||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 декабря 1999 года

 

Дело N 29-Вп99-17

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 27 декабря 1999 г. гражданское дело по иску С. к механизированной колонне N 41 о возмещении ущерба по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ на решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 17 июля 1996 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей протест подлежащим удовлетворению, Судебная коллегия

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к механизированной колонне N 41 (ныне - акционерное общество закрытого типа "Пензаэлектросетьстрой") о возмещении ущерба, причиненного пожаром. В обоснование своих требований С. указал на то, что 12 октября 1993 г. на территории станции Шнаево Городищенского района Пензенской области сгорел дом, принадлежавший его родителям и в котором проживал он. Дом сгорел по той причине, что работники (электромонтеры) МК-41 вблизи его дома провели временную электропроводку, монтирование которой не соответствовало требованиям Правил установки электропередачи, а поэтому при контактах с конструкциями дома вызвало его возгорание, в результате чего от ожогов погибла его мать, а также сгорел дом и имущество.

Решением Железнодорожного районного суда г. Пензы от 17 июля 1996 г. С. отказано в иске.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию Верховного Суда РФ из-за отсутствия кворума в президиуме Пензенского областного суда, ставится вопрос об отмене решения суда и направлении дела на новое рассмотрение по мотиву того, что вывод по делу не основан на обстоятельствах дела, которые можно считать установленными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Отказывая С. в иске, суд признал установленным и исходил из того, что истец не представил доказательств принадлежности ему сгоревшего дома и находившегося в нем имущества, а также не представил доказательств того, что причиной пожара явилось короткое замыкание в электропроводке, протянутой над верандой сгоревшего дома.

Однако эти выводы суда в нарушение норм гражданского процессуального законодательства сделаны по недостаточно полно проверенным материалам дела, что лишило суд возможности правильно применить нормы материального права.

Вывод суда об отсутствии у С. права предъявлять требования о возмещении ущерба по мотиву отсутствия у него надлежащего оформления права на наследство после смерти отца не основан на законе.

Из дела видно, что С. с 1985 г. проживал вместе с отцом в доме, принадлежащим последнему, находящимся на станции Шнаево. После смерти отца в 1986 г. С. в доме проживал один, а в летнее время - с матерью, приезжавшей к нему из Челябинской области, то есть фактически принял наследство.

Как установлено судом, у С. имеются брат и две сестры, которые, как они утверждали при их допросе в порядке судебного поручения, а также по их письменным объяснениям, направленным в адрес Железнодорожного районного суда г. Пензы, отказались от наследственных прав на имущество отца в пользу истца (л.д. 240, 167 - 168, 261 т. 1).

То обстоятельство, что С. в установленном законом порядке не оформил своих прав на дом после смерти отца, не является основанием к отказу ему в иске по этому основанию, поскольку фактическое принятие наследства равнозначно принятию наследства в нотариальном порядке и получение свидетельства о праве на наследство является правом, а не обязанностью наследника (ст. ст. 546, 557 ГК РСФСР).

Нельзя согласиться и с суждением суда в части того, что суду не были представлены доказательства о вине ответчиков в возникновении пожара. Приходя к такому выводу, суд в решении указал на то, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту пожара от 16 октября 1993 г. (л.д. 9 т. 1), в котором причиной пожара указано нарушение одним из ответчиков правил монтажа проводки, проходившей над крыльцом сгоревшего дома, отменено, а вынесенное 22 апреля 1996 г. по этому же факту постановление об отказе в возбуждении уголовного дела указывает на другие причины пожара (л.д. 119 - 121 т. 2).

Однако судом не выяснены причины различных выводов органа дознания об обстоятельствах пожара, оценки им, как доказательствам по делу, не дано и с учетом материалов дела по данному вопросу С. не разъяснено право и не предоставлена возможность обжаловать постановление от 22 апреля 1996 г. в судебном порядке.

Обосновывая свой вывод об отсутствии вины ответчиков в возникновении пожара, суд, как и орган дознания, сослался на техническое заключение специалиста испытательной пожарной лаборатории УГПС УВД Пензенской области от 15 апреля 1996 г. Р., который пришел к выводу о том, что причина пожара от искр короткого замыкания исключается (л.д. 119 - 121 т. 2).

В соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности.

Однако суд, положив в основу своего вывода об отсутствии вины ответчиков в возникновении пожара техническое заключение специалиста пожарной службы, не учел, что в материалах дела имеется и иная информация об обстоятельствах, предшествующих пожару, но они судом не были оценены и в решении суда не содержится никакой оценки по этим фактам. Кроме того, процессуальным законодательством не предусмотрено такого понятия, как "специалист" и такого вида доказательства, как "заключение специалиста", в связи с чем вопрос в указанной части должен был решаться в соответствии со ст. 74 ГПК РСФСР.

Из материалов дела видно, что дома жителей станции Шнаево снабжались электроэнергией от двух источников: дом С. и еще некоторые дома - от линии, находящейся на балансе железной дороги, а все остальные дома - от линии электропередачи, находящейся на балансе Городищенской РЭС.

В деле имеются данные о том, что по просьбе исполкома Навозабалковского сельского Совета электрические сети, от которых снабжались электроэнергией большинство жителей станции Шнаево, подлежали реконструкции, в связи с чем на некоторое время в августе - сентябре 1993 г. электроснабжение домов граждан было прекращено (л.д. 4, 64 т. 1).

Работники МК-41, которые по договору с заказчиком производили замену устаревших электросетей (л.д. 57 т. 1), проживавшие некоторое время на станции Шнаево, подвели к месту своего нахождения электричество, подключившись к той же линии, от которой производилось электроснабжение дома С. и которая принадлежала Кузнецкой дистанции Пензенского отделения Куйбышевской железной дороги.

Эта временная линия электропередачи от тягловой подстанции до дома, где проживали электрики, проходила поблизости от жилого дома С.

Данное обстоятельство подтверждено протоколом осмотра места происшествия от 12 октября 1993 г. (л.д. 67), осмотром места пожара, произведенным судом 13 мая 1994 г. (л.д. 112 т. 1), а также объяснениями самих электриков, которые были привлечены судом в качестве 3-х лиц: К.В.Ю., К.Н.Ю., которые пояснили, что они действительно подключились к линии электропередачи, принадлежащей железной дороге (л.д. 104 - 105 т. 1), а также С.В.Ф. (л.д. 94 оборот), который пояснил, что бригада электриков подключилась к железнодорожной подстанции самовольно.

В связи с этим суду следовало всесторонне проверить все обстоятельства, связанные с порядком и соблюдением всех правил безопасности при производстве работ, которые были выполнены бригадой электриков МК-41 при оборудовании временного электроснабжения своего места проживания на станции Шнаево путем проведения электропроводов вблизи дома С.

Данное обстоятельство суд необоснованно не признал юридически значимым. Суд не высказал суждения по поводу противоречий об очаге возгорания в вышеуказанных техническом заключении специалиста пожарной службы Р. (л.д. 119 - 121 т. 2), постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 22 апреля 1996 г. (л.д. 119 - 120) в сопоставлении с показаниями свидетелей: С.В.В. и К.В.С., которые пояснили, что снаружи горели веранда и крыльцо (л.д. 23 т. 1).

В соответствии со ст. 330 ГПК РСФСР неправильное применение или толкование норм материального права, а также существенное нарушение норм процессуального права, повлекшие вынесение незаконного решения, являются основанием к отмене судебных постановлений в надзорном порядке.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, более тщательно проверить доводы сторон, исследовав все доказательства в совокупности, и в соответствии с установленными материалами дела и требованиями закона разрешить спор.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 17 июля 1996 г. по делу по иску С. к МК-41 о возмещении ущерба отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

М.Н.ЛАВРЕНТЬЕВА

 

Судьи

Г.В.МАКАРОВ

Т.И.ЕРЕМЕНКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"