||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 декабря 1999 г. N 206пв-99

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    Председателя                                    Лебедева В.М.,

    членов Президиума                               Петухова Н.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                      Верина В.П.,

                                                   Меркушова А.Е.,

                                                     Смакова Р.М.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                   Кузнецова В.В.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                      Попова Г.Н.,

    с участием заместителя Генерального прокурора

    Российской Федерации                             Катышева М.Б.

 

рассмотрел по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Жуйкова В.М. на решение Одинцовского городского суда Московской области от 6 мая 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 июля 1997 года, постановление президиума Московского областного суда от 10 августа 1999 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 1999 года дело по иску О. к М., П. и администрации Одинцовского района Московской области о признании недействительными договора о передаче комнаты в коммунальной квартире в собственность П., договора дарения комнаты М. и о признании за ней и ее несовершеннолетней дочерью права на освободившуюся комнату.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения ответчика М. и адвоката Тимофеевой Д.С. в защиту его интересов, объяснения истицы О., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Катышева М.Б., полагавшего состоявшиеся по делу судебные постановления оставить без изменения, протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Жуйкова В.М. - без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

О. обратилась в суд с иском к М., П. и администрации Одинцовского района Московской области о признании недействительными - договора от 7 марта 1995 года о передаче комнаты размером 17 кв. м в двухкомнатной коммунальной квартире <...> в собственность П., договора дарения этой комнаты М. от 16 марта 1995 года и о признании за ней и ее несовершеннолетней дочерью права на комнату размером 17 кв. м на основании ст. 16 Закона Российской Федерации "Об основах федеральной жилищной политики".

В обоснование своих требований О. указала на то, что является нанимателем комнаты размером 9,0 кв. м в этой же квартире и согласия на приватизацию всей квартиры или комнаты П. не давала. П., незаконно приватизировав свою комнату, не вправе была дарить ее М., а местная администрация - регистрировать сделки с комнатой П. П. выехала на другое постоянное место жительства, в связи с чем комната размером 17 кв. м, нанимателем которой она была, как освободившаяся должна быть передана ей (О.) в дополнение к комнате размером 9 кв. м, как нуждающейся в улучшении жилищных условий.

Решением Одинцовского городского суда от 6 мая 1997 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 июля 1997 года, иск О. был удовлетворен.

Постановлением президиума Московского областного суда от 10 августа 1999 года был оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на указанные судебные постановления.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 1999 года протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на эти судебные постановления также был оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Жуйкова В.М. поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений как вынесенных с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Признавая договор приватизации комнаты размером 17 кв. м в квартире <...> недействительным, суд указал на то, что он противоречит требованиям ст. 4 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 года N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и п. 8 Примерного положения о бесплатной приватизации жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденного решением коллегии Комитета Российской Федерации по муниципальному хозяйству от 18 ноября 1993 года, которыми не предусмотрена возможность приватизации комнаты в коммунальной квартире без согласия других совершеннолетних граждан, проживающих в данной квартире. Такого согласия в данном случае не имелось.

В связи с тем, что комната размером 17 кв. м, по мнению суда, приватизирована незаконно, договор дарения этой комнаты М. суд также признал недействительным. Признавая право за О. на комнату 17 кв. м, суд пришел к выводу о том, что П. выехала на другое постоянное место жительства в Тамбовскую область, а освободившаяся в связи с этим комната подлежит передаче в пользование О., нуждающейся в улучшении жилищных условий. Эти выводы суда являются неправильными.

Статьями 1 и 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 года N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями) гражданам, занимающим жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда по договору найма или аренды, предоставлено право с согласия всех совместно проживающих членов семьи приватизировать эти помещения, т.е. получить их бесплатно в собственность.

Целью этого Закона, как указано в части 2 его преамбулы, является создание условий для осуществления права граждан на свободный выбор способа удовлетворения потребностей в жилье, а также улучшения использования и сохранности жилищного фонда.

В силу статьи 19 Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом.

Исходя из этого конституционного положения, право на бесплатную приватизацию занимаемых гражданами жилых помещений должно быть представлено в равной мере всем нанимателям и членам их семей, независимо от того, какое жилое помещение является предметом договора найма: отдельная квартира или комната в коммунальной квартире.

Ограничение права на приватизацию жилых помещений для нанимателей комнат в коммунальных квартирах лишает их права и возможности по достижению указанных в Законе Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" целей, ставит их в неравное положение с нанимателями, проживающими в более благоприятных условиях - в отдельных квартирах; в зависимость от соседей по коммунальной квартире, которые в силу тех или иных причин могут не желать приватизировать занимаемые ими жилые помещения, лишая этим указанного права других нанимателей.

В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ограничение права нанимателя жилого помещения в коммунальной квартире на самостоятельную, независимо от воли других нанимателей, проживающих в той же квартире, приватизацию жилого помещения не отвечает ни одной из указанных в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации целей и потому является недопустимым. Такая приватизация не ущемляет права нанимателей жилых помещений в той же коммунальной квартире, поскольку у собственника приватизированного жилого помещения не возникает в связи с этим никаких дополнительных прав на места общего пользования в этой квартире и тем более на жилые помещения, занимаемые соседями.

Различный правовой статус жилых помещений в одной коммунальной квартире, когда часть жилых помещений является объектом договора найма, а другая часть - объектом права собственности, допускает другой федеральный закон - Закон Российской Федерации от 24 декабря 1992 года N 4218-1 "Об основах федеральной жилищной политики". В силу ст. 16 этого Закона освобождающееся в коммунальной квартире жилое помещение - при отсутствии в квартире граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, или граждан, имеющих жилую площадь менее установленной нормы на одного человека, - передается иным нанимателям этой квартиры по договору аренды или купли-продажи, т.е. в последнем случае - в собственность.

В результате применения этого Закона в одной коммунальной квартире одновременно оказываются проживающими наниматели и собственники жилых помещений. В этом случае законодатель нарушений прав нанимателей жилых помещений в коммунальных квартирах не усмотрел.

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" внимание судов обращено на положения ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации о высшей юридической силе Конституции и о ее прямом действии и применении на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этими конституционными положениями Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил судам необходимость оценки содержания закона или иного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Применительно к настоящему делу суд должен был учесть положения ст. 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации о равенстве граждан перед законом вне зависимости от каких-либо обстоятельств и, исходя из названных положений, оценить правомерность содержащегося в части первой статьи 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" запрета приватизации жилых помещений в коммунальных квартирах, имея в виду, что применительно к этим жилым помещениям отсутствуют объективные основания для установления различий в праве на их приватизацию, а сам запрет означает фактически законодательное закрепление неравенства прав граждан в зависимости от условий их проживания.

Неправомерность запрета приватизации коммунальных квартир усматривается из содержания самого указанного Закона, который, с одной стороны, провозглашает всеобщность права на приватизацию гражданами занимаемых жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищного фонда (преамбула и статьи 1, 2, 11), а с другой стороны, устанавливает ничем не мотивированный запрет на приватизацию коммунальных квартир (часть 1 статьи 4).

В результате применения судом Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" оказались нарушенными права П. и М., которому после приватизации П. подарила комнату размером 17 кв. м.

Решение суда вынесено не только с неправильным толкованием норм Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", но и с неправильным их применением.

Довод суда о том, что указанным Законом не допускается возможность приватизации комнаты в коммунальный квартире без согласия других нанимателей жилых помещений в той же квартире, не соответствует содержанию норм Закона и является ошибочным.

В части первой статьи 4 данного Закона в редакции от 4 июля 1991 г. содержался запрет на приватизацию жилых помещений в коммунальных квартирах, а в части второй той же статьи допускалась возможность приватизации коммунальных квартир по решению местных Советов народных депутатов, предприятий, учреждений с учетом мнения коллективов.

Закон Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4199-1 "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", сохранив запрет на приватизацию жилых помещений в коммунальных квартирах, принял новую редакцию части второй статьи 4, предусмотрев в ней право собственников жилищного фонда или уполномоченных ими органов, а также предприятий, за которыми закреплен жилищный фонд на праве полного хозяйственного ведения, и учреждений, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, принимать решения о приватизации коммунальных квартир.

Внесенные в Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" изменения и дополнения не связывали возможность приватизации коммунальных квартир с волеизъявлением всех нанимателей жилых помещений в этих квартирах. Приватизация в таких случаях зависела от усмотрения собственника, не ограниченного какими-либо нормативно-правовыми предпосылками.

Такие предпосылки были сформулированы лишь в Примерном положении о бесплатной приватизации жилищного фонда в Российской Федерации, утвержденном решением коллегии Комитета Российской Федерации по муниципальному хозяйству от 18 ноября 1993 г. N 4, предусмотревшем в п. 8 положение о том, что при приватизации коммунальных квартир приватизации подлежит квартира в целом при волеизъявлении всех нанимателей жилых помещений в этой квартире с согласия совершеннолетних членов их семей на приватизацию.

Эта норма, при ее толковании как запрещающей приватизацию отдельных комнат в коммунальных квартирах без согласия соседей, противоречила содержанию ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", поскольку неправомерно вводила дополнительные ограничения права граждан на приватизацию жилых помещений, не предусмотренные в самом Законе, и в силу ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации применению не подлежала. Кроме того, эта норма допускает и другое толкование, поскольку может рассматриваться как рекомендация собственникам жилого фонда в своих региональных нормативно-правовых актах предусмотреть такое правило в отношении коммунальных квартир при разрешении на их приватизацию. И в этом случае рекомендацию по введению незаконного и ничем не обоснованного ограничения прав граждан на приватизацию занимаемых ими жилых помещений нельзя признать правомерной.

Из материалов дела усматривается, что в соответствии с ч. 2 ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" решением Собрания представителей Одинцовского района Московской области от 23 ноября 1994 г. N 16 была утверждена новая редакция Положения о приватизации жилищного фонда в Одинцовском районе, в соответствии с п. 2.14 которого наниматели комнат в коммунальных квартирах вправе приватизировать как всю квартиру, так и свои комнаты независимо от желания соседей по квартире участвовать в приватизации (л.д. 52 - 53).

Таким образом, при передаче комнаты размером 17 кв. м в собственность П. было соблюдено требование ч. 2 ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" о получении согласия собственника жилого фонда на приватизацию жилых помещений в коммунальных квартирах.

Решение суда незаконно и в части удовлетворения требования истицы о признании за ней права на комнату размером 17 кв. м в дополнение к занимаемой комнате размером 9 кв. м.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации "Об основах федеральной жилищной политики" освобождающиеся изолированные жилые помещения в коммунальных квартирах, где проживают несколько нанимателей, должны предоставляться проживающим в этой квартире гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, а при отсутствии таковых - гражданам, имеющим жилую площадь менее установленной нормы на одного человека (при этом учитывается право на дополнительную жилую площадь).

Комната размером 17 кв. м ни при ее передаче в собственность П. в порядке приватизации, ни при ее передаче М. по договору дарения не освобождалась. При приватизации комнаты изменились правовые основания пользования этим жилым помещением для П., а при отчуждении комнаты М. ему были переданы все права П., в том числе и право пользования комнатой. При таких условиях признание сделок с комнатой размером 17 кв. м само по себе правовых последствий для О. не порождает, а является основанием для применения последствий недействительности сделок, предусмотренных ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации. В суде вопрос о приведении участников сделок в первоначальное положение никем, в том числе истицей, не поднимался и судом не разрешался, хотя этот вопрос в обязательном порядке подлежал рассмотрению при применении последствий недействительности сделок.

Удовлетворяя требования истицы о признании оспоренных ею сделок с комнатой размером 17 кв. м, суд не учел, что права О. этими сделками нарушены не были. При отсутствии у нее права на получение спорной комнаты в порядке, предусмотренном ст. 16 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", не имелось и оснований для удовлетворения ее требований о признании недействительными сделок с этой комнатой, совершенных П. и М., поскольку никакие права О., кроме несуществующего права на получение не освобождавшейся в квартире комнаты, этими сделками не затрагивались.

Решение суда вынесено с неправильным применением норм материального права и подлежит отмене в соответствии с п. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

Учитывая, что существенные по делу обстоятельства установлены достаточно полно, но судом допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, решение суда в соответствии с п. 5 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в иске О. к П., М. и администрации г. Одинцово о признании недействительными договоров приватизации и дарения комнаты и о признании права на эту жилую площадь.

На основании п. 5 ст. 329, п. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

решение Одинцовского городского суда Московской области от 6 мая 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 июля 1997 года, постановление президиума Московского областного суда от 10 августа 1999 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 1999 года отменить.

Не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, вынести новое решение, которым в иске О. к П., М. и администрации г. Одинцово о признании недействительными договора N 7/2072 от 7 марта 1995 года о передаче комнаты размером 17 кв. м в коммунальной квартире по адресу: <...> - в собственность П., договора дарения этой комнаты М., от 16 марта 1995 года и о признании за ней права на указанную комнату отказать.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"