||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 декабря 1999 года

 

Дело No. 2-Г99-6

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Макарова Г.В.,

                                                      Маслова А.М.

 

рассмотрела в судебном заседании от 17 декабря 1999 г. гражданское дело по жалобе Л. на решение окружной избирательной комиссии Вологодского одномандатного округа No. 72 по кассационной жалобе Л. на решение Вологодского областного суда от 9 декабря 1999 г., которым постановлено: "в удовлетворении жалобы Л. об отмене решения окружной избирательной комиссии по Вологодскому одномандатному избирательному округу No. 72 от 17 ноября 1999 г. No. 9 "Об отказе в регистрации Л. кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва" отказать".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., объяснения Л. и его представителя Ф., представителя окружной избирательной комиссии М., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой, полагавшей кассационную жалобу Л. оставить без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Л. обратился в суд с жалобой на решение окружной избирательной комиссии Вологодского одномандатного округа No. 72 от 17 ноября 1999 г. No. 9, которым ему было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по избирательному округу No. 72 согласно п. 7 ст. 37, п. 13, 14 ст. 46, п. 2 ст. 42, подп. "б" и "в" п. 6 ст. 47 Закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", указав, что решение комиссии является неправомерным, так как недостоверных подписей (при исключении 151 подписи из 411 подписей) 260, что составляет 12,9% от проверенных, комиссия обязана была зарегистрировать еще 2 ноября 1999 г. При исключении из общего числа 53 недостоверных подписей, 174 подписей с неполной датой остается 358 или 13%, что давало основание для регистрации 3 ноября 1999 г. Включение комиссией после двух проверок еще 163 подписей недостоверными является незаконным, а 94 подписи из них являются фальсификацией. Общее число недостоверных подписей 149, что составляет 5,4% от 2745 проверенных, давало основание для принятия решения о его регистрации кандидатом в депутаты.

По делу постановлено вышеприведенное решение.

В кассационной жалобе Л. указывает о несогласии с решением суда, просит отменить его и постановить по делу новое решение - об удовлетворении его первоначальной жалобы.

В обоснование кассационной жалобы заявителем указывается на то, что суд необоснованно отклонил его ходатайство об исследовании итогов проверки в комиссии подписных листов 2 - 3 других кандидатов в депутаты Госдумы РФ, чем не обеспечил полноту исследования и обоснованность своего решения; комиссия в своем решении от 17 ноября 1999 г. отказала ему в регистрации кандидатом по мотиву неуказания инициаторами выдвижения места жительства кандидата, признав это существенным нарушением закона, и в то же время действует ранее принятое решение от 3 ноября 1999 г. о признании этого нарушения несущественным. 1 ноября 1999 г. ему был вручен "Протокол по итогам проверки подписных листов" и ведомости проверки подписных листов, что свидетельствует об окончании проверки. Решения комиссии от 3 ноября и 17 ноября 1999 г. об отказе в регистрации по причине выявления недостоверных подписей более 15% основаны на протоколе рабочей группы от 2 ноября 1999 г., который не может быть признан законным, копия протокола не была ему вручена в период не менее, чем за 12 ч до рассмотрения вопроса избирательной комиссией. Суд не дал должной оценки этим обстоятельствам, имеющим значение для дела.

В жалобе отмечается также, что представители комиссии в судебных прениях и прокурор, дававший заключение, в своих выступлениях ссылались на доказательства, полученные с нарушением требований закона или не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, но суд счел возможным это учитывать в качестве установленных обстоятельств при принятии решения. В то же время суд поставил под сомнение обязательность решения ЦИК РФ, в частности, в признании ЦИК РФ необоснованной выбраковки подписей в подписных листах с неполной датой внесения подписи. Суд подтвердил право нескольких людей в комиссии по формальным основаниям лишать 500 тыс. избирателей в Вологодской области возможности выбирать самим своего депутата.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Оставляя жалобу Л. без удовлетворения, суд первой инстанции исходил из того, что в нарушение требований п. 7, 8 ст. 37 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" ни при уведомлении об инициативе выдвижения кандидата, ни при подаче им заявления о согласии баллотироваться кандидатом по избирательному округу всех предусмотренных сведений о кандидате, в частности, адреса места жительства, сообщено не было, а поэтому решение избирательной комиссии от 17 ноября 1999 г. об отказе в регистрации заявителя кандидатом по этим основаниям является правильным.

Судом признано установленным, что при оформлении подписных листов в поддержку кандидата были допущены нарушения требований, предусмотренных ст. 44 названного выше Закона. При написании фамилии, имени отчества допускалось неразборчивое написание, сокращение слов, которое делает нечитаемым слово. В написании адресов у лиц, проживающих в городах, указывались только улицы, номер дома и квартиры, а нередко и улица в сокращении; у лиц, проживающих в сельской местности, указан только населенный пункт, в отдельных случаях и сельский совет, но не указан район. При заполнении паспортных данных не указана дата его выдачи, номер указан из трех цифр или год рождения и год выдачи паспорта указан один и тот же год. Избиратели, подписавшие подписные листы, не ставили дату подписи, а нередко за избирателя, указанного в подписном листе, подпись и дата ее внесения ставились другим лицом. Всего недостоверных подписей при первичной и дополнительной проверках на 2 ноября 1999 г. было выявлено и признано таковыми 695, что составляло 25,3% от проверенных подписей и являлось основанием для отказа в регистрации кандидата по решению избирательной комиссии от 3 ноября 1999 г.

В связи с отменой Центризбиркомом решения окружной избирательной комиссии от 3 ноября 1999 г. и пересмотра подписных листов недостоверными признано 21,6% подписей, а число достоверных подписей (4907) недостаточным (4940), что являлось основанием для повторного отказа в регистрации кандидата 17 ноября 1999 г.

Доводы Л. о нарушении окружной избирательной комиссией требований закона при проверке списков в ходе судебного разбирательства дела своего подтверждения не нашли. Поскольку при первичной проверке недостоверных подписей было обнаружено более 15%, проведение дополнительной проверки являлось правомерным действием комиссии (п. 13 ст. 46 вышеуказанного Закона), а утверждение о неправильном подсчете подписей является несостоятельным.

Судом признано необоснованным указание Л. на то, что по вопросу непредставления им сведений о месте жительства имеется решение комиссии от 3 ноября 1999 г., которое не отменялось Центральной избирательной комиссией, а поэтому окружная комиссия 17 ноября 1999 г. не вправе была принимать решение по данному вопросу. Суждение суда в этой части основано на том, что в мотивировочной части решения Центральной избирательной комиссии от 11 ноября 1999 г. указано на то, что по факту нарушений Л. п. 7, 8 ст. 37 Федерального закона не дана мотивированная оценка и в резолютивной части комиссия, отменив решение, обязала окружную избирательную комиссию обеспечить соблюдение требований выше указанного закона при рассмотрении вопроса о регистрации кандидата в депутаты Л. На этом основании комиссия не только вправе, но обязана была рассмотреть вопрос о выполнении Л. требований п. 7, 8 ст. 37 вышеуказанного Закона и, дав этому мотивированную оценку, ею 17 ноября 1999 г. было принято такое решение. Рассматривая жалобу Л. на решение комиссии от 17 ноября 1999 г. No. 9, которым Л. признан нарушившим требования п. 7, 8 ст. 37 вышеуказанного Закона, и что это нарушение является существенным, Центральная избирательная комиссия признала это решение правомерным.

Такое суждение суда первой инстанции является правильным, так как оно соответствует установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего избирательного права. Доводы кассационной жалобы заявителя не опровергают вывода суда. Мотивы этой жалобы аналогичны его первоначальному заявлению в суд и данным объяснениям, они являлись предметом внимания суда и им дана оценка, которая является правильной.

Указание в жалобе на то, что суд первой инстанции не обеспечил полноту исследования обстоятельств дела, так как необоснованно отклонил ходатайство заявителя о проверке подписных листов 3 других кандидатов в депутаты, а, следовательно, не выяснен вопрос о принципе равенства кандидатов, не может служить основанием к пересмотру дела.

Такое ходатайство судом обсуждалось, и в его удовлетворении было отказано, так как достоверность списков других кандидатов в депутаты не являлось предметом рассмотрения по данному делу, что следует признать правильным, поскольку вопрос о равенстве прав кандидатов в депутаты предметом оспаривания не заявлялся и основанием для отказа в регистрации Л. являлись другие конкретные обстоятельства (л.д. 186).

Нельзя согласиться с доводом жалобы о том, что наличие решения окружной избирательной комиссии от 3 ноября 1999 г., которым отсутствие сведений об адресе места жительства кандидата признано несущественным нарушением, исключало возможность признания этого же обстоятельства одним из оснований для отказа в регистрации по решению комиссии от 17 ноября 1999 г.

Как видно из решения Центральной избирательной комиссии РФ от 11 ноября 1999 г., решение Вологодской избирательной комиссии от 3 ноября 1999 г. было отменено в полном объеме, а, следовательно, при рассмотрении повестки дня 17 ноября 1999 г. последняя не была связана с ранее принятым, но отмененном решении. Указанное обстоятельство, а также то, что Центризбиркомом РФ 23 ноября 1999 г. жалоба Л. была оставлена без удовлетворения, не дают оснований согласиться в этой части с позицией кассатора (л.д. 45 - 49, 85, 86).

Судом первой инстанции на основании добытых доказательств учтены и оценены обстоятельства, связанные с решением вопроса относительно протокола по итогам проверки подписных листов и его вручение, в связи с чем нет оснований считать обоснованным указание в жалобе на то, что избирательной комиссией, а затем и судом, не были учтены положения п. 16 ст. 46 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ", предусматривающего порядок составления протокола и вручения его кандидату (л.д. 111, 112, 171, 173).

Ссылка в жалобе на то, что судом приняты во внимание доказательства, которые таковыми не могут являться, ничем не подтверждена, и изучение дела не дает оснований к такому суждению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Вологодского областного суда от 9 декабря 1999 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.Н.ЛАВРЕНТЬЕВА

 

Судьи

Г.В.МАКАРОВ

А.М.МАСЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"