения вышестоящих организаций. Между тем это обстоятельство полно и всесторонне не исследовалось в судебном заседании: суждение по нему не было дано судом в решении.

Удовлетворяя требование А. о восстановлении на работе, суд указал на то, что превышение количества принятых в колледж граждан против плана приема не повлекло каких-либо отрицательных последствий. Однако с таким основанием, послужившим поводом к удовлетворению иска, согласиться нельзя. Согласно п. 1 ст. 254 КЗоТ Российской Федерации помимо оснований, предусмотренных в статьях 29 и 33 настоящего Кодекса, трудовой договор (контракт) руководителя предприятия, учреждения, организации (филиала, представительства, отделения и другого обособленного подразделения) может быть прекращен в случае однократного грубого нарушения им трудовых обязанностей. По смыслу приведенной нормы права само однократное грубое нарушение руководителем трудовых обязанностей является достаточным основанием для прекращения трудового договора; какие-либо отрицательные последствия, вызванные этим нарушением, не являются обязательным условием для применения п. 1 ст. 254 КЗоТ Российской Федерации.

Судом указано также, что ответчиком не представлено каких-либо доказательств в подтверждение превышения фонда заработной платы управленческому и обслуживающему персоналу по отношению к фонду оплаты труда преподавателей, а также в подтверждение того, с кем из арендаторов не были оформлены официальные договоры аренды помещений. Однако это не соответствует действительности. В материалах дела имеются объяснения истца, представителей ответчика, ксерокопия справки по итогам проверки финансово-хозяйственной деятельности и состояния учебно-воспитательной работы Уфимского энергетического колледжа, ксерокопии арендных договоров. Объяснения и ксерокопии названных документов касаются указанных обстоятельств и являются доказательствами по настоящему делу. Этим доказательствам суду в силу ст. 54 Гражданского процессуального кодекса РСФСР необходимо было дать оценку на основании беспристрастного, всестороннего и полного рассмотрения имеющихся в деле доказательств в их совокупности.

Кроме того, требует проверки в судебном заседании утверждение представителей министерства о том, что справка по итогам проверки финансово-хозяйственной деятельности и состояния учебно-воспитательной работы Уфимского энергетического колледжа от 20 марта 1997 г. поступила в министерство в начале августа 1998 г.

Что касается вывода суда о том, что у А. не было затребовано перед увольнением письменное объяснение, то это обстоятельство, само по себе не является основанием к удовлетворению иска.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, определить, какие обстоятельства имеют значение для дела и какой из сторон они подлежат доказыванию, поставить их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, создать необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела и вынести законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. ст. 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, коллегия

 

определила:

 

отменить решение Таганского межмуниципального суда г. Москвы от 19 мая 1998 г., постановление президиума Московского городского суда от 4 ноября 1999 г. и направить дело на новое рассмотрение в тот же межмуниципальный суд.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"